Реджеп Тайип Эрдоган
Реджеп Тайип Эрдоган
Иван Шилов © ИА REGNUM

Состоялось очередное совместное российско-турецкое патрулирование участка трассы М-4 в сирийской зоне деэскалации Идлиб. Движение колонны с воздуха контролировалось беспилотными летательными аппаратами ВКС России, а взаимодействие между сторонами осуществлялось через Совместный координационный центр. Трасса М-4 является важнейшей транспортной артерией Сирии, она соединяет экономическую столицу страны Алеппо с главным портовым городом республики Латакией. В сложившейся ситуации сам факт патрулирования, независимо от того, что и как контролируют стороны, приобретает важное психологическое и политическое значение потому, что Москва и Анкара демонстрируют свою приверженность к выполнению обязательств, достигнутых в ходе последней встречи 5 марта президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана.

Напомним, что ранее Анкара анонсировала возможность проведения военной операции в Идлибе против, как считает турецкое издание Evrensel, «радикальных групп». Но из-за пандемии коронавируса от этой идеи пришлось отказаться, министерство обороны страны приняло решение минимизировать вообще передвижение турецких войск в Сирии. Сейчас ситуация в Идлибе является относительно спокойной и в статике. После объявления о прекращении огня обстановка выглядит следующим образом: внутри провинции обстановка контролируется джихадисткой группировкой «Хайят Тахрир аш-Шам» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), на которую не распространяется режим прекращения огня. В свою очередь ХТШ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) заявила, что «не будет соблюдать режим прекращения огня», что теоретически предполагает возобновление в любой момент боевых действий, тогда как российско-турецкое соглашение нивелирует возможность столкновений между турецкой и сирийской армиями, что было еще совсем недавно.

Турецкая самоходная артиллерия
Турецкая самоходная артиллерия
Msb.gov.tr

Диалог между Анкарой и Дамаском обсуждается только на уровне экспертов, что сохраняет подозрительность сторон друг к другу относительно дальнейших действий. Именно этим фактором объясняют стремление определенных сил в регионе «подогреть» идлибское поле. Речь идет прежде всего о участившихся как в турецких, так и в некоторых ближневосточных СМИ призывов как к Анкаре, так и Дамаску «использовать ситуацию и перехватить инициативу на идлибском направлении». Содержатся утверждения, что «Дамаск и Москва готовятся к операции, полагая, что США и ЕС в условиях пандемии не способны проявить ожидаемую реакцию на ход событий», с целью, пишет Evrensel, спровоцировать кризис прежде всего между Турцией и Россией, а точнее, подорвать альянс между Путиным и Эрдоганом. С намеками даже на то, что если «ХТШ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) атакует турецкие войска, то за этим будет стоять Москва».

Поэтому Турция должна действовать упреждающе и ударить по ХТШ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), чтобы «вырвать этот бумеранг и получить сильные позиции при сирийском торге». То есть утверждается, что «пандемия коронавируса если и изменит Ближний Восток, то только в сторону передела «нарисованных кровью государственных границ» и когда «исчезнет коронавирус, все равно борьба за передел в регионе будет продолжаться еще долго». А сейчас можно говорить только «о выигрыше времени, чем раньше всех должна воспользоваться Турция». Почему? Потому, что США открыто поддерживают сирийских курдов, а Россия «ведет тайные переговоры с курдскими «Демократическими силами Сирии» и на определенном этапе «интересы США и России могут сомкнуться». В конечном счете перед Эрдоганом выставляется «проигрышная схема»: если он вступит в противостояние с ХТШ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), то лишится тех, с кем одно время сотрудничал, если же ничего не предпримет — столкнется с Москвой и Дамаском.

Бойцы курдского отряда самообороны YPG в ДСС
Бойцы курдского отряда самообороны YPG в ДСС
Kurdishstruggle

Но есть и другой сценарий: во что бы то ни стало сохранять политическое доверие Путина, продолжать с ним диалог и сотрудничество, последовательно следовать договоренностям по сирийскому урегулированию, что позволит выйти из регионального конфликта и снять внутреннюю напряженность, взять за основу решение проблем безопасности границ и беженцев, готовить прямой диалог с Дамаском. Ведь не секрет, что некоторые арабские страны в новых условиях стали проявлять повышенную заинтересованность в более активном присутствии своем в процессах сирийского урегулирования и выталкивании оттуда Турции. Плюс к этому Ливия, где события для Анкары развиваются не столь однозначно, учитывая восстановление дипломатических отношений между Дамаском и восточно-ливийским правительством. Одним словом, распространение коронавируса создает ситуацию как для нового взаимодействия между странами Ближнего Востока, так и для наполнения новыми смыслами отношений между Турцией и Россией.

Выбор за Эрдоганом, его готовностью и дальше следовать взятым обязательствам и избегать рисков новых региональных конфликтов, которые будут иметь серьезные последствия.