Православные верующие 19 апреля отпразднуют главный праздник в году — Воскресение Христово. Первый раз в современной истории этот праздник пройдет в атмосфере всемирной пандемии. Многие поместные православные церкви призвали своих прихожан не приходить в этот день на праздничную литургию, а отпраздновать Пасху дома, в узком семейном кругу. Патриарх Сербский Ириней призвал верующих принять во внимание рекомендации медиков и отметить праздник в своих домах. При этом в Сербии в пятницу в 17 часов начался самый длинный комендантский час с момента введения чрезвычайного положения — он закончится во вторник в пять утра. Митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий тоже призвал православных верующих не приходить в храмы в воскресенье утром. Как православные верующие в Сербии восприняли решение церкви служить пасхальную литургию в пустых храмах, поможет ли черногорским властям эпидемия коронавируса в намерении провести в жизнь скандальный закон о свободе вероисповедания, повлияет ли эпидемия коронавируса на ход переговоров Белграда и Приштины о достижении «всеобъемлющего соглашения о нормализации отношений»? Об этом корреспондент ИА REGNUM Татьяна Стоянович беседует с профессором международного права юридического факультета Университета в Косовской Митровице Деяном Мировичем.

Косово
Косово
Иван Шилов © ИА REGNUM

Сербская православная церковь призвала верующих не приходить на Пасху в храмы. Это сделали как патриарх Сербский Ириней, так и митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий. На ваш взгляд, была ли возможность решить этот вопрос по-другому и найти способ, позволяющий верующим присутствовать на литургии, но при этом не подвергающий их ненужному риску заражения?

Я полностью понимаю, почему митрополит Амфилохий призвал верующих не ходить в храмы. После принятия закона о свободе вероисповедания, избиения епископа Мефодия в декабре 2019 года, когда протесты против этого закона только начались, и в конце концов, после недавнего задержания самого митрополита Амфилохия и других примитивных и разбойных действий черногорских властей, вполне логично предполагать, что режим в Подгорице использовал бы призыв митрополита к верующим прийти на пасхальную службу для того, чтобы запретить деятельность митрополии. А также воспользовался бы этим как поводом для новых арестов и новых средневековых поступков по отношении к православным верующим и священникам, которые немыслимы в современном обществе. На самом деле в Черногории чрезвычайное положение действует еще с момента принятия закона о свободе вероисповедания в декабре 2019 года, и оно направлено против Сербской православной церкви и ее прихожан.

Что касается Сербии, я не понимаю позиции иерархов СПЦ. Я простой верующий, и не имею права учить владык, как им поступать, но мы видим, что Виктор Орбан в Венгрии рекомендовал православной церкви не допускать присутствия более ста человек на праздничной литургии. Тем не менее он не закрыл храмы для верующих на Пасху и тем самым не отменил их гражданские свободы. Если в Венгрии, которая в основном католическая страна, православная церковь может работать, я не понимаю, почему это невозможно организовать в Сербии. Правда, я понимаю мотивацию президента Александра Вучича, который ранее открыто заявлял о том, что протестантизм ему ближе, чем православие. Также меня не удивляет рекомендация главного эпидемиолога Сербии Предрага Кона, который уже несколько недель ужасно ругает сербский народ за неудовлетворительное соблюдение защитных мер. Но меня удивляет то, что Сербская православная церковь не проявила достаточной степени автономии по отношению к государству. Если в Болгарии, которая по количеству населения примерно совпадает с Сербией, все это можно организовать, я не вижу, почему этого нельзя сделать в Сербии. Тем более в стране все время работают, например, почтовые отделения для того, чтобы население могло оплачивать квартплату и другие счета. Люди дисциплинировано стоят в очереди в перчатках и масках. Наш народ — это не стадо дикарей, это верующий народ.

Митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий
Митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий
Mitropolija.com

Незадолго до принятия решения о введении трехдневного комендантского часа на весь период пасхальных праздников епископ Бачский Ириней выразил надежду на то, что верующим все-таки будет разрешено прийти на литургию. Потом на официальном сайте Бачской епархии появился график проведения литургий с четверга по воскресенье.

Мне кажется, что существует большая разница между информацией о том, что храмы будут открыты, и призывом к верующим прийти в эти храмы. Так что для меня это похоже на какие-то полумеры. Я не могу понять, какая польза от того, что храмы открыты, если вы не зовете верующих в эти храмы. Что касается самих верующих, то мне кажется, что большинство из них дезориентировано. Они не получили поддержки от церковных иерархов. Если бы патриарх или кто-то другой из влиятельных иерархов призвал верующих прийти в церковь, все было бы по-другому. Давление властей с одной стороны и бездействие церковных иерархов приведут к тому, что очень незначительное количество верующих попытается присутствовать на литургии в воскресенье.

Ожидаете ли вы, что черногорские власти могут использовать перерыв в проведении протестных шествий против закона о свободе вероисповедания, который наступил из-за возникновения эпидемии коронавируса для того, чтобы отнять имущество у Сербской православной церкви? Могут ли черногорские верующие после окончания эпидемии вдруг оказаться в новой реальности?

Властям в Подгорице будет сложно провернуть что-то подобное. Такая акция вызвала бы моментальную реакцию верующих, которые в данный момент дисциплинировано сидят дома. Во-вторых, 2020 год в Черногории — год выборов. Парламентские выборы должны пройти осенью. Мне кажется, что подобный шаг был бы самоубийственным для режима, который к тому же столкнется в этом году с худшим туристическим сезоном за последние 20 лет. Так что ветер, который раньше дул в паруса режимов Джукановича в Черногории и Вучича в Сербии и помогал им удержаться у власти, теперь поменял направление. Коронавирус появился за несколько месяцев до выборов в Сербии и за полгода до выборов в Черногории. И Вучич, и Джуканович знают, что в обеих странах хотя бы формально существует многопартийная система. Так что Джуканович мог бы физически сделать что-то подобное, но это вызвало бы отрицательную реакцию, которая могла бы ему навредить на предстоящих выборах.

Хашим Тачи
Хашим Тачи
President-ksgov.net

Тем временем, кажется, что процесс переговоров между Белградом и Приштиной, несмотря на эпидемию и чрезвычайное положение, которое продолжает действовать в Сербии, постепенно сдвигается с мертвой точки. Недавно был назначен новый посредник от Евросоюза Мирослав Лайчак, ряд американских политиков и официальных лиц также подчеркивает важность возобновления переговорного процесса сразу после завершения пандемии. Может ли быть такое, что после отмены чрезвычайного положения сербская общественность услышит о существенном приближении момента подписания соглашения между Белградом и Приштиной?

Мне лично кажется, что договоренность уже была достигнута в начале марта во время встречи президента Сербии Александра Вучича и лидера сепаратистского Косово Хашима Тачи в Вашингтоне. Об этом свидетельствует и смена премьер-министра Косово Альбина Курти, которая последовала вскоре по возвращении Тачи из этой поездки. Курти, кстати, говорил, что американская сторона поставила косовскому лидеру два условия — отправить премьера в отставку и отменить стопроцентные пошлины на сербские товары. Так что у американцев нет бесплатных обедов. Понятно, что и на сербскую сторону были наложены какие-то обязательства. Очевидно, что это в том числе и дистанцирование от России. Примечательно в этом смысле то, что президент Вучич не стал лично встречать самолеты с гуманитарной помощью из России, как он сделал это, когда прилетел самолет из Китая. Также несколько дней тому назад государственный телеканал РТС показал одиозный документальный фильм «Свидетели Путина», направленный против президента РФ. До сих пор такое было немыслимо. Очевидно, что теперь от Сербии требуется подписать соглашение, которое откроет путь для вступления Косово в ООН. За это Белград получит несколько сел под горой Копаоник и небольшую часть территории на севере Косово и Метохии.

Когда вы ожидаете подписание такого соглашения?

Я считаю, что в течение 30 дней после отмены чрезвычайного положения в Сербии пройдут выборы. До выборов президент ничего не будет подписывать. Когда пройдет выборный цикл, мы в очень короткий срок получим самое позорное соглашение в истории Сербии — 1600 религиозных объектов Рашско-Призренской епархии будет передано в руки сепаратистов в Приштине. В их руки также будет передана и судьба 100 тысяч сербов, проживающих на территории края. Ни одна сербская власть не делала такого по своей воле со времён битвы на поле Косово в 1389 году и до сегодняшнего дня.