С приходом пандемии коронавируса идея американской исключительности, с помощью которой на протяжении долгого времени оправдывались многие спорные шаги Вашингтона, показала свою иллюзорность и пагубность, пишет Дэниел Ларисон 30 апреля в статье для The American Conservative.

Трамп
Трамп
Wspolnotapolska.org.pl
«Пандемия коронавируса — это проклятие. Она также должна стать возможностью для США понять наконец, что они не посланцы Божьи. Из нынешних страданий и утрат могут появиться смирение и понимание ограниченности собственных сил», — заявил президент Института Куинси Эндрю Бацевич в американской версии The Spectator.

Ларисон отмечает, что в сердце американской исключительности лежит американское же высокомерие, вызванное убежденностью, что США лучше остального мира. И благодаря этому превосходству, уверенны сторонники идеи американской исключительности, Вашингтон имеет как право, так и обязанность брать на себя непропорциональную роль в международных делах.

Пресс-конференция Дональда Трампа о ситуации распространения коронавируса в США. 14 марта 2020
Пресс-конференция Дональда Трампа о ситуации распространения коронавируса в США. 14 марта 2020
The White House

В США фраза «американская исключительность» давно стала в обсуждениях вопросов внешней политики синонимом согласия с гегемонией США, а при необходимости служила для оправдания неправомерных действий Вашингтона. Комментатор Сонджонг Сонг указывал в 2015 году, что «американская исключительность — это вера в то, что США «качественно» отличаются от всех других стран». На практике же это означает то, что Вашингтон не считает себя связанным теми же правилами, которые применяются к другим государствам, оставляя за собой право вмешиваться везде и всегда.

Кроме того, американская исключительность стала в США инструментом проверки идеологической чистоты, с помощью которого можно было определить, достаточно ли определенные политические лидеры поддерживают интервенционистскую внешнюю политику Белого дома. Главная цель указаний на американскую исключительность в дебатах о внешней политике состояла в том, чтобы очернить менее воинственные политические взгляды как непатриотичные и выходящие за все рамки морали и приличий.

Эта идеологема часто использовалась как политическая дубина. Так, в предыдущем десятилетии критики администрации Обамы пытались поставить под сомнение согласие бывшего президента с этой идеей. С тех пор она стала объединяющим фактором для приверженцев американского первенства, к какой бы партии они ни принадлежали.

Чем активнее США своей политикой доказывали, что «американская исключительность» — пагубный миф, противоречащий реальности, тем чаще можно было слышать эту фразу, используемую для защиты выбранного курса. Если десятилетие начиналось с того, что ястребы-республиканцы обвиняли Обаму в неверии в эту «исключительность», то закончилось оно тем, что ряд ястребов-демократов вновь взяли на вооружение свое дискредитированное видение внешней политики. Эти два лагеря могут различаться в акцентах, но объединяет их уверенность в наличии у США особых прав и привилегий, которых не может быть у других стран. В результате США начали ненужные войны, взяли на себя чрезмерное бремя участия в международных делах и попрали права других государств, одновременно поздравляя себя со своей большой добродетельностью.

Бремя белого человека
Бремя белого человека

Современная версия американской исключительности неразрывно связана с верой в то, что США являются «незаменимой нацией». Согласно этой точке зрения, без «лидерства» США другие страны не смогут или не захотят реагировать на крупные международные проблемы и угрозы. В последние несколько месяцев можно было увидеть, насколько оторвана от реальности эта вера.

Со стороны США не было никакого значимого лидерства в борьбе с пандемией. По большей части союзники Вашингтона справились довольно хорошо и сами. В отсутствие «лидерства» Белого дома многие другие страны продемонстрировали, что им действительно не нужны США. Эта «незаменимость» — это сказка, которую в США любят рассказывать самим себе.

Если 22 года назад тогдашний госсекретарь Мадлен Олбрайт называла США «незаменимой нацией», благодаря чему они «вынуждены применять силу» и могут «заглядывать в будущее дальше, чем другие страны», то теперь она уже не так уверена. Так, в недавнем интервью The New York Times Олбрайт заявила, что «исключительность» не означает то, что США должны действовать «в одиночку».

После двух десятилетий катастрофических провалов, которые пролили свет на слабости и глупости США, даже она не смогла бы найти в себе прежний энтузиазм. Никто не смог бы, оглядываясь назад на последние 20 лет внешней политики США, честно сказать, что США «заглядывают в будущее дальше, чем другие страны». США не только не лучше, чем другие страны, предвидят и готовятся к будущим опасностям, но судя по тому, как страна оказалось неготовой к пандемии, США на самом деле далеко позади многих государств, которые, как предполагали в Вашингтоне, они «возглавляли». Невозможно противопоставить официальную риторику самовосхваления той реальности, в которой власти оказались неспособны защитить своих граждан от бедствий.

Отдых врача. США
Отдых врача. США
Jonathan Borba

То, как плохо страна показала себя перед лицом пандемии, не только обнажило многие серьезные недостатки страны, но и вызвало кризис веры в устоявшуюся мифологию, которую американские политические лидеры и эксперты продвигали десятилетиями. При этом, как показала недавняя статья в The New York Times, многие считают, что «фундаментальная убежденность в американской исключительности» была поколеблена только сейчас.

Напротив, США не могли играть свою «особую роль», особенность которой, скорее, воображаемая, чем реальная, вечно. Это было возможно только в определенный период истории страны, который нужно понять и из которого нужно извлечь уроки. Тем не менее необходимо признать, что он носил временный характер и закончился некоторое время назад.

При этом пока американские лидеры «похлопывали себя по спине» за просвещенное «руководство» остальным миром, они пренебрегали насущными потребностями собственной страны и позволили многим частям государственной системы прийти в упадок. Кроме того, во имя такой «помощи» были разрушены многие страны.

Американская исключительность была сказкой, которой лидеры США оправдывали свое пренебрежение страной. Сказка была лестной, но в конечном счете она оказалась мишурой, которая отвлекала от защиты собственной страны и народа. В интересах США отбросить эту хвастливую фантазию и научиться жить как нормальная нация.