Стенограмма выступления профессора кафедры конституционного и международного права Белгородского государственного национального исследовательского университета (НИУ БелГУ), доктора юридических наук Елены Викторовны Сафроновой на круглом столе «Почему нельзя создавать единый электронный регистр населения» в ИА REGNUM 19 мая 2020 года.

Добрый день, дорогие коллеги!

Позвольте высказать свои соображения, касающиеся обсуждаемого законопроекта №759 897−7 «О едином федеральном информационном регистре, содержащем сведения о населении Российской Федерации». Не могу не поддержать хорошо аргументированное экспертное заключение Анны Викторовны Швабауэр (см. «Законопроект о едином регистре — угроза личной и национальной безопасности»). Изучение законопроекта и политической ситуацией вокруг его принятия оставляют без ответа ряд вопросов.

1. Политические

Во-первых, чем оправдано спешное обсуждение и принятие законопроекта «О едином федеральном информационном регистре, содержащем сведения о населении Российской Федерации», непосредственно касающегося прав и свобод каждого гражданина РФ, до принятия поправок к Конституции РФ и в условиях, когда приоритетное значение имеют проекты, направленные на преодоление последствий распространения коронавирусной инфекции, без учета экспертного мнения и широкого обсуждения?

Во-вторых, совсем не понятна цель законопроекта. Цель — это результат, на который преднамеренно направлен процесс (в данном случае правовое регулирование).

«Целью формирования и ведения федерального ресурса о населении является создание системы учета сведений о населении, обеспечивающей их актуальность» (ч. 1 ст. 4 законопроекта).

Получается, что целью создания регистра становится сам регистр.

2. Правовые

Во-первых, обращает на себя внимание несоответствие законопроекта Конституции РФ и федеральному законодательству. Прежде всего, законопроект противоречит статье 24 Конституции РФ:

«1. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.
2. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом».

В законопроекте ничего не говорится ни об учёте мнения, ни о согласии физических лиц, сведения о которых будут собираться в Единый федеральный информационный регистр. Неясен и механизм ознакомления лиц с вносимыми данными. Явное противоречие наблюдается и с частями 3 и 4 статьи 5 ФЗ от 27.07.2006 №152-ФЗ (ред. от 31.12.2017) «О персональных данных»:

«3. Не допускается объединение баз данных, содержащих персональные данные, обработка которых осуществляется в целях, несовместимых между собой.
4. Обработке подлежат только персональные данные, которые отвечают целям их обработки».

Анализируемый законопроект, напротив, исходит из идеи объединения.

Так, статья 7 «Сведения о физических лицах, включаемые в федеральный ресурс о населении» и статья 10 «Органы и организации, осуществляющие представление сведений для формирования и ведения федерального ресурса о населении законопроекта определяют обширность охвата самых разнообразных персональных данных человека, сведений о физическом лице» говорят об обязанности многочисленных органов, перечисленных в статье 10, по аккумулированию широчайшего перечня сведений

«для формирования и ведения федерального регистра сведений о населении».

Во-вторых, в законопроекте не прописан механизм истребования гражданами права доступа к записи в регистре о себе, например, для исправления недостоверной информации.

В-третьих, возникает вопрос: почему оператором разнородного регистра становится Федеральная налоговая служба?

3. Вопросы безопасности

Широкий перечень лиц, получающих доступ к персональным данным, ставит под угрозу защиту данных. Об их утечке мы постоянно слышим из средств массовой информации, и эта угроза не беспочвенна. Законопроект не предусматривает специфических гарантий защиты персональных данных, а угроза распространения собранных сведений посягает и на частные и на публичные интересы Российской Федерации.

4. Метафизические

По статистике Института социологии РАН, 79% граждан Российской Федерации относят себя к православным (эти данные подтверждаются и известным американским исследовательским центром Pew). Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в своем выступлении в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) 2 октября 2007 года подчеркнул:

«Технологический прогресс по-новому ставит вопрос о правах человека. И верующим людям есть что сказать по вопросам биоэтики, электронной идентификации и иным направлениям развития технологий, которые вызывают обеспокоенность многих людей. Человек должен оставаться человеком — не товаром, не подконтрольным элементом электронных систем, не объектом для экспериментов, не полуискусственным организмом. Вот почему науку и технологии также нельзя отделить от нравственной оценки их устремлений и их плодов… Настало время признать, что религиозная мотивация имеет право на существование в том числе и в публичной сфере».

Авторы законопроекта не могли не знать, что идея замены имени цифровым обозначением-идентификатором вызывает многочисленные и вполне обоснованные (не только религиозно) протесты.

На Архиерейском Соборе Русской православной церкви 2013 года был принят документ «Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных», в котором, в частности, говорится:

«Основываясь на своих конституционных правах, тысячи людей, включая православных верующих, не желают по тем или иным причинам, в том числе религиозно мотивированным, принимать новую идентификационную систему, использовать документы с электронными идентификаторами личности (личным кодом, штриховым кодированием, идентификационными номерами). Многие из этих людей сообщают о нарушении их конституционных прав…».

Согласно же части 8 статьи 8 законопроекта:

«Сведения об одном физическом лице, включаемые в федеральный регистр сведений о населении, образуют одну запись федерального регистра сведений о населении. Записьфедерального регистра сведений о населении в федеральном регистре сведений о населении идентифицируется не повторяющимся во времени и на территории Российской Федерации номером. При внесении изменений в запись федерального регистра сведений о населении номер указанной записи не изменяется…».

Разработчики законопроекта явно игнорируют мнение православной общественности.

Таким образом, я разделяю мнение, что законопроект № 759 897−7 «О едином федеральном информационном регистре, содержащем сведения о населении Российской Федерации» нарушает нормы Конституции РФ, федеральных законов РФ, игнорирует позицию Русской православной церкви, представляет собой угрозу личной безопасности граждан и безопасности Российской Федерации в целом.

Читайте ранее в этом сюжете: Совфед одобрил закон об управляющих компаниях домов под реновацию

Читайте развитие сюжета: На Среднем Урале возбудили уголовное дело после утечки данных пациентов