Посол России в Белоруссии Дмитрий Мезенцев обозначил своё участие в президентской кампании с участия в «Параде Победы» — именно так в официальных документах называлось мероприятие, состоявшееся 9 мая в Минске. Характер и направленность действа прекрасно понимали и в Москве, и в Минске. Даже в британской Би-би-си посчитали важным сделать акцент: «Назло Путину».

Лукашенко
Лукашенко
Иван Шилов © ИА REGNUM

Ранее на эту тему: Президентская кампания в Белоруссии: разброд, шатания и закономерный итог

Владимир Путин, как и другие приглашённые лидеры, в Минск не прибыл. При этом участие российского посла в произошедшем было согласовано в Москве. Российские политологи до сих пор спорят, что это было: глупость или измена, или глупая измена, или что-то другое.

Так или иначе, сам факт присутствия Дмитрия Мезенцева на минском параде стал знаковым в контексте белорусского электорального цикла. Чиновник с таким опытом, а уж тем более его начальники не могли не понимать, что тем самым официальный представитель Москвы в Белоруссии не только фактически поддерживает оппонента Путина по вопросу парада 9 мая, но и легитимирует начавшуюся президентскую кампанию Лукашенко.

Дмитрий Мезенцев
Дмитрий Мезенцев
Дарья Драй © ИА REGNUM

По состоянию на 13 мая Центризбирком зарегистрировал десять лиц, «подавших заявления о регистрации инициативных групп граждан по выдвижению кандидатов в президенты Республики Беларусь». Среди них — Юрий Ганцевич (фермер, субъект агроэкотуризма усадьба «На воде» из агрогородка Поколюбичи Гомельской области), Виктория Хотенко (операционная санитарка, УЗ «МОДКБ» из города Логойска Минской области), несколько безработных, ремесленник, раскройщик материалов обувной фабрики и тому подобная публика. Среди них нет ни одного персонажа, кто мог бы похвастаться реальной узнаваемостью со стороны хотя бы двадцатой части населения и кто был бы способен побороться за высший государственный пост. Нет в этом списке и Александра Лукашенко.

Всего о намерении участвовать в битве за президентское кресло заявили более двадцати деятелей разного калибра. Самые известные из них — Виктор Бабарико (теперь уже бывший руководитель «Белгазпромбанка», спонсор местечковых элитариев и националистов), Олег Гайдукевич (сын бывшего главы Либерально-демократической партии Сергея Гайдукевича); Валерий Цепкало (бывший посол в США и бывший глава «Парка высоких технологий»), несколько блогеров (Павел Спирин, Сергей Тихановский, Юрий Ганцевич), а также несколько мелких прозападных русофобствующих оппозиционеров. Особняком расположился некто Андрей Иванов, снискавший симпатии ностальгирующих по СССР, славянскому единству и тому подобному, как будто подсмотренному у кандидата в президенты Лукашенко образца 1994 года.

Ни одного публичного пророссийского политика за четверть века в Белоруссии не появилось. Ни одну политическую партию из 15 зарегистрированных, даже самую карликовую, нельзя назвать пророссийской. Нельзя отнести к таковым ни одну общественно-политическую организацию — всего их в Белоруссии около трёх тысяч зарегистрированных. Нет ни одного пророссийского СМИ. Всё это — тяжёлое и позорное наследие суриковщины.

Александр Суриков уж как пару лет не посол России в другой части Союзного государства, но дело его живёт. Приспособленчество и поиск компромиссов с русофобами, замалчивание проблем и отказ от активной работы с белорусским обществом — плохой путь. Амплуа мультяшного кота Леопольда, возможно, смотрелось бы органично где-нибудь в Бельгии или Лихтенштейне, но не в Белоруссии, не на Украине, не в Прибалтике или в Средней Азии. Везде, где российская дипломатия ведёт себя подобным образом, Москва теряет доверие и приобретает ничем не скрываемое презрение местных элит.

Александр Суриков
Александр Суриков
Belarus.mid.ru

Дмитрий Мезенцев мог бы многому научиться у британских коллег, которые давно и плотно работают с самыми разными представителями белорусского общества, чиновниками самого разного ранга, бизнесменами, блогерами, и так далее. При этом от него никто не ждёт вывешивания над российским посольством радужного флага и публичной солидарности с ЛГБТ, как это сделали британцы.

Самое глупое, что может совершить сейчас чиновничья братия на дипломатической службе, — начать разбрасываться деньгами и в суете пожарниых умножать никому не нужные (кроме коррупционеров) сущности. Поезд уходит за горизонт. Время присесть и подумать над причинами пока ещё не катастрофы, но уже чего-то на неё весьма похожего.

МИД РФ не просто недооценивает всю серьёзность ситуации в Белоруссии, огромные упущенные возможности и вполне закономерную безрадостную перспективу. Москва не делает ничего, чтобы изменить ситуацию. Дипломатическая служба на постсоветском пространстве воспринимается как лёгкая приятная прогулка по провинции с почти всеми радостями жизни. Урок украинской драмы не пошёл впрок.

Бог весть кто занимается подготовкой российских дипломатов к работе в стране пребывания, но результат плачевен. Российское посольство — последнее место, куда даже в самой тяжёлой и опасной ситуации придёт гонимый «пророссийский». Так обстоят дела в Литве, так же и в Белоруссии, да и почти везде, и ситуация не меняется десятилетиями со всеми вытекающими из этого последствиями.

Недавно очередной урок был преподнесён в Праге. До этого, в разгар сочинских переговоров по союзной интеграции, по Минску несколько недель бродили толпы русофобов, демонстративно рвавших и сжигавших портреты Путина, декламировавших соответствующие призывы и речи на площадях.

Читайте также: Русофобская тень белорусско-российского союзного юбилея

Нынешний российский посол знает, при каких обстоятельствах закончилась каденция его предшественника — спецпредставителя президента Михаила Бабича. Он не может не знать, каков на самом деле рейтинг Лукашенко и почему он не такой, как в 2001 году. Мезенцев также не может не знать, чего может стоить России публичная поддержка такой фигуры как в собственно белорусском контексте, так и в сфере белорусско-российских отношений на высшем уровне.

Михаил Бабич
Михаил Бабич
Kremlin.ru

Скандальному параду предшествовал громкий скандал: МИД Белоруссии лишил аккредитации съёмочную группу Первого канала российского телевидения. До этого, накануне Дня Победы государственные СМИ Белоруссии развернули откровенную травлю российских журналистов. В ситуации с лишением аккредитации съёмочной группы центрального российского государственного телеканала минские пропагандисты и вовсе опустились до риторики гитлеровской пропаганды. Отнюдь не какое-нибудь частное маргинальное русофобское издание, но печатный орган президентской администрации назвал корреспондента Первого канала Алексея Кручинина «недочеловеком».

Публика видела, как повёл себя в этой ситуации посол России. Не его, а страну, которую он представляет, фактически отхлестали «ссаными тряпками» — как выразился ранее один из минских политологов, привечаемый в близких к МИД РФ структурах. Александр Лукашенко — заказчик и вдохновитель произошедшего, накануне вполне ясно дал понять, что эти тряпки предназначались отнюдь не конкретному каналу или журналисту. Страусиная позиция во время скандала 6 мая наглядно продемонстрировала: российская дипломатия не готова держать удар.

Читайте о подробностях скандала: Коронавирус в Белоруссии: ложь, фальсификации, скандалы

После этого, 8 мая Дмитрий Мезенцев, как ни в чём не бывало, сделал несколько заявлений на тему союзнических отношений между Минском и Москвой. Как сообщило близкое к посольству белорусское информагентство «Интерфакс-Запад», «посол подчеркнул, что в рамках Союзного государства логично пересмотреть позиции и уменьшить споры между союзниками». Мезенцев изложил своё видение так: «В этом плане постсоветские республики — Россия, Беларусь — и в системе ЕАЭС, и особо в системе Союзного государства, СНГ, ОДКБ, должны ещё более внимательно подойти к роли каждого. И все эти споры, которые межгосударственными спорами не являются, должны быть переоценены в рамках угроз, вызовов, плюсов и минусов».

Перед началом заседания Высшего Евразийского экономического совета в расширенном составе
Перед началом заседания Высшего Евразийского экономического совета в расширенном составе
Kremlin.ru

В свете риторики официального Минска последних лет, и с декабря 2019 года в особенности, уже трудно сказать, какие споры с Москвой минские друзья и партнёры согласятся считать не межгосударственными, а частными, ведущимися между физлицами, отдельными гражданами или тому подобным. Считать ли публичное заявление Лукашенко «на хрена нам нужен такой союз» его частным мнением на тему союзнических отношений? Вопрос риторический.

Не совсем понятно, к какой логике апеллирует посол России, говоря о пересмотре позиций. Непонятно, почему Россия должна пересматривать свои позиции. Как показывает практика, под таким «пересмотром» часто камуфлируется подготовка очередной капитуляции.

Затем, 9 мая, посольство России в Белоруссии сообщило: «В день 75-летия Победы в Великой Отечественной войне посол России в Беларуси Дмитрий Мезенцев, представители посольства и других российских загранучреждений возложили венок и цветы к Монументу Победы в Минске».

Читайте об этом в новостях: После парада российские дипломаты возложили цветы на пл. Победы в Минске

Если присмотреться к фотографиям, которыми было проиллюстрировано это сообщение посольства, то обнаружится интересная деталь: в «представители посольства и других российских загранучреждений» попали персоны с репутацией, выражаясь дипломатично, весьма сомнительной. В частности, на одной из фотографий рядом с Дмитрием Мезенцевым позирует Лилия Ананич.

Ананич непосредственно участвовала в фабрикации «дела регнумовцев» («дела пророссийских публицистов»). Она лично распространяла клевету в отношении трёх белорусских журналистов, оформляла доносы в Следственный комитет и распространяла инсинуации на государственном телевидении в отношении брошенных за решётку. В статусе министра информации она контактировала с Михаилом Швыдким и другими российскими чиновниками, пытаясь представить критиков русофобии разжигателями вражды и розни между народами Белоруссии и России. Российские эксперты сделали однозначные заключения: в этом уголовном деле нет никакого «разжигания». Однако три журналиста получили по пять лет лишения свободы.

Михаил Швыдкой
Михаил Швыдкой
A.Savin

Читайте подробности в сюжете: Суд над журналистами ИА REGNUM в Белоруссии

В течение одной недели вляпаться в два медийных скандала — это признак мастерства, наверное. Для полного успеха не хватает, чтобы фамилию Мезенцева склоняли в своих докладах «Репортёры без границ», Комитет по правам человека ООН, ОБСЕ и другие международные организации. Ананич там уже фигурирует, белорусские публицисты и блогеры — тоже, а Кручинин, видимо, скоро появится.

Никакие номинальные «организации российских соотечественников» не могут заменить адекватную работу с белорусским гражданским обществом. Никто не призывает посла вмешиваться в политику, тем более подыгрывать одному из кандидатов на как бы выборах, являющихся откровенной имитацией с давно запланированным и неотвратимым результатом. Лукашенко этого не оценит, а другие не простят. И здесь снова уместно вспомнить украинские уроки.

Российская проблема в Белоруссии вовсе не в личности нынешнего посла, а в стратегии. Даже после Михаила Бабича высказывались сомнения в наличии таковой при списывании удачного кадрового решения на удачную случайность. Нас заверяют, что такая стратегия есть, она очень серьёзная и страшно секретная. Возможно, но многие факты говорят об обратном.

Общественному мнению всё равно, что там за хитрые планы и какие на них грифы. Обыватель судит по делам, формирует своё представление по сообщениям новостных лент. Когда российского журналиста высылают, а пророссийского сажают, и ответной адекватной реакции Москвы не наблюдается, то такие факты воспринимаются вполне однозначно и складываются пазлами в чёткую картину. Тем более что предыстория украинской катастрофы свежа, и судить о ней можно не только по дипломатическим депешам или заявлениям для прессы.

Читайте новости сюжета: Нациестроительство в Белоруссии