Специальный представитель президента США Дональда Трампа по диалогу между Сербией и Косово Ричард Гренелл 19 апреля заявил, что диалог между Белградом и Приштиной возобновится после отмены введённой сепаратистами стопроцентной пошлины на товары из Сербии и режима взаимности в отношениях между Сербией и Косово — возможно, это случится уже в конце текущей недели. Дело в том, что 25 марта «косовский парламент» выразил вотум недоверия правительству Альбина Курти. Именно он непримиримо настаивал на сохранении пошлин и «режима симметрии» в отношениях с Сербией. В обход требования Курти об организации новых выборов «президент Косово» Хашим Тачи начал консультации с представителями политических партий по формированию нового правительства. Чисто американский проект «Республика Косово», как в случае любого этноинжиниринга или создания искусственного государства, не может обладать собственной свободой, он всегда направляется извне и всегда вопреки интересам «подопечных».

Сербия
Сербия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Теперь уже технический премьер-министр Курти в начале февраля представил план постепенного отказа от пошлин, введенных «Республикой Косово» в отношении Сербии, который предусматривал прекращение сербской стороной «усилий по подрыву международного признания Косово». Американская администрация заявила о своем стремлении сыграть ведущую роль в итоговом разрешении «косовского вопроса», указав на необходимость немедленного и безусловного снятия пошлин и возобновления переговорного процесса Сербия — «Республика Косово». Коалиционный партнер Курти, лидер Демократической лиги Косово Иса Мустафа, как только Вашингтон ясно выразил свою позицию, поспешил откреститься от союзника, недвусмысленно заявив, что воля США никем не может быть поставлена под вопрос, и разорвал коалицию под первым же мало-мальски удобным предлогом. Таким предлогом стало увольнение министра внутренних дел Агима Велиу за публичное осуждение решения правительства не поддерживать предложение Хашима Тачи об объявлении чрезвычайного положения вследствие распространения коронавируса.

Коронавирус в Косово сыграл свою политическую роль: под предлогом борьбы с ним Приштина попыталась укрепить свою власть над севером края, потребовав исполнения полицейско-санитарных мер, параметры которых определяет она, а не Белград. Но и квазисербская организация, партия-симулякр «Сербский список», созданная Белградом и вписанная в сепаратистскую политическую систему, также работает в этом направлении. Так, мэр г. Косовска Митровица, избранный по «конституции и законодательству Республики Косово», председатель действующего по законам «Республики Косово» «Сербского списка» Горан Ракич, призвал сербов КиМ выполнять распоряжения Приштины. Глава канцелярии правительства Сербии по Косово и Метохии Марко Джурич также призвал косовских сербов следовать предписаниям «приштинской власти».

Горан Ракич
Горан Ракич
Цитата из видео на YouYube

Интересно, что у Вашингтона очень хороший тайминг — время нанесения удара. В данном случае удар был нанесён по трём направлениям. Пало правительство Курти, посягнувшее на независимость от США в «косовских делах». Одновременно правительство Сербии в связи с введением чрезвычайного положения и окончанием мандата нынешнего созыва Скупщины теперь тоже стало техническим. Можно отметить, что заявление Гренелла элементарно безграмотно, потому что до выборов и избрания нового правительства техническое правительство не может вести переговоры подобного уровня. Но, видимо, американцев демократические процедуры в других странах не интересуют. Приштина это базовое правило хорошо понимает, поэтому она моментально выразила лояльность Вашингтону даже ценой распада правящей коалиции, впервые в «косовской истории» напрямую не связанной с террористической Армией освобождения Косово.

У сербского президента Александра Вучича положение значительно интереснее. Напомним, что возглавляемая им Сербская прогрессивная партия была создана в результате раскола Сербской радикальной партии Воислава Шешеля с «уводом» большей части русофильских и патриотических избирателей. Чтобы Вучич мог побеждать на проводимых с завидной регулярностью выборах, он должен использовать патриотический и русофильский арсенал, иначе избиратели его покинут. Однако прикрывать очевидное создание в Сербии неоколониального режима — задача очень трудная. В определенном смысле каждые выборы Вучича — это игра в русскую рулетку, либо пан, либо пропал. На внутреннем рынке надо заявлять о победах, но, поскольку избиратель знает о ситуации не понаслышке, делать это становится раз от раза все труднее. Главным козырем, обеспечивающим неизменную победу Вучича на выборах, является Москва, беспрекословно высылающая самую тяжелую артиллерию для поддержки своего партнера. Обычно в качестве таковой фигурирует визит президента РФ Владимира Путина в преддверии выборов, чтобы сербский избиратель видел слаженную работу двух лидеров.

В этот раз Вучич оказался в весьма уязвимом положении. Ему нужно нечто, что он мог бы продать избирателям под видом своей «эпохальной победы» в косовском вопросе. До этого, как ни парадоксально, непримиримая позиция Рамуша Харадиная и Альбина Курти, не желающих идти ни на какие уступки Сербии в вопросе снятия пошлин, способствовала замораживанию переговорного процесса, итогом которого должно стать признание Сербией Косово и предоставление последнему членства в ООН.

Рамуш Харадинай
Рамуш Харадинай
Rinordubova

«Третьим ударом» является выгода для самого Дональда Трампа: ему в предвыборный период хочется преподнести избирателям решение проблемы «европейской Палестины» и «восстановить мощь Америки» в Балканском регионе. Попутно утвердив свою гегемонию в СБ ООН в случае, если Россия снова пойдет на поводу у Вучича и не будет препятствовать принятию «Республики Косово» в эту организацию.

На подобную возможность указывают сделанные ранее многочисленные заявления представителей российской дипломатии о том, что Москва согласится с любым компромиссом, который устроит Белград. В последнее время, однако, стало гораздо чаще заявляться, что Резолюция СБ ООН № 1244 должна соблюдаться, но в действительности никто ее не соблюдает, а Белград самым брутальным образом нарушил ее сам, подписав в апреле 2013 г. Брюссельские соглашения, в рамках которых он согласился упразднить сербский суд, полицию и систему безопасности во всем КиМ, включая север края. Россия на факт подписания Брюссельских соглашений никак не отреагировала, странным образом еще и потребовав соблюдения Приштиной всех формальностей договора (создания «Ассоциации сербских общин по законам «Республики Косово»), окончательно интегрирующего север края в систему сепаратистской власти.

Главная опасность на данном этапе заключается в том, что «под шумок коронавируса» ad hoc может быть провозглашена «уникальная ситуация», требующая «нестандартного» или «неформализованного» подхода ради достижения некоего общего высшего интереса, например «во имя мира и стабильности». В этом случае возможно повторение сценария Брюссельского соглашения: экстренно, без оповещения общественности заключается некая договорённость, а Скупщина, созыв которой остается формально действующим, её ратифицирует, несмотря на антиконституционный характер. Такой сценарий вполне возможен, поскольку в Сербии правительство в условиях ЧС работает без контроля со стороны Скупщины. Сербия — парламентская республика, и это означает, что правительство планирует и ведёт внешнюю политику, а Скупщина прежде всего контролирует работу правительства, и лишь на втором месте у неё стоит принятие законов.

В качестве «фигового листка», точнее, того, что поможет Вучичу сохранить власть, может быть преподнесена коррекция границ, т. е. передача Приштине албанских общин на юге центральной Сербии (особенно общины Буяновац, имеющей выход на Коридор 11, связывающий Косово с Македонией и Грецией) в обмен на передачу Сербии нескольких сел на севере края. Вашингтон в этом случае повторит успешную схему 2012 г.: уступки по Косово в обмен на власть (в тот раз это было, прежде всего, Брюссельское соглашение 2013 г.) Выборы в Сербии в самом раннем варианте могут быть объявлены в мае, соответственно, проведены в июне, и результат как раз может быть достигнут новым правительством еще на волне поствыборной эйфории как раз к моменту выборов в США.

Александр Вучич. Пентагон
Александр Вучич. Пентагон
James N. Mattis

Перед решающим событием выкристаллизовалась команда главных игроков: Вучич, Тачи и премьер Албании Эди Рама, составившие «американский треугольник». В случае Вучича стоит упомянуть подписание технических протоколов к соглашению с НАТО «СОФА», которые отказывался подписать даже полностью прозападный экс-президент Борис Тадич, проведение совместных учений с НАТО (их было в шесть раз больше, чем военных мероприятий с участием России) и отказ от предоставления статуса дипломатического иммунитета российскому Гуманитарному центру в г. Нише.

Также стоит отметить ряд действий, совершенно не вписывающихся в традиционную для российских СМИ благостную картину: показанный по сербскому ТВ откровенно русофобский сериал «Тени над Балканами», непризнание территориальной целостности РФ (а именно вхождения Крыма в ее состав), многократные реверансы в сторону территориальной целостности Украины (включая Крым). Из последнего — демонстративные многодневные славословия в адрес «китайского брата Си», предоставившего Сербии медицинскую помощь в связи с коронавирусом, после которых последовала просьба-требование о предоставлении российской помощи. Однако когда в Белграде приземлились 11 (!) российских самолетов с медоборудованием и материалами, Александр Вучич её не встречал (проигнорировав и тот факт, что Россия, кроме прочего, дотировала топливо для сербских самолетов), не целовал российский флаг и не произносил эмоциональных речей. В сербских СМИ событие было максимально смазано, приехавшая на аэродром премьер Анна Брнабич выразила дежурную благодарность. Резкий контраст с Китаем налицо.

На днях в Сербии, по центральному государственному каналу РТС, был показан фильм Виталия Манского «Свидетели Путина» (2018), по собственным словам режиссера, помогающий «почувствовав и поняв, все-таки изменить парадигму этого абсолютно беспросветного российского сегодня». Целью показа очевидно является внесение сумятицы в умы русофильски настроенных сербских избирателей по принципу «Россия — не защитник, она не может быть защитником». Но в этом случае куда идти за правдой «маленькой Сербии»? Ответ наготове: не к «ориентальной российской деспотии», а к США.

Регулярные и на первый взгляд хаотичные антироссийские выпады сербского президента служат другой, более долгосрочной цели: проложить путь для следующего, уже радикально прозападного и антироссийского режима и тем самым «замкнуть круг». Напомним, что советником сербского правительства является никто иной как Тони Блэр, инициатор бомбардировок Сербии.

По косовскому вопросу полифония взаимоисключающих заявлений сербского президента скрывает расчетливую партию. Во-первых, запретом на посещение верующими церквей на Пасху была протестирована готовность сербского клира к сопротивлению (воля к которому оказалась минимальной) и возможность блокады общественно-политической жизни. Сербская Православная Церковь неразрывно связана со всем, что является национальным, в первую очередь с Косово, это единственная структура, способная оказать институциональное противодействие. Во-вторых, в дело была вброшена таинственная формула о «разграничении» края (прямо противоречащая Конституции Сербии и Резолюции СБ ООН 1244). Вучич не представил Скупщине ни свои доклады по косовской тематике, ни платформу разрешения проблемы. Напротив, на протяжении примерно пары лет он подчеркивал, что разграничения не будет, что это вопрос далекой перспективы, на которую албанская сторона никогда не согласится. Это следует трактовать как психологическую подготовку к тому моменту, когда может выясниться, что разграничение все же возможно (не случайно в команде остались только американские фавориты, практически на ежедневной основе консультирующиеся с Вашингтоном), и его следует расценивать как величайшую победу. Изменение границ Сербии в этом случае пройдет по процедуре изменения конституции. И даже в случае принятия Скупщиной антиконституционного международного соглашения типа Брюссельского на международном уровне оно будет нести все вытекающие из него обязательства.

Собор Св. Саввы в Белграде — кафедра Патриарха Сербского
Собор Св. Саввы в Белграде — кафедра Патриарха Сербского
George Groutas

Разграничение в этом случае станет «ярлыком» Вашингтона на новое правление Вучича, которому просто не с чем больше идти на выборы. В случае осуществления этого проекта главным виновником сдачи Косово будет выставлена Россия. Невозможно будет измерить степень разочарования и возмущения сербской патриотической общественности на всех Балканах и в диаспоре. Напомним один исторический пример: Йосип Броз Тито при поддержке советской стороны, которая в свое время также не хотела обременять себя работой мысли по всему спектру, уничтожил Равногорское четническое движение, единственную силу, способную оказать сопротивление своему режиму. Но когда Тито обеспечил себе монополию на власть, он сделал резкий разворот на Запад. Последующие события — отрыв от советского блока Югославии и Албании — означали подрыв Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений, а Великобритания (англо-саксонский фактор) получила Балканы и выход к Адриатическо-Ионическому бассейну в фактически безраздельное пользование. Разрушение послевоенного порядка стало, в свою очередь, прологом к событиям 1990-х гг. Ровно также «технологично-прагматичная» поддержка Вучича, создающего колониальный режим в Сербии, без серьезной глубокой работы по всем уровням и направлениям, чревата «эффектом Буратино», когда весь потенциал будет слит в бутафорский сегмент джанк-политики, обслуживающей исключительно внешние интересы. В случае приема «Республики Косово» в ООН разочарованы будут не прозападные, а сербские патриотические круги, что будет означать реализацию двухвековой британской мечты: сербы сами возненавидят Россию.