«Они что, учат марсиан?» — задал вопрос академик Роберт Нигматулин после доклада представителя Министерства науки и высшего образования. На президиуме РАН 16 июня 2020 года ученым была представлена новая стратегия Министерства в сфере образования. Не только её суть, но и название — Программа стратегического академического лидерства — вызвала недоумение академиков.

Как понимать слово «академический»? В смысле «классический», «традиционный» или имеющий отношение к Академии наук? Если второй вариант, то РАН никто к разработке новой образовательной доктрины не приглашал. Теперь дают неделю на ознакомление и принятие какого-то решения. Какого?

«С периодичностью лет в пять приходят всякие инициативы. Инициативы в организации науки, образования. Этими инициативами заменяется конкретное дело. Я уже не могу этого терпеть, — возмутился академик Нигматуллин. — Все эти треки, траектории. Вместо того, чтобы решать кардинальные проблемы нашего образования — недофинансирование, низкие зарплаты преподавателей и профессоров, низкая оснащенность — вы подменяете это очередными разговорами. Была песня такая «Разговоры, разговоры, слово к слову тянется, разговоры стихнут скоро, а любовь останется». Я думаю, тут уже и любви скоро не останется».

Каких только инноваций в образовании за последнее время не было, напомнил ученый. Были федеральные университеты, национальные университеты, объединения университетов, инициативы по разделению аспирантуры. Каждая новая команда, приходя в министерство, выдвигает очередную стратегию. Пользы эти инициативы не принесут, убежден Нигматуллин.

«Коллеги, учить надо всех, — подчеркнул академик. — Почему нужно отобрать 100−120 университетов из 724? А остальные что? Они что учат марсиан? Что у нас российские люди должны учиться в слабых университетах?»

Возмущение ученого вызвало предложение министерства как бы забыть о Проекте 5−100. Госпрограмма была принята в 2012 году, плановое завершение намечено на 2020 год. Цель Проекта состояла в адаптации «российских университетов к мировым стандартам и включение их в международную образовательную среду». Теперь другой тренд или другие треки. По конкурсу будут отобраны 100 или 120 вузов, где наиболее успешно идет обучение. Им окажут поддержку. Это будут своеобразные флагманы образования, ориентированные на нацпроект «Наука».

Не ясно только, что с марсианами? А точнее, с теми, кто обучается в других вузах, которых не 100, а более 700 по всей России.

«Задача программы — привлечь дополнительные средства, причем не только бюджета, но и работодателей через консорциумы, и средства регионов, — пояснил цели новой стратегии заместитель министра науки и образования Дмитрий Афанасьев, добавив, что «да, на всех не хватает».

Тем не менее представитель министерства уверен, что увеличение числа вузов с 25, как в программе 5−100 до 100−150 — это существенный прогресс. Отвечая на упреки в неудачах предыдущих новаций в сфере высшей школы, замминистра предостерег от поспешных оценок.

«Нельзя относиться к прошлому только негативно. Мы видим, что у ряда вузов прогресс есть. И этот прогресс признается не только нашим сообществом, но и международным, — отметил он. — Наша команда молодая — министр 4 месяца, я — 2 месяца. Мы слушаем вас и слушаемся. Если что-то будем делать не так, вы нас поправите».

Поправлять, как стало ясно из дискуссии, академики не отказываются. Вот только делать это надо, во-первых, имея достаточно времени для оценки проекта, во-вторых, с обязательным включением такой помощи в правительственное постановление. Другими словами, это не должен быть какой-то факультатив или добровольно-принудительные консультации. Ученые хотят четко понимать свою задачу и отвечать за свои предложения.

«Первая задача вузов — готовить хороших выпускников для нашей экономики. В том числе и для науки, потому что наука — это тоже экономика. Это должен быть первый пункт, — подытожил дискуссию президент РАН Александр Сергеев. — Показателя нужности для нашего работодателя, которым является наука, там в явном виде нет. Давайте попробуем вместе сформулировать это».

Ориентир на национальную экономику, по словам главы РАН, должен перестроить и наше образование. Именно для этих целей и будут создаваться консорциумы — некие союзы вузов и исследовательских академических институтов или институтов госкорпораций.

«Консорциумы — это самые ближние работодатели для университетов, — отметил Сергеев. — Мы должны посмотреть, выпускники Национальных исследовательских университетов востребованы ли для этих институтов? Это могут быть академические институты или институты госкорпораций. Если мы увидим, что они востребованы, это и есть главная цель, которая поставлена для развития национальной экономики. Потом можем считать и рейтинги, и публикационную активность, и сколько иностранцев обучается».

Глава РАН убежден, что надо продвигать свое влияние за пределы России. И хорошо бы не только учить здесь, но и взять пример с США, которые со всего мира привлекают таланты. «А мы считаем, сколько мы выучили и вернули в Африку», — заключил президент РАН.

Читайте ранее в этом сюжете: Госдума установила возрастной ценз для руководства вузов и институтов