Черногорское государство пока не спешит идти навстречу Сербской православной церкви, стремящейся уладить путем переговоров спор вокруг закона о свободе вероисповедания, возникший в конце 2019 года. Президент страны Мило Джуканович недавно заявил о намерении добиваться автокефалии черногорской церкви, несмотря на то, что «Черногорская православная церковь», которая в 90-е годы была зарегистрирована в стране как неправительственная организация, за все это время так и не обзавелась паствой и не заручилась поддержкой признанных православных церквей.

Черногория
Черногория
Иван Шилов © ИА REGNUM

До того, как президент выступил с данным заявлением, в стране в очередной раз вспыхнули протесты православных верующих, вызванные задержанием епископа Будимлянско-Никшичского Иоанникия и еще восьми священников. Полиция заподозрила их в нарушении мер борьбы против эпидемии коронавируса, потому что 12 мая, в День святого Василия Острожского, в городе Никшич прошли традиционные крестные ходы с участием большого количества верующих и представителей Сербской православной церкви. Епископ и священники были освобождены после 72 часов задержания, и в настоящее время они готовятся предстать перед судом. Зависит ли мир в этой небольшой балканской стране от итогов спора православной церкви и государства, ИА REGNUM рассказывает профессор факультета политологии Университета в Белграде Часлав Копривица.

Протесты православных верующих в Черногории против так называемого закона о свободе вероисповедания, принятого в конце прошлого года, не утихают. Наоборот, после задержания епископа Иоанникия и еще восьми священников между недовольными гражданами и полицией на улицах черногорских городов произошли столкновения. Как Вы оцениваете риск возникновения более масштабного гражданского конфликта в Черногории в том случае, если власти страны усилят давление на православную церковь?

Епархии Сербской православной церкви
Епархии Сербской православной церкви
Ivan25

Когда речь идет о вероятности возникновения конфликта, стоит обратить внимание на два момента. Первый вопрос касается того, располагает ли государство репрессивным аппаратом — армией и полицией. В Черногории Агентство национальной безопасности предельно лояльно президенту страны Мило Джукановичу и поддерживает его антисербскую политику. По понятным причинам я не могу оценить, имеет ли сербский народ в Черногории возможность противостоять режиму Джукановича, который по всем признакам напоминает военные хунты в Латинской Америке 70-х и 80-х годов прошлого века.

Почему я говорю «военная хунта»? Потому что в Черногории в последнее время мы наблюдаем вопиющий пример полного отсутствия согласия между народом и властями по поводу самых главных политических вопросов. Но это совершенно не мешает черногорским властям действовать не только, не взирая на волю народа, но и прямо против нее.

Я хотел бы напомнить, что попытка отнять святыни у Сербской православной церкви — лишь последний момент в ряду подобных. До этого черногорские власти признали «независимость» Косово и Метохии, несмотря на то, что большинство граждан были против этого. Также Черногория вступила в НАТО без проведения всенародного референдума. Понятно, почему: согласно опросам, 85% населения выступило бы против такого решения. Там уже сложилась традиция безобразного игнорирования воли граждан со стороны властей, при этом не по каким-то незначительным вопросам, а наоборот, по самым насущным. Этот тип правления, когда власть не старается поддерживать даже видимость легитимности, похож на военную хунту. Или, если хотите, это даже не политическая логика мышления — это логика мышления, свойственная преступному миру. Если сила в ваших руках, вы готовы эту силу применить, несмотря на то, что всем — и народу, и режиму — вполне понятно, что у последнего не сохранилась даже внешняя легитимность. Режим Джукановича наглядно показал, что он готов на это.

Мило Джуканович
Мило Джуканович
Predsjednik.me

Поэтому я не могу знать, сможет ли сербский народ противостоять вооруженной агрессии таких властей. Но социальные предпосылки для возникновения конфликта, несомненно, существуют. Народ в Черногории делегитимизировал черногорские власти. В последнее время в черногорских СМИ постоянно упоминается тема выборов. На мой взгляд, непонятно, смогут ли выборы пройти осенью в таких условиях, которые мы имеем сегодня.

Почему Вы так считаете?

Потому что, по сути, в Черногории уже были выборы. Крестные ходы — это и есть настоящие выборы, где режим не имел возможности для манипуляций, что в Черногории с момента политического поворота Джукановича в 1997 году стало правилом. Между прочим, таким образом Черногория ровно 14 лет назад на основе массовых фальсификаций и получила «независимость».

Крестные ходы показали, что народ просто не хочет такой власти и что он не только против изъятия святынь у Сербской православной церкви, но и против действующего режима. И если бы у черногорских властей сохранилось хотя бы элементарное чувство стыда или способность к рациональному политическому мышлению, они нашли бы способ уйти, не накаляя ситуацию до момента, когда может пролиться кровь.

Я думаю, что режим показал готовность к чему-то подобному. Например, 9 мая, в День Победы над фашизмом, черногорское телевидение транслировало песни хорватского певца Томпсона — обыкновенного неоусташа (усташи — фашистская ультраправая клерикальная организация, основанная Анте Павеличем в 1929 году в Италии. В годы Второй мировой войны на территории фашистского Независимого Хорватского Государства они построили концлагерь Ясеновац, в котором было убито 700 000 сербов, евреев и цыган — ИА REGNUM). Это очень напоминает украинский сценарий. В Черногории не было собственной традиции фашизма, формы коллаборации с оккупантами во Второй мировой войне не носили выраженного характера. Поэтому нынешние власти позаимствовали фашистскую традицию у Хорватии.

Когда раскол существует не только в обществе, но и между обществом и государством, а государство узурпируют те силы, которые не имеют истинного права управлять им, тогда весь репрессивный аппарат государства, все его информационные ресурсы направляются на контроль населения. Я считаю, что конфликт возможен, но он не может долго продолжаться, так как Черногория небольшая страна. В Черногории может произойти непродолжительная, но кровавая война между гражданским населением и нелегитимным режимом, который в данный момент поддерживает лишь совсем незначительная часть населения.

Митрополит Черногорский и Приморский Амфилохий (Радович)
Митрополит Черногорский и Приморский Амфилохий (Радович)
Kremlin.ru

Тем временем президент Сербии Александр Вучич заявил о том, что Белград будет помогать сербскому народу и Сербской православной церкви отстаивать свои права в рамках закона и предельно осторожно, чтобы не уподобиться в своих действиях черногорским властям. Насколько народ в Черногории может рассчитывать на помощь Белграда?

Когда были задержаны владыка Иоанникий и другие священники, сербские власти даже не призвали черногорский режим прекратить эту практику, а всего лишь высказали убеждение, что владыка будет освобожден. Потом президент Сербии заявил, что он «надеется на то, что власти в Подогрице поймут, почему он не может понять, почему владыка Иоанникий все еще не освобожден». Такие формулировки демонстрируют лишь элементарную трусость. Как будто удельный вес Черногории больше, чем удельный вес Сербии, или как будто черногорская нелегитимная хунта имеет более серьезное политическое влияние в международных отношениях, чем Сербия. Это, конечно же, не так. Дело в том, что, скорее всего, в какой-то неформальной иерархии отношений между Вучичем и Джукановичем с одной стороны и Западом с другой, Джуканович, по всей видимости, котируется выше. Или просто Запад больше верит Джукановичу, потому что он сдал свои бывшие патриотические позиции из 90-х на десять лет раньше Вучича. Так что заявления президента Сербии весьма блеклые, и сербы в Черногории на основании этих заявлений могут подумать, что Белград бросает их на произвол судьбы. С другой стороны, узурпатор Джуканович и подконтрольные ему силы безопасности способны решить, что они получили карт-бланш на продолжение террора.

Александр Вучич
Александр Вучич
Predsednik.rs

Пока епископ Будимлянско-Никшичский Иоанникий и другие священнослужители находились в заключении, Русская православная церковь призвала черногорские власти к мирному решению спора. Может ли авторитет Русской православной церкви поспособствовать решению конфликтной ситуации?

Нет, не может. На самом деле, Русская православная церковь пользуется большим авторитетом среди православных верующих Черногории, и они очень внимательно прислушиваются к ее голосу. Но если речь идет о властях в Подгорице, то это люди, сменившие парадигму мышления.

Епископ Будимлянский и Никшичский Иоанникий (Мичович)
Епископ Будимлянский и Никшичский Иоанникий (Мичович)
Saint-Petersburg Theological Academy
Если мы говорим о черногорской элите, не только политической, но и «паракультурной», то они решили не быть теми, кем были их предки в течение тысячи лет. Такая «несербская» Черногория не существовала до 1945 года. Тогда в резолютивном порядке была выдумана черногорская власть. Люди, которые были готовы отказаться от своих предков, подвергнуть своих соотечественников, друзей и родственников тихому террору, продолжавшемуся два десятилетия и теперь ставшему открытым, точно не будут принимать во внимание мнение России или Русской православной церкви. Они решили пойти ва-банк, так как понимают, что если произойдет смена власти, то для некоторых из них места в новом государстве не найдется.

Напомню недавнее заявление министра иностранных дел России Сергея Лаврова, которое, возможно, недипломатичное, но очень правдивое. Он назвал черногорскую камарилью предателями. Они предали не только традиции русско-черногорских отношений, но и самих себя. Не будут они слушать дружеский голос из России, потому что они сожгли все мосты к своей идентичности.

При этом во время отделения Черногории на нелегитимном референдуме в 2006 году, когда большинство населения выступало против этого шага, но референдум, которому покровительствовал Евросоюз, все-таки был признан состоявшимся, Россия не сказала ни слова. Москва тогда не поняла, что создается очередное государство НАТО.

Цетинский монастырь Сербской православной церкви. Черногория
Цетинский монастырь Сербской православной церкви. Черногория
Koroner

Международное сообщество, включая Евросоюз, также не слишком реагирует на ситуацию в Черногории…

Такая реакция Запада нисколько не удивляет. Если эти люди были готовы смотреть спокойно на то, как неонацисты маршируют в странах Прибалтики и на Украине, или как в Хорватии власти и общество откровенно возрождают нацистские традиции своих предков времен Второй мировой войны и поддерживают политические силы, которые вдохновляются фашизмом, если они уже доказали, что геополитические интересы для них намного важнее моральных критериев, то не кажется вероятным, что такие люди будут возражать, если нелегитимные власти в Черногории попытаются предпринять против собственного народа то, что предприняли неонацистские украинские власти против одной из частей населения бывшей Украины.

Мне кажется, что политические элиты Запада между тем озадачены следующим вопросом: как сохранить контроль НАТО над Черногорией после теперь уже неизбежного скорого ухода Джукановича от власти. Политтехнологи Запада почти двадцать лет тому назад создали интересный термин — «системная оппозиция», который применяется исключительно по отношению к странам Восточной Европы после падения Берлинской стены. Оппозиция заслуживает название «системной» только в том случае, если после ухода коррумпированных политических элит она может обеспечить сохранение «системы», т. е. геополитического влияния Запада. Как старые и новые политические элиты строят отношения с населением собственных стран, Запад совершенно не волнует. Вот почему такие тираны, как Джуканович, смогут оставаться у власти, несмотря ни на что, и Запад не скажет ни одного слова публичных обвинений в их адрес.

Как работает эта система, наглядно показывает пример Сербии. Там действующий президент Александр Вучич и министр иностранных дел Ивица Дачич в 90-е годы, во время постоянной политической, а потом и прямой военной агрессии Запада против сербов (в Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговине, Хорватии), выступали как выдающиеся патриотически настроенные политики. Но спустя десять лет после ухода из власти откровенных квислингов из Демократической партии Запад продвигает свои интересы как раз через Вучича и Дачича.
Ивица Дачич
Ивица Дачич
Chatham House

Большой вопрос, кто и при каких условиях придет на смену Джукановичу и окажется ли нынешняя черногорская оппозиция такой же «системной». Думаю, России стоит обратить внимание на это обстоятельство, чтобы не повторять ошибок, допущенных в совсем недавнем прошлом, в период существования бывшей Югославии.