Гейдар Алиев
Гейдар Алиев
Иван Шилов © ИА REGNUM

Нефтегазовая корпорация Chevron продала свои активы в Азербайджане за 1,57 млрд долларов венгерской компании MOL. Об этом говорится в сообщении американской компании: «Корпорация Chevron объявила, что ее дочерние компании продали свои доли на блоке нефтяных месторождений Азери — Чираг — Гюнешли (АЧГ) и в нефтепроводе Баку — Тбилиси — Джейхан (БТД) в Азербайджане компании MOL Hungary Oil and Gas PLC».

Слухи и сообщения о готовящейся сделке появились еще в ноябре 2019 года. Ранее пресс-служба корпорации Chevron отказывалась их комментировать, точно так же как и азербайджанская государственная нефтяная компания Socar. Тем не менее Reuters сообщало, что Chevron намерен почти полностью выйти из владения крупнейшим азербайджанским месторождением, «чтобы сфокусироваться на внутреннем американском рынке». По словам исполнительного вице-президента Chevron по добыче и разведке Джея Джонсона, «эта продажа является важной частью нашей программы отчуждения непрофильных активов, которая нацелена на получение доналоговых доходов в размере от 5 до 10 млрд долларов за период 2018—2020 годы. В этой связи выстраиваются самые разные версии. Одна из них выглядит убедительно. Она связана с ситуацией, складывающейся сегодня на мировом нефтяном рынке, когда участие Chevron в энергетических проектах Азербайджана теряет свою рентабельность. Другая версия связана со снижением объемов добычи нефти в блоке АЧГ, по Reuter, темпами на 10% в год. Вдобавок эксперты British Petroleum заявили, что поднять добычу можно лишь с помощью дополнительных затрат, которые коммерчески невыгодны для компаний. Но если это действительно так, и если следовать предлагаемой логике, то выходит, что Chevron, продавая свои активы венгерской компании MOL Hungary Oil and Gas PLC, подсунула ей «кота в мешке», во что верится с трудом.

Вопрос, видимо, в другом. Chevron распродает свои активы по всей Европе. И это далеко не единственная американская нефтяная компания, которая покидает Европу. Такому же сценарию действий следует и ExxonMobil. По мнению многих экспертов, американский бизнес, пусть пока и в виде нефтяников, начал следовать политике президента США Дональда Трампа. Chevron всегда выступала в роли символа американского политического и другого присутствия. Теперь же регион Каспия, который на определенном этапе в силу известных конъюнктурных причин сохранял за собой репутацию важного международного центра добычи нефти и газа, представлялся чуть ли не альтернативой Персидскому заливу, этот статус утрачивает. Кстати, корпорация обозначила свои достижения в Азербайджане: продажа смазочных материалов, охлаждающих жидкостей и средств для обработки топлива под брендами Texaco, Havoline, Ursa и Techron, модернизация медицинских учреждений, школ и дорог, обучение фермеров, улучшение доступа людей к социальной инфраструктуре и еще что-то другое. Наверняка азербайджанцы всё это запомнят и оценят.

Добыча нефти в Азербайджане
Добыча нефти в Азербайджане
(сс) Gulustan

В то же время Азербайджан связывал с деятельностью американских компаний возможность «строительства отношений нового уровня с государствами мира», не только пытался укрепить, но и геополитически пробовал доминировать в Закавказье. Правда, в главной своей болевой точке, Нагорном Карабахе, помощи от Запада он так и не дождался. Точно так игра в создание противовеса влиянию Москвы на энергетическом рынке или выступление в роли «гаранта энергетической безопасности Европы» оставила Баку при своих интересах, хотя нет никаких оснований обвинять Азербайджан в изменении правил игры. В то же время надо признать, что с Chevron связана история современного независимого Азербайджана. Как пойдут дела дальше, если станут сбываться прогнозы относительно завершения «нефтяной эры»? Смена стратегии действий Chevron связана не только или не столько с переменами на рынке энергоресурсов, сколько с предстоящим геополитическим переделом как Европы, так и региона Закавказья.

По мнению экспертов, проблема Азербайджана в том, что он (и не только он один) потерял почти 20 лет больших «нефтяных денег» и не смог с помощью разных программ и инвестиционных проектов в экономику снизить долю нефтяного фактора. На этом направлении были сделаны только первые шаги, тогда как вырываться вперед в одиночестве ему будет очень сложно. И сколько на это понадобится так называемого исторического времени? С точки зрения перспектив внутренней политики Баку — рано или поздно будет — будет вынужден и уже начал предпринимать усилия к определенным внутриполитическим преобразованиям. С точки зрения геополитики ему потребуется начать пересмотр векторов своей внешней политики и провести корректировку оценок ситуации. Приближается момент очередного исторического выбора.