Нагорный Карабах
Нагорный Карабах
Иван Шилов © ИА REGNUM

Новоизбранный глава Нагорного Карабаха Араик Арутюнян выступил с заявлением, в котором представил свое видение урегулирования карабахского конфликта. Он вступил в игру еще до своей официальной инаугурации, что придает ситуации определенную специфику.

Видимо, не случайно его заявление хронологически совпало с заявлением главы МИД России Сергея Лаврова с представителями Фонда публичной дипломатии имени А. М. Горчакова о том, что на столе переговоров лежит так называемый «Казанский документ», предполагающий поэтапное урегулирование нагорно-карабахского конфликта, что внесло некие элементы неопределенности и напряженности, поскольку Ереван отказывается признавать этот факт. Как заявил на пресс-конференции глава МИД Армении Зограб Мнацаканян, «подходы о поэтапном решении были в 2014-м, 2016 году, но они были неприемлемы для армянских сторон, а с 2018 года переговоры ограничились обсуждением оценок, подходов сторон к отдельным элементам». В этой связи эксперты ломали голову над тем, почему Лавров вспомнил именно о «Казанском документе», который подразумевают «продвижение к урегулированию на основе поэтапного подхода, предполагая на первом этапе решение наиболее актуальных проблем, освобождение ряда районов вокруг Нагорного Карабаха и разблокирование транспортных, экономических и прочих коммуникаций». Он также предполагает определение статуса Нагорного Карабаха путем референдума с возможным возвращением азербайджанских беженцев и размещение миротворцев.

Араик Владимирович Арутюнян
Араик Владимирович Арутюнян
wikipedia.org

Ведь при этом Лавров «забыл» о последовавших после апрельской войны 2016 года Венских и Санкт-Петербургских соглашениях, предусматривающих введение мониторинга на линии соприкосновения конфликтующих сторон и появление там международных наблюдателей. И почему «вдруг» в заявлении МИД Азербайджана относительно состоявшихся переговоров в режиме онлайн между главами внешнеполитических ведомств Азербайджана и Армении было подчеркнуто, что Баку «требует активизации переговоров, поскольку другого выхода из сложившейся ситуации в регионе нет»? Ответ вытекает из заявленных Арутюняном семи пунктов по урегулированию конфликта. Они следующие:

  1. Власти Республики Арцах должны полноценно и полноправно участвовать во всех этапах процесса мирного и окончательного урегулирования конфликта.
  2. Безопасность народа Арцаха ни в коем случае не может быть поставлена под угрозу или подвергаться торгу.
  3. Без первоочередного признания права народа Арцаха на самоопределение какой-либо вариант урегулирования конфликта не может стать предметом содержательного обсуждения между сторонами.
  4. Должны быть исключены попытки применения силы и ее угрозы в процессе урегулирования конфликта, поскольку армянский и азербайджанский народы достойны жить в мире, иначе Республика Арцах готова будет нанести непропорциональный контрудар атакующему Азербайджану, переместив военные действия на его территорию.
  5. В любом варианте урегулирования конфликта исключаются односторонние уступки или несоразмерные компромиссы со стороны властей Арцаха.
  6. В процессе урегулирования конфликта и в смежных с ним процессах армянские беженцы и внутренне перемещенные лица должны быть равноправно вовлечены вместе с азербайджанскими беженцами и внутренне перемещенными лицами, а их проблемы должны получать одинаковые и одновременные решения.
  7. Международное сообщество (в первую очередь ОБСЕ и страны — сопредседатели Минской группы ОБСЕ) должно исключить нарушения и ограничения прав жителей Арцаха, обусловленные конфликтом и международным статусом Республики Арцах, в том числе фактическую изоляцию от гуманитарных международных программ, которые Азербайджан пытается применить минимум как средство давления, вопреки общеизвестным принципам международного права.
Танк Армии обороны Нагорного Карабаха. Республика Арцах
Танк Армии обороны Нагорного Карабаха. Республика Арцах

Не будем дискутировать по поводу позиций, которые в разной форме на официальном уровне обозначались Ереваном и Степанакертом или о возможной последовательной реализации пунктов «программы» Арутюняна с определенным алгоритмом. Отметим только то, что ноу-хау в этом документе заключено в шестом пункте, в котором указывается, что в урегулирование конфликта должны быть вовлечены «армянские беженцы и внутренне перемещенные лица» равноправно «вместе с азербайджанскими беженцами и внутренне перемещенными лицами, а их проблемы должны получать одинаковые и одновременные решения». С азербайджанскими беженцам из Карабаха ясно: Баку давно настаивает на их возвращении в места прежнего проживания. При определенных условиях такое возможно и вполне реально. В свое время президент Республики Арцах Бако Саакян в интервью изданию Мirror Spectator заявлял, что «азербайджанские беженцы могут вернуться в Карабах и жить там при условии, если признают юрисдикцию республики». В то же время он указывал и на проблему армянских беженцев, на чем сейчас зацепился Арутюнян.

А теперь посмотрим на ситуацию, связанную, как указывается в докладе Международной кризисной группы (МКГ), «с полумиллионной армянской общиной Азербайджана». Допустим, завтра Баку объявит, что готов принять «своих» армян и даже выплатить компенсации за утерянное ими имущество и собственность. Тем более что азербайджанский президент Ильхам Алиев предал политической анафеме «Народный фронт», при котором происходили трагические события. При этом он ничем принципиально не рискует, ведь пожелавшим вернуться в Азербайджан армянам не предстоит определять статус республики, тогда как азербайджанские беженцы могут проголосовать максимум за автономию Нагорного Карабаха в составе Азербайджана, за его независимость — никогда. Максимум, что может предпринимать Ереван при таком ходе событий, — это выступать до поры до времени в роли внешнего защитника азербайджанского армянства, в перспективе теряя его как важнейший политический фактор. И еще. В начале 2020 года накануне президентской избирательной кампании в Нагорном Карабахе Пашинян обратился с призывом к кандидатам обозначить свое отношение к доставшемуся Еревану и Степанакерту «карабахскому политическому наследству». По Пашиняну, оно выглядело так:

  • Конечными целями всеобъемлющего урегулирования нагорно-карабахского конфликта являлось возвращение Азербайджану 7 районов — Агдама, Физули, Джебраила Зангелана, Кубатлы, Кельбаджара и Лачина — при условии, что сохраняется коридор, связывающий Нагорный Карабах с Арменией. Решение окончательного правового статуса Нагорного Карабаха путем всеобщего голосования, являющегося свободным волеизъявлением всего населения Нагорного Карабаха под эгидой ООН или ОБСЕ в согласованные между сторонами сроки, которое будет обязательным в правовом плане и будет соответствовать нормам и принципам международного права, учитывая, что поставленный на голосование вопрос или вопросы не должны быть ограничены и могут включать все варианты, касающиеся статуса. Полное урегулирование политических, торговых, экономических и гуманитарных связей в регионе, восстановление добрососедского сотрудничества, обеспечение полной стабильности в регионе Южного Кавказа.
  • Переселенцы при содействии международного сообщества покинут указанные в первом абзаце территории пяти районов. Гражданские власти Азербайджана войдут в указанные территории после того, как будут размещены международные миротворческие силы и будут выведены находящиеся в этих районах вооруженные силы. Миротворческие силы будут размещены вдоль административных границ бывшей Нагорно-Карабахской автономной области, за исключением районов Кельбаджар и Лачин. Кельбаджарский район останется под переходным мониторингом ОБСЕ.
  • Параллельно с принятием вышеуказанных мер, до окончательного решения конфликта Нагорный Карабах должен быть наделен временным статусом, который гарантирует организацию его повседневной жизнедеятельности.
Позиции Армии обороны Нагорного Карабаха
Позиции Армии обороны Нагорного Карабаха

Степанакерт теряет фактически субъектность, свою «конституционную территорию», и на такой основе его могут вводить в переговорный процесс по урегулированию конфликта уже без Еревана. Поэтому проблема беженцев, поданная новым главой Нагорного Карабаха, как «пас» Баку, наполняется иным содержанием и смыслом, предоставляет уникальную возможность для Азербайджана осуществлять маневренную политику и дипломатию. Если премьер-министр Армении Никол Пашинян, как сам он не раз заявлял, желал начать карабахский процесс с нулевой точки, то Арутюнян заявил о готовности делать шаги на этом направлении. Так что заявление главы МИД России Лаврова прозвучало не случайно, стали раскрываться некоторые скобки в подходах к урегулированию конфликта.