В Украине гремит «лабораторный скандал». Настолько ожесточенный, что туда даже вписалась государственная Служба безопасности. Ведь не секрет, что спецслужбы предпочитают тишину. Поскольку «обычно Служба безопасности Украины, которая борется с реальными, а не выдуманными угрозами для страны, не реагирует на подобные слухи» (из заявления СБУ, опубликованного на сайте организации 8 мая). И, в принципе, это совершенно правильно. Было правильно…

Титаник
Титаник
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Нынче же на дворе не только коронавирус (или та медийно-эмоциональная программа, которая была нам представлена как коронавирусная пандемия), но и определение «виновников» этой пандемии. Украина очень «удобна» для использования как внешними игроками коронавирусного поиска, так и для внутренней борьбы в стране. В уже упомянутом заявлении СБУ отметила, что «поскольку такие публикации, без ссылок на какие-то факты и источники, с подачи отдельных политических партий имеют признаки спланированной информкампании, цель которой — не просто получить политические дивиденды, но на фоне борьбы с коронавирусом посеять панические настроения в обществе, то СБУ считает целесообразным отреагировать на это».

Речь идет о «Депутатском обращении», направленном Владимиром Медведчуком и Ренатом Кузьминым, нардепами от оппозиции, в адрес президента Владимира Зеленского. В нем оппозиционеры задаются вопросом: что в Украине делают четырнадцать биолабораторий (по одной в Одессе, Виннице, Ужгороде, Харькове, Херсоне, Тернополе, вблизи Крыма и Луганска и по три — в Киеве и Львове), в условиях, когда их деятельность финансируется США, и работает там преимущественно американский персонал. И надо быть честными: на фоне «неожиданных и очевидно беспричинных вспышек тяжелых инфекционных заболеваний в Украине» (геморрагическая пневмония в Тернополе 2009 года, эпизоды холеры 2011−2015 года, свиной грипп 2016 года, гепатит 2017 года, вирусная пневмония 2019 года) такой нахальный интерес имеет некоторые основания.

Посол США на Украине Уильям Тейлор во Львове
Посол США на Украине Уильям Тейлор во Львове
U.S. Embassy Kyiv Ukraine

Тем более, что лаборатории в Украине — это тема совсем не новая. В этом отношении Украина — не только «удобная», но и «жирная» страна. В 1992 году «по данным областных режимных комиссий в Украине зарегистрирована 2381 микробиологическая лаборатория, работающая с патогенными микроорганизмами II — IV групп опасности… 31% лабораторий размещены в неудовлетворительных условиях, однако продолжают функционировать». С годами их количество не уменьшилось: в 2018 году Европейское региональное бюро ВОЗ зафиксировало здесь более 2695 лабораторий: «шесть национальных референс лабораторий в Киеве, 25 лабораторий регионального (областного) уровня, три лаборатории служб железных дорог, воздушного сообщения и морского транспорта; 700 лабораторий общественного здравоохранения на районном уровне; 100 лабораторий ВИЧ/СПИД; 25 региональных ТБ лабораторий; 811 клинических лабораторий; более 1000 клинических лабораторий при медицинских учреждениях; и 25 лабораторий безопасности крови». И будем уж честными до конца: любую, даже самую захудалую, лабораторию можно превратить в маленький завод биологического оружия.

Американцы «подставились» сами. 22 апреля на сайте посольства США в Украине была выложена информация о «модернизации многих лабораторий», естественно — для защиты от биологической угрозы населения страны. В условиях карантинной истерии стало ясно, что защита «не сработала», но тогда возникает вопрос: что делают «модернизированные» и две «строящиеся» (в Киеве и Одессе) лаборатории? Который, собственно, еще 13 апреля Медведчук и Кузьмин задали Зеленскому.

Но засуетились почему-то СБУ и посольство США.

Хотя «подставились» не только американцы, но и авторы «Депутатского обращения». Там они назвали лаборатории «опасными иностранными биологическими объектами на территории Украины» и даже «американскими биолабораториями». Это совершенно неверно, и посольство США было абсолютно вправе заявить, что всё это в рамках всемирной Программы по уменьшению биологической угрозы (BTRP) Министерства обороны США и «исполнительными агентами Программы в Украине являются Министерство здравоохранения, Государственная служба Украины по безопасности пищевых продуктов и защите прав потребителей, Национальная академия аграрных наук и Министерство обороны». Хотелось бы, конечно, чтобы указанные ведомства были «исполнительными агентами» Украины, а не Министерства обороны США, но это желание, скорее всего, из числа неисполнимых. Но все равно — по форме американцы правы — лаборатории принадлежат Украине.

СБУ
СБУ
Ssu.gov.ua

Но вот по содержанию…

29 августа 2005 года между Министерством охраны здоровья (МОЗ) Украины и Министерством обороны США было заключено «Соглашение относительно сотрудничества в области предотвращения распространения технологий, патогенов и знаний, которые могут быть использованы в ходе разработки биологического оружия». По этому Соглашению «Министерство обороны США предоставляет Министерству здравоохранения Украины безвозмездную помощь в объеме имеющихся средств, ассигнованных для достижения этой цели» (статья 1,1). Взамен получали:

  • перечень объектов в Украине, которым может предоставляться помощь (статья I.4). В нормальных странах за таким перечнем три Штирлица охотились бы!;
  • возможность назначать технических представителей, которые будут отвечать за материалы (статья II, 2);
  • право получать «копии тех штаммов опасных патогенов, в отношении которых Министерством обороны США сделан запрос, и которые были собраны в Украине» (статья IV, 5);
  • эксклюзивное право получать информацию о транспортировке патогенов (статья IV, 6);
  • и, главное, «представители Министерства обороны США имеют право участвовать во всех аспектах выполнения контрактов и деятельности, связанной с их выполнением на объектах в Украине, согласно условиям настоящего Соглашения» (статья V.2).

И, наконец, самое-самое главное, возвращаясь к статье IV, 6. Которая обязывает Украину «немедленно сообщать в письменной форме Министерству обороны США о временном вывозе опасных патогенов» и «как можно скорее будет возвращать все патогены, вывезенные из централизованных лабораторий». То есть, которая отказывает Украине в праве суверенно распоряжаться своими коллекциями вирусов.

Тот пункт интересен потому, что все остальные можно менять «по согласию сторон», а вот этот — ни-ни, он «остается действующими на протяжении действия Рамочного Соглашения». «Рамочное соглашение» — это «Соглашение между Украиной и Соединенными Штатами Америки относительно предоставления помощи Украине в ликвидации стратегического ядерного оружия, а также предотвращения распространения оружия массового уничтожения», утвержденное постановлением Кабмина Украины 31 декабря 1993 года № 1077.

Минздрав Украины

Его статья V.2 гласит, что «без предварительного письменного согласия Соединенных Штатов Америки Украина не передает и защищает от захвата или присвоения любые материально-технические средства, подготовку или услуги, которые предоставляются согласно настоящему Соглашению…». А статья XIII «Рамочного Соглашения» предполагает, что «независимо от прекращения действия настоящего Соглашения или соглашений по имплементации обязательства Украины в соответствии со статьями V и VI настоящего Соглашения продолжают применяться».

Все? Приехали? Ведь теперь любой американский юрист-второкурсник без труда докажет, особенно в американском суде, что украинские вирусы являются результатом «американской услуги», которую запрещается «передвигать» (=использовать) без ведома США. И это уже — без какого-либо «обратного хода».

А теперь каждый, в меру способностей, может сам себе ответить на вопрос по сути: чьей собственностью являются украинские вирусы.

Постскриптум: а ведь в условиях нынешнего «поиска виноватых» передвижения украинских вирусов будут очень-очень интересовать и Россию, и Индию, и Китай.

Читайте развитие сюжета: Раскаты Третьей мировой. Пока информационной…