Между президентом Франции Эммануэлем Макроном и папой Римским Франциском вчера, 21 апреля, состоялся телефонный разговор. Он продлился 45 минут. И в обычной жизни в личном контакте с понтификом 45 минут — это много. В случае дистанционного общения, когда идет подтверждение неких ранее достигнутых договоренностей, время можно умножать на десять, что говорит об определенной необычности ситуации.

Макрон
Макрон
Иван Шилов © ИА REGNUM

Развернутых официальных сообщений на тему разговора президента и папы пока нет. Из реляций средств массовой информации узнать можно следующее. Звонок Макрона состоялся за час до начала совещания под его председательством с французскими религиозными лидерами, а также представителями масонских лож и культурных ассоциаций. В самом начале беседы президент пригласил Франциска посетить с визитом Францию. Папа поблагодарил за приглашение, сказав, что он очень хочет, но в сложившейся ситуации это невозможно. Как передает Vatican News, согласно Макрону «оба мужчины подчеркнули близость своих взглядов относительно перемирия во всём мире, списания долгов, международной солидарности и Европы, глава французского государства хотел во время разговора рассказать, что делает Франция». Французская католическая газета La Croix дополняет: Макрон получил поддержку папы своих международных инициатив. Президент хотел бы утвердиться в качестве одного из мировых лидеров на фронте борьбы с пандемией коронавируса. «В выстраивании этой международной линии благословение понтифика знаменует собой важный шаг», — отмечает издание.

Папа Франциск
Папа Франциск
Long Thiên

Позиции Святого престола и Парижа бывают схожими далеко не всегда, но сейчас всё идет по присказке «не было бы счастья, да несчастье помогло». Точки зрения Франциска и Макрона совпадают по нескольким важным инициативам, которые они выдвигали в последнее время. Но главная из них и имеющая стратегическую глубину — сохранение европейского единства и судьба Европейского союза. Этой теме понтифик посвятил важное место в своем пасхальном послании Urbi et Orbi. «Среди многих территорий мира, пораженных коронавирусом, моя мысль обращена особым образом к Европе, — провозгласил папа. — После Второй мировой войны этот возлюбленный континент сумел воскреснуть благодаря конкретному духу солидарности, позволившему ему преодолеть прежнее соперничество. В первую очередь в сегодняшних обстоятельствах как никогда необходимо, чтобы это соперничество не окрепло вновь, но чтобы все признали себя частью единой семьи и поддерживали друг друга. Сегодня перед ЕС стоит эпохальный вызов, от которого зависит не только его будущее, но и будущее всего мира. Да не будет упущена возможность еще раз проявить солидарность, прибегая в том числе к инновационным решениям».

Однако на фоне коронавируса «инновационные решения» европейцы принять оказываются пока неспособными. 23 апреля лидеры Евросоюза должны еще раз в режиме видеоконференции обсудить, как будет финансироваться восстановление их стран после завершения пандемии. Проблема в том, замечает портал POLITICO, что «европейские столицы и еврокомиссары до сих пор выдвигают конкурирующие планы экономического возрождения и способов его оплаты». На днях с тревожными прогнозами выступил председатель Комиссии епископских конференций Евросоюза (COMECE) кардинал Жан-Клод Холлерих, который опасается, что ЕС не переживет коронавируса. Он спросил о том, о чём многие сегодня думают: может ли пандемия стать переломным моментом, сигнализирующим о близком конце? Большинство стран переживают «возвращение к национальным интересам», а кризис «благоприятствует индивидуализму наций». По словам монсеньора, отсутствие солидарности с сильно пострадавшими от коронавируса странами «может стать смертельной раной», для «многих это будет разочарованием в европейском проекте». Холлерих при этом обозначил раскол Европейского союза, выразив надежду, что «страны Севера будут реализовывать проект солидарности со странами Южной Европы».

Жан-Клод Холлерих
Жан-Клод Холлерих

Но какого рода этот раскол — географический, религиозный или концептуальный, где проходят линии? Возможно, всё сразу, хотя и есть соблазн противопоставить католические Италию с Испанией протестантским Нидерландам. Такой упрощенной картине мешает наличие Германии со смешанной ее религиозной идентичностью, и еще толком не высказалась Франция. А высказываться придется, что интересует также Ватикан, которому нужно определить, кого поддержать из европейских лидеров, кто будет способен на «инновационные решения». Когда всё было хорошо, основным и частым собеседником папы Франциска в Европе являлась немецкий канцлер Ангела Меркель. Она находилась на постоянном контакте с понтификом. Сейчас Берлин вызывает у своих соседей не самые добрые чувства, растет раздражение его скупердяйством, нежеланием открыть кошелек ради «европейской солидарности». Что касается Парижа, то вряд ли от него можно будет ожидать прямых инвестиций. Однако с прошлого года Макрон в публичных выступлениях и интервью стал проявлять интеллектуальную смелость и политическое творчество. Он вбросил несколько ярких тезисов, о которых заговорили все.

То, что сейчас президент глубоко секулярной Франции начинает искать поддержки своих глобальных амбиций и у Святого престола — довольно интересно. Последующие события должны показать, сможет ли он добиться благосклонности Ватикана и в какой степени будет возможна кооперация этих двух столиц в Европе.