«Ситуация с коронавирусом затянется до конца года минимум. А если следующей зимой будет новая вспышка, связанная с мутацией вируса, как это происходит в случае с гриппом, — это просто будет новая реальность»,эксперт Центра Азиатско-Тихоокеанских исследований Дальневосточного отделения Российской академии наук Иван Зуенко рассказал ИА REGNUM, как коронавирус меняет привычный мир и какие страны не переживут текущий кризис.

Карантин
Карантин
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

ИА REGNUM: На фоне пандемии Пекин и Вашингтон успели обменяться обвинениями. Как будут складываться их отношения после нормализации ситуации?

Во-первых, не вполне ясно, что считать «нормализацией ситуации». Мне кажется, такого, чтобы в один день всё везде стало как, скажем, в середине декабря 2019 года, не будет. Планета будет выздоравливать сильно неравномерно. Плюс нет никаких гарантий, что в том же Китае вирус окончательно отступил. То же касается и других стран.

Иначе говоря, это будет очень длительный, затяжной процесс, в ходе которого коронавирус будет присутствовать как фактор развития международных отношений. Во-вторых, для США и КНР COVID-19, конечно, не причина охлаждения отношений, а сопутствующий фактор.

Сначала США использовали его для разжигания синофобских отношений. Сейчас мы имеем дело с «эффектом бумеранга». И покуда стороны будут ориентированы на конфронтацию, в риторике всё время будет присутствовать коронавирус и взаимные обвинения в том, что кто-то что-то сделал не так и так далее. Перспектив нормализации отношений между странами до уровня «до начала торговой войны» я не вижу. Но не по причине коронавируса, а исходя из логики глобального противостояния за мировое лидерство.

Китайские медикаменты для 18 африканских стран прибыли в Аккру, Гана
Китайские медикаменты для 18 африканских стран прибыли в Аккру, Гана
Gov.cn

ИА REGNUM: Пекин предлагает и оказывает помощь другим странам. Как только эпидемия пойдет на спад, как это отразится на позициях КНР на международной арене?

Да, на данный момент ситуация выглядит так, что Китай не только первым преодолел пик эпидемии, но и старается воспользоваться этим фактом как инструментом «мягкой силы». Тут налицо преимущества «китайской модели» и щедрая помощь соседям.

Однако нужно учитывать, что ещё в январе-феврале всё выглядело совсем иначе, и казалось, что Китай, от которого все поспешили отгородиться, напротив, растеряет весь свой условный запас мирового влияния. Постоянно приходилось слышать, мол, что же это за страна — мировой лидер, где на улицах едят диких животных и так далее.

Так что пока речь идёт лишь о восстановлении того уровня позитивного восприятия Китая, который был до пандемии. А он, напомним, был не так высок, чему подтверждения антикитайские выступления, которые наблюдались и в России, и в Центральной Азии буквально в прошлом году.

ИА REGNUM: Нынешняя ситуация наносит урон экономике крупных держав. Как изменятся сложившиеся отношения, где лидерами были США, а Россия и Китай пытались с ними конкурировать?

У нас пока нет данных, которые бы позволяли говорить о принципиальном изменении соотношения сил в мировой политике и экономике. Пандемия ударила по всем, и страны выходят из неё в соответствии с тем, какими ресурсами они располагают. Грубо говоря, сильным будет легче, слабым сложнее.

Китайские предприятия возобновили производство с соблюдением строгих мер профилактики распространения коронавирусной инфекции
Китайские предприятия возобновили производство с соблюдением строгих мер профилактики распространения коронавирусной инфекции
Gov.cn

ИА REGNUM: Как быстро КНР оправится от кризиса и простоя производств и сможет выйти на прежний уровень?

Китай не свободен от влияния мировой конъюнктуры рынка, и падение потребления на мировом рынке, безусловно, отразятся и на КНР. А насколько долго продлится это падение спроса, сейчас никто не может предугадать. Ситуация очень динамичная и волатильная.

Думаю, к концу года Китай в целом преодолеет кризисные проявления, если не будет повторной вспышки эпидемии, но бесследно для китайской экономики пандемия коронавируса, конечно, не пройдёт. Особенно учитывая достаточно давнюю и чёткую тенденцию к снижению темпов прироста ВВП.

То есть когда всё более-менее устаканится, сложно будет сказать, какой вклад в падение макроэкономических показателей принадлежит коронавирусу, а какой — следствие текущей тенденции к замедлению китайской экономики.

ИА REGNUM: Некоторые эксперты считают, что коронавирус ударит по демократии и изменению ценностей в обществе. Мол, когда кушать нечего и работы нет, людям не до феминизма и соблюдения прав меньшинств?

Я в целом соглашусь. Говоря глобально, коронавирус приведёт (и уже привёл) к переоценке многих ориентиров, которые характеризовали развитие нашего общества последние десятилетия. Речь об образе жизни, приоритетах потребления и так далее.

Неолиберальные и демократические установки тоже будут в их числе. Наверняка блеск демократии и, условно говоря, «западных ценностей» для очень многих поблекнет. Особенно на фоне преимуществ авторитарной модели мобилизации ресурсов общества, которую продемонстрировал Китай. Нечто подобное мы видели без малого век назад, когда мировой экономический кризис привёл к усилению авторитарных режимов.

Дезинфекция улиц Петербурга
Дезинфекция улиц Петербурга
Дарья Драй © ИА REGNUM

ИА REGNUM: Что будет, если борьба с вирусом затянется до конца осени текущего года?

Думаю, в мире в целом она затянется до конца года минимум. А если следующей зимой будет новая вспышка, связанная с мутацией вируса, как это происходит в случае с гриппом, — это просто будет новая реальность. И относиться мы к ней будем как к обыденности, а не чему-то экстраординарному, как сейчас.

Если это будет так, то следует ожидать новую модель глобализации, характеризующуюся меньшей интенсивностью транснациональных контактов, усилением суверенных государств, стагнацией интеграционных процессов. Условно говоря, будет меньше путешествий, экспатов и переговоров о создании того или иного интеграционного блока.

Это приведёт к перестройке экономической структуры — особенно в странах, которые зависели от туризма или заработков трудовых мигрантов. Если же в течение года мы одолеем вирус, то дело просто ограничится мировым экономическим кризисом. И особой разницы, борьба затянется до лета или до осени, тут нет.

Для тех, кто потерял работу или бизнес, это в любом случае будет сравнимо с «Великой депрессией». Самые слабые и три месяца не переживут.

Производство медицинских масок в петербургском Планетарии
Производство медицинских масок в петербургском Планетарии
Андрей Пронин © ИА REGNUM

ИА REGNUM: Чем обернется ослабление интеграционных связей для России?

Наверное, самый значимый для России момент — это потеря трудовых ресурсов, которые в значительной мере шли из зарубежных государств. Если ограничения на въезд иностранцев и использование иностранной рабочей силы продлятся достаточно долго, это приведёт к перестройке экономической структуры. Для многих предприятий это будет дополнительный негативный фактор, хотя главное — многие просто не переживут месяц-два простоя. В остальном мир не перевернётся.

Россия и без этого не сильно зависела от интеграционных связей и находилась в сложных отношениях с рядом зарубежных государств. И ЕАЭС, и Союзное государство с Беларусью сохранятся, хотя, возможно, прогресс в их институциональном развитии замедлится. Но, опять же, главная причина здесь не последствия коронавируса, а негативная реакция со стороны национальных элит молодых государств, рассматривающих интеграцию на постсоветском пространстве сквозь призму постколониальности.