После прихода к власти в Турции Партии справедливости и развития страна встала на явно антиамериканский курс, превращаясь во второй Иран. Остановить этот процесс Вашингтон не в состоянии, поэтому он должен кардинально изменить свой турецкий курс, пишет Дэниэл Пайпс в статье, опубликованной 20 апреля в статье для The National Interest.

Турция
Турция
Иван Шилов © ИА REGNUM

Пайпс отмечает, что после 2016 года уже никто особо не сомневается в том, что Турция едва ли является союзником США. Напротив, ряд экспертов задается вопросом, может ли считаться нынешняя враждебность Анкары временным явлением или новой нормой. Идет ли речь о новой исламской революции по образу иранской или нет. В Вашингтоне дают разные оценки. Исполнительная власть — администрация президента, минобороны и Государственный департамент склоняются к временному характеру нынешнего, не устраивающего США курса Турции, тогда как американские законодатели и большинство аналитиков видят в нем долгосрочную смену парадигмы.

Для понимания того, каким образом шло развитие нынешних процессов, Пайпс предлагает вернуться на несколько десятилетий назад. Он отмечает, что до прихода к власти нынешних турецких властей в 2002 году отношения Вашингтона и Анкары, хоть были и не безоблачными, но в целом были «просты и хороши»: Вашингтон вел, Анкара следовала. Пайпс поделился собственным опытом взаимодействия с турецкими дипломатами в 1992 году, когда он на протяжении месяца был гостем МИД Турции. По его словам, официальные лица страны занимались тем, что сидели у факсов, ожидая указаний из посольства Турции в США.

«Я преувеличиваю, но ненамного: такая ситуация устраивала обе стороны на протяжении полувека. Турция была защищена от Советского Союза, а США могли рассчитывать на надежного союзника», — пишет он.
Турецкие танки.  Сирийско-турецкая граница
Турецкие танки. Сирийско-турецкая граница
Ktwop.com

Нарушили эту стабильность два обстоятельства: развал Советского Союза и скатывание политических партий Турции в коррупцию и некомпетентность. Кроме того, переменами воспользовались исламисты, которых впоследствии потеснили военные, не решившие тем не менее имеющихся проблем.

Затем прошли «дикие» выборы 2002 года. Партия справедливости и развития (ПСР) появилась ниоткуда и воспользовалась положением Основного закона, согласно которому в парламент могла войти только та партия, которая наберет более 10% голосов избирателей. Тогда это требование смогли выполнить лишь две партии, в результате чего ПСР, получив лишь треть голосов избирателей на тех выборах, смогла получить две трети мест в парламенте. От полученного удара оппозиция смогла восстановиться лишь в 2019 году, одержав верх в выборах в Стамбуле.

Сразу же после этого, уже в 2003 году, турецкий парламент отказал американским военным в использовании своей территории для ведения войны против режима Саддама Хусейна в Ираке. Тогда американские власти не обратили на этот отказ внимания, продолжив отношения с Анкарой. Более того, дружеские отношения с турецким лидером Реджепом Тайипом Эрдоганом поддерживали и Джордж Буш — младший, и Барак Обама, назвавший президента Турции одним из своих любимых иностранных лидеров, и президент Дональд Трамп, который «льстил и замирял» турецкого лидера. Иными словами, Белый дом, минобороны, Госдеп и другие не хотели замечать фундаментальных изменений, имевших место в Турции.

Вместе с приходом к власти Эрдогана и его партии и простые граждане Турции стали менее позитивно относиться к США. Если в 2000 году более половины жителей республики проявляли благосклонность к США, то за время правления Эрдогана этот показатель опустился до 18%.

Эта неприязнь стала взаимной. По словам Пайпса, Турция была исключена из программы создания многоцелевого истребителя F-35 потому, что решила закупить у России зенитно-ракетные комплексы С-400. Затем, в 2019 году, палата представителей США признала геноцид армян в Османской империи.

«Нет оснований утверждать, что американцев ждет в Анкаре более дружеский прием после ухода Эрдогана», — подчеркнул Пайпс, отмечая, что предполагаемые его преемники склонны следовать его же курсом.
«Более того, другие крупные политические силы в Турции — националисты и леваки — занимают еще более враждебные позиции, чем партия Эрдогана», — добавил он, указав на то, что, за исключением курдской Демократической партии народов, все они проповедуют антиамериканизм, обвиняя Эрдогана в проамериканской политике.

Пайпс обращает внимание на то, что США не должны следовать надежде, что Турция «вернется», поскольку она не вернется, как не вернется и Иран. Речь не идет о том, что это не может произойти вообще, но в обозримом будущем это маловероятно. В связи с этим он призывает США готовиться к длительному периоду непростых, даже враждебных отношений с Анкарой и дает американским политикам ряд рекомендаций для более эффективного взаимодействия с Турцией.

Прежде всего, США должны осуждать и принимать меры по таким вопросам, как поддержка Турцией террористической группировки «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), вторжение в Сирию, лишение Сирии и Ирака воды, отправка войск в Ливию и бурение в исключительной экономической зоне Кипра.

Дональд Трамп и Реджеп Эрдоган на саммите стран блока НАТО
Дональд Трамп и Реджеп Эрдоган на саммите стран блока НАТО

Затем Вашингтон должен выступить с публичным отказом от экстрадиции бывшего союзника Эрдогана и ставшего его противником исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, который живет в Пенсильвании. США также должны поддержать курдов, сторонников Гюлена и парламентскую оппозицию, пригласив их на ряд встреч на высоком уровне в Вашингтоне.

Кроме того, Пайпс рекомендует пойти на разрыв экономических связей с Турцией и добавить страну за покупку российских С-400 в список тех, в отношении кого действует Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций. С расположенной в стране базы ВВС «Инджирлик» должны быть вывезены ядерные боеголовки, чтобы они не могли достаться Анкаре. Затем необходимо вывести все американские войска из Турции и исключить Турцию из НАТО.