Правительственная комиссия по модернизации экономики и инновационному развитию, созданная в сентябре 2018 года, является, как это сформулировано в постановлении правительства, «постоянно действующим координационным органом, образованным для обеспечения согласованных действий заинтересованных федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций в целях выработки государственной политики в области модернизации экономики и инновационного развития Российской Федерации». 6 апреля 2020 года в состав правительственной комиссии вошли «цифровой» вице-премьер Дмитрий Чернышенко, глава Минкомсвязи Максут Шадаев, глава «Почты России» Максим Акимов, гендиректор «Яндекса» Елена Бунина, глава Сбербанка Герман Греф, генеральный директор Mail.ru Group Борис Добродеев, президент «Ростелекома» Михаил Осеевский, специальный представитель президента Российской Федерации по вопросам цифрового и технологического развития Дмитрий Песков.

Приглашение цифровых топ-менеджеров к работе в составе высших органов власти в условиях, когда реальный сектор российской экономики показывает падение вследствие режима самоизоляции из-за пандемии COVID-19, комментирует руководитель секции «Искусственный интеллект в экономике» РАН, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова Елена Николаевна Ведута.

Елена Николаевна, по вашему мнению, что означают эти изменения в одной из ключевых правительственных комиссий, и можем ли мы предполагать, что тотальная цифровизация нашей страны в интересах крупных IT-игроков станет ещё более интенсивной.

Елена Ведута: Я сразу могу ответить на этот вопрос: никакого отношения данный коллектив к модернизации и к инновациям в экономике не имеет. Эти люди далеки от понимания проблем в экономике. Они — обычные «айтишники» и чиновники, которые считают, что за IT-технологиями будущее. Какое будущее они могут нам создать, если они не способны решить серьёзные экономические проблемы страны? Ведь самая серьезная проблема сегодня — это ликвидация экономического хаоса, в котором мы живём. По сути, потеряно всякое управление экономикой. А экономика — это жизнь людей. Люди хотят есть, хотят спать на кроватях, иметь своё жильё, хотят иметь медикаменты, рожать детей, иметь еду для детей и так далее. «Цифровые товарищи», вошедшие в этот пул, никакого отношения не имеют к решению задачи повышения эффективности управления нашей экономикой. Конечно же, тотальная цифровизация нашей страны выгодна крупным IT-игрокам, подменивших профессионалов, способных создать кибернетическую систему планирования экономики для выхода из кризиса. Но ещё она более выгодна чиновникам, для которых хаос — мать порядка. Тут, глядишь, можно будет на фоне ускорения развития хаоса получить доступ ко всем персональным данным, наивно полагая, что этим можно будет сдержать негодование беднеющего народа. Однако не следует забывать, что интернет зависит от бесперебойной работы электроэнергетики, благополучие которой зависит от развития других отраслей, поставляющих ей необходимое сырье и оборудование, и от воспроизводства занятой в ней рабочей силы, что, в свою очередь, также зависит от всего общественного воспроизводства.

Простая «увлечённость» персональными данными без создания автоматизированной системы управления экономикой приведёт к тотальному контролю чиновников за производителями и потребителями и, в конечном счёте, к краху власти в России.

Чиновники, увлечённые цифровизацией для тотального контроля над поведением людей (ошибки этой цифровизации мы наблюдали в Москве с 15 апреля) и манипулирования их сознанием, упорно не хотят понимать, что внешняя и внутренняя катастрофа надвигается на них именно через экономику. Экономика «не слышит» чиновничьих указов, приказов, проектов, как с цифровизацией, так и без неё. Она продолжит свой торжественный путь вниз, сопровождаемый ростом безработицы, бездомных и голодных и, в конечном счете, уничтожением России как государства.

Согласна с теми, кто считает пришествие пандемии началом Третьей мировой войны, в ходе которой произойдёт переформатирование мирового порядка. В нём будут участвовать либо такие цифровые корпорации, как Google, Amazon, Tencent и Alibaba, стремящиеся сегодня к достижению абсолютной власти с уничтожением государств с их элитами за счёт создания и постоянного совершенствования искусственного интеллекта для тотального контроля и управления сознанием людей, либо государства (блоки государств), которые смогут перейти к мобилизационным моделям, реализующим национальный суверенитет и одновременно конструирующим будущее в направлении роста общественного блага. Если государственные чиновники будут заняты лишь усилением цифрового контроля за поведением людей, то безработных, бездомных, голодных в мире станет значительно больше, поскольку экономический кризис никто не отменял. В ходе чиновничьей цифровизации беспредела ещё более обогатятся гигантские цифровые корпорации. В будущем балансе сил, который возникнет после Третьей мировой войны, России не будет места даже под столом ведущих игроков, потому что никогда нельзя подражать тем, кто тебя ведёт, как Иван Сусанин, в совершенно другую сторону — в густой, тёмный лес. Не может быть порядок в стране, если нет порядка в управлении экономикой. Нынешний цифровой беспредел под флагом пандемии затмит беспредел вчерашний.

Правительство не понимает, по какому пути пойдет Россия в своих попытках контролировать все аспекты жизни людей, или это делается целенаправленно?

Елена Ведута: Трудно ответить на этот вопрос. Я не думаю, что правительство совсем уж однородно, я уверена, что есть там те, кто связывает свою жизнь с Россией — это те, кто поумнее и являются сильными личностями, а не те, кто привык мыслить по подсказкам Запада и презрительно по-чиновничьи относиться к своему народу по принципу «я начальник, ты дурак». Для сохранения своих позиций во власти последним как раз необходимо владение персональными данными. Тот, кто умнее, у него экономическое мышление превалирует над чиновничьим, прекрасно понимает, что необходимо развивать производство. В частности, я в этом смысле поддерживаю позицию премьер-министра и поддержавших его губернаторов по вопросу о необходимости срочного прекращения банкротства нашей промышленности, потому что это могут делать только самоубийцы. Если мы хотим все дружно умереть, то давайте дальше банкротить, давайте не будем вообще работать, давайте «цифровать» наше поведение вместо того, чтобы заниматься экономикой.

Такой животрепещущий вопрос. Сейчас в интернете очень много информации про грядущую чипизацию, которая вытекает из процессов цифровизации. Речь идет о тотальном контроле с помощью внедрению чипов в тело людей. Насколько, на Ваш взгляд, близка перспектива чипизации всех поголовно, и какие цели могут при этом преследоваться?

Елена Ведута: В отличие от чиновников, ученые, профессионалы в любой сфере деятельности понимают, что чипирование людей будет воздействовать на сознание, и, следовательно, приведёт к концу свободомыслия — важнейшего фактора свободного развития профессионализма и науки в стране. Конечно, могут говорить красивые слова, что чипизация нужна для вашего здоровья и благополучия. Однако уже всем давно понятно, что она будет делаться для того, чтобы голодные, несчастные люди, которые появятся у нас в ходе ускоренного развала экономики, не поднимали восстаний. Чипизация — это попытка чиновников сохранить свою власть за счёт абсолютного подавления воли людей и их свободомыслия. Кому будет нужна страна рабов? В конечном счёте победителям Третьей мировой войны — цифровым корпорациям.

Что мы можем и должны сделать? Я очень надеюсь, что у нас людей разумных во всех структурах больше, а это значит, что пришло время напрягать свои мозги, и в конце концов встать, перестать валяться на печке в надежде, что «авось, пронесёт», и сказать себе: «Хватит заниматься глупостями»! Для победы в Третьей мировой войне нам нужна мобилизационная модель экономики, а не чипирование людей для сдачи страны победителям.

В условиях пандемии, которая неизвестно когда закончится, нарастания экономического кризиса, усугубляющегося падением цен на углеводороды, какие первоочередные меры, на ваш взгляд, должно предпринять правительство?

Елена Ведута: Это, прежде всего, снабжение людей продовольствием. Также внимательно нужно посмотреть, что у нас творится с электроэнергией.

Что касается продовольствия, должны посчитать разные балансы по самым необходимым для жизни видам продуктов. Точно так же мы должны рассчитать балансы медикаментов: где мы их будем брать и как обеспечивать ими население. Очень важно просчитать отдельно балансы питания для наших детей, потому что без коровьего молока наши дети не смогут полноценно расти. Требуется с большой ответственностью отнестись к нынешней посевной, учитывая, что было недостаточно снега в этом году.

В случае углубления кризиса необходимо быть готовым к введению карточек для обеспечения населения всем самым необходимым, потому что в противном случае в условиях роста безработицы и снижения доходов вполне реальна угроза голода для групп населения с низкими доходами.

Для предотвращения спекуляции товарами первой необходимости потребуется организация государственной коммерческой торговли. Срочно нужно составить и топливно-энергетический баланс для недопущения энергетического кризиса в стране. Потребуется и проведение демократической денежной реформы с льготной переоценкой вкладов и других реформ, подчиненных решению стратегической задачи — победе в Третьей мировой войне. Для победы потребуется внедрение мобилизационной модели управления экономикой с учетом опыта прошлого и необходимости программирования будущего. Лучшим опытом использования таких мобилизационных моделей располагает наша страна. Поэтому Россия имеет все основания выйти из этой войны победителем.

Из истории нашей страны известно, что результатом Первой мировой войны явилась модель военного коммунизма, позволившая не только сохранить власть в стране, но и взять курс на электрификацию для повышения общественной производительности труда. Переход к НЭП на базе смешанной экономики с командными высотами в руках государства был обусловлен низким качеством исходной информации и планирования. Тогда мы нарабатывали те самые продовольственные и энергетические балансы, сумели составить баланс народного хозяйства, в котором были представлены межотраслевые потоки продукции, сумели восстановить экономику до уровня довоенного 1913 года.

Почему мы были вынуждены перейти от НЭП к курсу индустриализации? Темпы роста экономики стали низкие, безработица росла, голод вернулся. Тогда в партии большевиков поднялась дискуссия о том, что делать. Возникли два подхода к решению экономических проблем. Бухарин, Кондратьев и их соратники считали, что нужно на основе анализа сценарных прогнозов принимать управленческие решения. Этот путь в моде и сегодня — составлять на основе сложившихся негативных тенденций развития экономики прогнозы, анализировать их и предсказывать. Я считаю, что астрологи лучше в данном случае справляются, нежели экономисты. Второй подход, на котором настаивал Кржижановский, руководитель плана ГОЭЛРО, вместе с академиком Струмилиным заключался в управлении экономикой на основе живого планирования — алгоритма действий, увязанного в пространстве и во времени с учетом обратной связи от производителей для выполнения стратегических задач индустриализации страны. Тогда руководство страной, учитывая неизбежность перерастания глобального кризиса в мировую войну, решило перейти от вмешательства в экономику на основе анализа сценарных прогнозов к управлению экономикой на основе живого планирования, учитывающего обратную связь от производителей для выполнения задач индустриализации.

Благодаря созданной системе управления экономикой СССР выиграл во Второй мировой войне, восстановил к 1950-м годам экономику и стал страной, определяющей биполярный мир. Уже тогда в условиях холодной войны перед страной встала задача перехода кибернетическому планированию экономики с использованием возможностей современных ЭВМ (компьютеров). Это предполагало описание планирования как алгоритма математических расчётов согласования плановых показателей «затраты-выпуск» всех уровней экономики для составления динамического межотраслевого баланса, обеспечивающего выход страны на траекторию роста общественного блага.

Почивавшая на лаврах победы над фашизмом номенклатура проигнорировала эту стратегически важную задачу. Усиливавшийся в принятии управленческих решений волюнтаризм привел страну, в конечном счете, к экономическому хаосу, угрожающему в настоящее время уже самому существованию страны.

Однако благодаря уникальному опыту живого планирования СССР и родившейся в СССР науке экономической кибернетике сегодня только в России имеется цифровая технология, конструирующая будущее, — динамическая модель межотраслевого баланса, разработанная советским экономистом-кибернетиком Николаем Ведутой, на основе которой может быть внедрено кибернетическое планирование экономики и основанная на нём автоматизированная система управления экономикой. Данная модель представляет собой систему алгоритмов согласования социальных потребностей с производственными возможностями. Её управляющим параметром являются производственные инвестиции, распределение которых подчинено необходимости практической реализации рассчитанных по модели производственных цепочек для выпуска необходимого конечного продукта. Основанная на ней кибернетическое планирование экономики работает в режиме online и гибко реагирует на изменения в заказах потребителей и инновационные предложения производителей. Только её внедрение обеспечит значительное повышение эффективности управленческих решений для выхода из глобального кризиса и обеспечения тем самым победы нашей страны в Третьей мировой войне.

Другого выхода у страны нет.

И вот что меня удивляет: выступают различные ректоры, экономисты, которые обслуживали нашу перестройку, трансформацию экономики от планирования к хаосу. Теперь они хором поют «всё будет плохо, пандемия — наша плата за глобализацию». Что будет плохо? Скажите, что делать, чтобы было хорошо! Вы что, весь наш опыт забыли? Вы забыли слова великого Капицы, предупреждавшего нас, что историческое время ускоряется, и мы не сможем выйти из этого «штопора» живыми, если не научимся программировать будущее, учитывая опыт прошлого?

Что реально стране помогало в Первой, Второй и поможет в Третьей мировой войне? Экономическое живое планирование, рожденное опытом наших людей. Почему до сих пор никто из оппозиции даже не старается об этом четко говорить? О каком планировании они говорят, если не понимают сути кибернетического планирования?

Есть выход у страны. Поэтому я и многие мои последователи и ученики писали письма с предложениями по внедрению кибернетического планирования экономики, основанного на динамической модели межотраслевого баланса, в правительство, администрацию президента, Совет безопасности. Но нет у чиновников никакой реакции на эти письма. Все их внимание устремлено на организацию тотального контроля и манипулирования сознанием. Они не понимают, что когда наступит голод, то никто никакого внимания не будет обращать на ваш контроль и на чипы? Люди будут просто вырезать эти чипы и идти брать власть штурмом, потому что прежняя власть из экономического кризиса выходить не собиралась и сдавала себя со страной в рабство.

Кризис — это всегда хаос, это обогащение одних за счет других, это ненависть людей друг другу. При таком отношении мы все погибнем в этой войне. А план — это когда власть и народ вместе, когда люди понимают, что они — одна семья, в которой все должны поддерживать и любить друг друга, чтобы с наименьшими потерями выйти из этой последней мировой войны победителями. Во славу России, во славу наших предков-победителей, во славу светлого будущего наших потомков и цивилизации в целом.

Только при кибернетическом планировании экономики наша страна, а за ней и весь мир выйдет из последней мировой войны на новый путь общественного прогресса.

Прошу рассматривать мое интервью как обращение к нашей власти о необходимости срочного внедрения системы кибернетического планирования экономики.

Читайте ранее в этом сюжете: В Приангарье бастует коллектив психоневрологического диспансера