Когда 15 апреля на севере Персидского залива 11 катеров иранского КСИР сближались с несколькими кораблями базирующегося в Бахрейне Пятого флота ВМС США, маневрируя на расстоянии вплоть до девяти метров от них, мало кто придал этому событию особое значение. Такое бывало и раньше. Никто не думал, что Иран намерен атаковать американские корабли. Скорее он просто демонстрировал свое присутствие в приграничной акватории Мирового океана, показывал, что он держит ситуацию под контролем.

Старт ракеты
Старт ракеты
Official SpaceX Photos — Arabsat-6A Mission

Возможно, это было связано с тем, что в иранских СМИ появились сообщения о том, что США готовятся к каким-то крупным действиям в Ираке и начали развертывание батарей Patriot в Аль-Каиме и в Аль-Асаде под предлогом защиты от ракетных атак со стороны «Кейтаб Хезболлы» и Ирана. Учитывая, что примерно через час иранские катера ответили на вызовы по рации и отдалились от американских кораблей, инцидент можно было считать исчерпанным. Но через неделю на него решил отреагировать президент США Дональд Трамп. Он сообщил, что приказал ВМС США топить иранские катера в случае их «опасного сближения» с американскими кораблями. Как утверждает «Голос Америки» (СМИ — иноагент в России), такое распоряжение последовало только после того, когда власти Ирана объявили об успешном запуске военного спутника «Нур» («Свет»). Он был выведен на орбиту высотой 425 километров с помощью двухступенчатой ракеты-носителя «Касед» («Посланник»), о которой, как считают военные эксперты, «в США раньше ничего не было известно», хотя они считали, что «внимательно отслеживают развитие иранской ракетной программы». Комментируя эту акцию, катарская Al Jazeera заявила, что «космический запуск Ирана может во многом изменить ситуацию на Ближнем Востоке и иметь серьезные последствия для хода событий не только в этом регионе мира».

Спутник на орбите Земли
Спутник на орбите Земли

Во-первых, Тегеран демонстрирует, что слухи на Западе о его технологической отсталости, мягко говоря, преувеличены. Во-вторых, он показал, что способен получить межконтинентальную баллистическую ракету-носитель, которая может наносить удары по противникам не только в регионе, но и достать США. Помимо того, на ракете можно разместить ядерный боезаряд. Или объявить об этом. Не случайно в западных изданиях давно циркулируют слухи о ядерном сотрудничестве Ирана с КНДР. Ставка делается и на сдерживание Израиля, который не раз призывал нанести боевой удар по иранским ядерным центрам. В-третьих, это своеобразный призыв к Вашингтону к диалогу, но такому, когда Тегеран может потенциально выступать в статусе, как и Северная Корея. Однако одновременно Иран явно «подставляется». Среди аналитического сообщества стало складываться устойчивое ощущение того, что США с целью отвлечения внимания от пандемии коронавируса могут позиционировать, по словам заместителя председателя объединенного Комитета начальников штабов ВС США генерал Джона Хайтена, иранский космический пуск как «пример враждебного поведения Ирана» и «угрозу США» и спровоцировать серьезный военный инцидент в Персидском заливе, чтобы расшатать ситуацию как в регионе, так и в Иране.

Существует и другой интерес. Обострение в Персидском заливе способно привести к увеличению стоимости нефти. Хотя на широкую конфронтацию с Ираном в год президентских выборов в США американцы вряд ли решатся. Значительная часть электората Трампа — это изоляционисты, настроенные националистически, которые считают, что не стоит воевать где-то там далеко ради чужих интересов. Это хорошо чувствуют в Тегеране. «Мы советуем американцам соблюдать международные правила и морские протоколы в Персидском заливе и Оманском заливе и воздерживаться от любых авантюр и ложных сообщений, — говорится в сообщении министерства обороны Ирана. — ВМС КСИР и вооруженные силы Ирана считают «красной чертой» действия иностранных сил в регионе, угрожающих национальной безопасности, и на любой просчет дадут решительный ответ». Более того, глава иранского военного ведомства Амира Хатами заявил, что «незаконное присутствие американцев является угрозой безопасности в Персидском заливе». Министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф утверждает, что «американским военным нечего делать в 7000 миль [12 500 км] от дома, им не стоит провоцировать наших моряков у наших собственных берегов Персидского залива».

Ракетные катера ВМС КСИР
Ракетные катера ВМС КСИР
din vajedi

Определенный парадокс в том, что агрессивная риторика Вашингтона может устраивать и определенные политические круги в Тегеране. Именно в этом контексте воспринимается иранский космический запуск на фоне американских санкций и борьбы с коронавирусом. Хотя, по большому счету, со стороны США сегодня пока не видно какой-либо внятной стратегии в отношении Ирана, кроме политических плясок вокруг санкций и угроз начать войну. Тегеран более последователен, требуя выдворения американцев с Ближнего Востока. Как пишет в этой связи турецкая газета Sabah, «иранцам удалось проводить политику сопротивления США в течение последних 40 лет, и они способны создать условия для того, чтобы вынудить Вашингтон покинуть регион в среднесрочной и долгосрочной перспективе». Тем не менее Тегерану нужно «не развязывать руки», а очень точно просчитывать все свои ходы, ведя игру на уровне «широкой региональной эскалации». События могут развиваться по непредсказуемому сценарию.

Читайте развитие сюжета: Помпео осудил космическую программу Ирана