В разгар эпидемии коронавируса, доведя до точки кипения переговорный процесс с Тирасполем, Кишинев экстренно запросил международной поддержки и проведения заседания в формате «5+2» (Молдавия, ПМР — стороны, Россия и Украина — гаранты и посредники, ОБСЕ — посредник, США и ЕС — наблюдатели. — ИА REGNUM). Эксперт RTA Сергей Чебан рассуждает о том, почему власти Молдавии унижаются перед международным сообществом.

Приднестровье
Приднестровье
Иван Шилов

Ситуация с коронавирусом в Молдавии ухудшается: число заболевших приближается к двухтысячной отметке. Это грозит непоправимыми социально-экономическими последствиями для страны. Ранее руководство Молдавии прогнозировало пик эпидемии к третьей декаде апреля. Но если количество заболевших превысит 3−4 тыс., система здравоохранения не сможет справиться с таким потоком больных. При этом, по оценкам экспертов ВОЗ, при существующих темпах заражения в период пандемии на территории Молдавии коронавирусом переболеют порядка 28 тыс. человек.

Казалось бы, прогнозы совсем неутешительные, и властям Молдавии необходимо консолидировать все силы, чтобы не допустить разрастания эпидемии. Однако, несмотря на это, всё сильнее усиливается напряжение между Кишиневом и Тирасполем. Многие эксперты связывали с возвращением демократов на приднестровское направление определенные надежды на хоть какое-то выравнивание переговоров. Между тем, судя по всему, противоречия сторон на глубинном уровне достигли своего критического предела, и конфронтация стала достоянием публики. Поводом для открытого обмена обвинениями стал отказ тираспольской администрации от координации своих действий по борьбе с коронавирусом с центральными властями Молдавии.

Курьеры доставляют в лабораторию пробы биоматериала для анализа
Курьеры доставляют в лабораторию пробы биоматериала для анализа
Алексей Колчин © ИА REGNUM

Очевидно, что Кишинёву не вполне по нраву методы, которые применило левобережье для противодействия пандемии. Тирасполь стал неожиданно проявлять изрядную самостоятельность, ограничивая передвижение и устанавливая без какого-либо согласования десятки постов. Дошло до того, что граждане правобережной Молдавии стали фактически иностранцами на левом берегу, и въезд в регион им попросту запрещен. У многих наблюдателей сложилось ощущение, что Тирасполь окончательно перестал считаться с мнением Кишинёва и начал открыто демонстрировать, что власти Молдавии не имеют отношения к администрированию эпидситуации на левом берегу Днестра.

Раздражение Кишинёва стали вызывать и заявления руководства Тирасполя об организации собственных лабораторных мощностей. Это может привести к утрате, по сути, единственного связующего элемента, поскольку в настоящее время именно кишиневская лаборатория проводит анализ всего биоматериала, поступающего из Приднестровья. Буквально недавно Кристина Лесник говорила о том, что о подобной лаборатории не может быть и речи, а вся международная гуманитарная помощь будет направляться на левый берег только после решения центральных властей. Тем не менее тираспольская администрация уже отрапортовала о поступившей в регион первой партии из 5 тысяч лабораторных тестов.

Кристина Лесник
Кристина Лесник
Gov.md

По всей видимости, изрядная активность властей Приднестровья в условиях отсутствия механизмов воздействия на них (которые бы не давали обратного эффекта, как с медицинскими препаратами) понудила Кишинёв выйти с предложением о проведении экстренного заседания в формате «5+2». Фактически это просьба в адрес международного сообщества восстановить суверенитет и воздействовать на левобережный регион с целью его субординирования органам власти в Кишиневе. К сожалению, внешне это выглядит как жест отчаяния и очередной непродуманный шаг, поскольку вероятность проведения такой встречи в условиях карантина близится к нулю. По мнению экспертов, знакомых с дипломатической практикой, если консультации на уровне «5+2» так и не состоятся, то это можно будет расценивать как негласное одобрение действий Тирасполя и очередной удар по позициям Кишинёва.

Складывается ощущение, что в сложных эпидемиологических условиях каждая из сторон увидела для себя уникальную возможность. Если Кишинёв словами Кристины Лесник усматривает через закрытие приднестровского участка границы с Украиной модель реинтеграции региона, то Тирасполь, вероятно, узрел шанс для укрепления своих территориальных контуров, а также активной «суверенизации» региона.

Молодые люди в масках
Молодые люди в масках
Дарья Драй © ИА REGNUM

Ситуация в отношениях Кишинёва с Тирасполем просто ужасает, и главная проблема, судя по всему, кроется в отсутствии внятной стратегической линии со стороны центральных властей, которые должны играть первым номером в переговорном процессе. Однако в результате непродуманной политики на текущем этапе руководство Молдавии практически не обладает какими-либо действенными инструментами в диалоге с левобережьем и вынуждено унизительно апеллировать к международным партнерам.

Через несколько месяцев эпидемиологическая ситуация так или иначе начнет стабилизироваться. Кишинёву придётся восстанавливать свое шаткое положение в диалоге с Тирасполем, но результатов можно будет ожидать только в том случае, если руководство Молдавии извлечет необходимые уроки и перестроит тактическую линию в процессе приднестровского урегулирования.