Пока народ ворчит на наличие коррупции в России, к слову, существующей во всех странах мира, только не столь афишируемой, прикрываемой понятием «конкуренция» с помощью различных экономических и политических инструментов, и удивляется, как же так получается, что различного рода происхождения бизнесмены или коррупционеры успевают удрать за границу, как только начинаются следственные действия, бизнес-омбудсмен Борис Титов пытается отделить зерна от плевел: судя по всему, доказать, что не все бегут или убежали от вины и правосудия, некоторые бегут или бежали от страха применения к ним не той буквы закона органами МВД и судами. Достаточно напомнить о наличии таких возможностей в рамках применения 210-й статьи, позволяющей привлекать предпринимателей не только к уголовной ответственности, но и утяжелять их вину за счет понятия «организованная преступная группировка». Или, как показали исследования Федеральной службы охраны (ФСО), которые прилагаются к ежегодному докладу, подготовленному уполномоченным при президенте по защите прав предпринимателей Борисом Титовым, опубликованные изданием «Ведомости», проводимые на основе опроса 279 экспертов и 189 предпринимателей в 36 регионах, респондентами которого выступали: адвокаты, прокуроры, правозащитники, ученые-юристы и бизнесмены, подвергавшиеся когда-либо уголовному преследованию, к 46,6% опрошенным вменялась статья 159 Уголовного кодекса (мошенничество), при этом в 19% случаев — в совокупности с другими составами преступлений. При этом более половины до начала уголовного преследования имели предпринимательский стаж более 10 лет. Несмотря на запрет арестовывать предпринимателей, почти каждый пятый опрошенный был заключен под стражу (23,8%), 9,5% — под домашний арест. Только в отношении 2,1% из них в качестве меры пресечения избирался залог. Сами предприниматели наиболее травмирующими для бизнеса назвали арест банковских счетов и контакты правоохранительных органов с контрагентами (по 16,9%), а также изъятие документов (16,4%). Арест оказался лишь на третьем месте исследования.

Рост онлайн
Рост онлайн
Александр Горбаруков © ИА REGNUM
Борис Титов
Борис Титов
Kremlin.ru

На самом деле задача у Бориса Титова непростая. С одной стороны, действительно существуют те бизнесмены, кто намеренно бежит, выводя капиталы из страны, вызывая всеобщее народное негодование. С другой — могут быть коррупционеры, которые на волне народного негодования начинают кошмарить весь оставшийся в России, заметим, интересный и лакомый бизнес по своему разумению или заказу конкурентов. Сегодня и вовсе в рамках существующих банковских стандартов можно хоть сколь угодно доводить бизнес, в том числе и банковский, до «убийства», позволяя конкурентам брать его практически голыми руками, чем и подводить бизнес к бегству от этих кошмаров или добровольному поднятию белого флага. Собственно, с третьей стороны стоит бизнес, который всего лишь действительно предпринимал попытки спасти положение дел, но в итоге оказавшийся на грани уголовного преследования. Тут, видимо, любой захочет сбежать, лишь бы не оказаться за решеткой, потому как доказать неумышленное причинение вреда может быть сложно или не хватит и жизни. И вот здесь крайне сложно отделить те самые зерна от плевел. Однако, не решив этой задачи, невозможно будет добиться расширения числа предпринимателей в стране, причем тех предпринимателей, кто ставит перед собой амбициозные задачи, ведь не секрет, что чем успешнее и крупнее становится бизнес, чем больше увеличиваются его обороты, чем эксклюзивней бизнес, тем больше он привлекает к себе внимания, становясь желанным объектом для конкурентов или просто для тех, кто хотел бы присоседиться к его доходам.

Ранее Верховным судом предлагалось передать в компетенцию суда присяжных все дела о преступлениях особой тяжести и преступлениях в сфере предпринимательской деятельности — если материалы не содержат сведений, составляющих гостайну. У идеи нашлись как сторонники, так и противники. Непонятно, кто и как будет входить в группу присяжных, может быть, как далекие от каких-либо знаний экономических процессов и в принципе функционирования того или иного бизнеса, так и бескрайне лояльные люди или, наоборот, обиженные на весь мир и тем более на предпринимателей, способных что-то делать, а не сидеть сложа руки, вызывая зависть окружающих. Говорилось и о том, что рассмотрение дел, таким образом, может затянуться, так как присяжные могут не являться в полном составе, что потребует переноса сроков судебного заседания на другую дату. Звучало мнение и о том, что присяжных можно подкупить, что создает определенные риски для исхода дел и вынудит искать механизмы отслеживания ситуации.

В суде
В суде
© ИА Красная Весна

Сейчас же, как пишут «Ведомости», Борис Титов предлагает узаконить онлайн-допросы в отношении беглых предпринимателей. По его мнению, это можно сделать путем использования одобренных правоохранительными органами систем видеоконференцсвязи. Данные о личности допрашиваемого могут быть заблаговременно удостоверены российским консульством либо такое подтверждение может проходить с использованием портала «Госуслуги» путем получения электронного QR-кода.

Предложение само по себе интересное. Но, может, расширить его действие и вообще ввести видеозапись в целом всех допросов и онлайн-трансляции из залов суда. Правда, непонятно, стоит ли все без исключения судебные слушания и все допросы проводить под видеозапись, конечно, кроме тех, где могут содержаться сведения о гостайне. Нужно будет определяться при этом, можно ли выкладывать в открытый доступ видеоматериалы допросов и судебных заседаний или они должны храниться в специальных архивах, доступ к которым могут иметь кроме уполномоченных органов участники тех или иных дел, а может быть, они должны храниться только у уполномоченных органов и участников дел с обязанностью о неразглашении информации, дабы не наносить ущерб имиджу одной из сторон дел, или, наоборот, с правом разглашения, что может стимулировать уполномоченные органы и бизнес быть честными и порядочными.