Хорватия, как и большинство других европейских стран, в настоящее время все свои силы направляет на борьбу с коронавирусом. Достаточно ли у страны собственных ресурсов для этой борьбы, с какими экономическими проблемами столкнется страна по окончании карантина, откуда в разгар эпидемии берутся те, кто еще находит в себе силы рисовать антисербские граффити, когда закончится вражда между сербами и хорватами — эти и другие темы корреспондент ИА REGNUM обсудила с хорватским историком и теологом Гораном Шаричем.

Хорватия
Хорватия

Эпидемия коронавируса добралась до Хорватии так же, как и до всех остальных стран Балканского региона. Как Хорватия борется с эпидемией? Достаточно ли ресурсов у хорватского здравоохранения, чтобы решить эту проблему? Как вы оцениваете меры, которые приняло для борьбы против коронавируса хорватское правительство?

По сравнению с другими странами Балканского региона и Европы меры, которые хорватское правительство приняло для борьбы с коронавирусом, очень хороши и, по всей видимости, дают результаты. Правда, они опоздали на несколько дней из-за внутрипартийных выборов в правящем «Хорватском демократическом содружестве». Хорватское здравоохранение располагает неплохими ресурсами, которые в большой степени унаследованы от старой социалистической системы. Главным центром борьбы против эпидемии в Хорватии выбрали бывший военный госпиталь «Дубрава» (более 100 000 квадратных метров), который в 1988 году построила Югославская Народная Армия.

К сожалению, Хорватии за 30 лет независимости не удалось построить современную больницу. Зато ей удалось уничтожить ранее известный Институт иммунологии, который за последние десятилетия остался без кадров и без разрешения на производство вакцин и сывороток и превратился в простой склад плазмы крови. Если мы знаем, что западная фармацевтическая промышленность руководствуется прежде всего желанием получить прибыль, то становится понятно, насколько рискованно было уничтожить единственный институт в стране, который мог производить вакцины.
Госпиталь «Дубрава»
Госпиталь «Дубрава»
SpeedyGonsales

Несмотря на то, что у меня есть определенные знания из области эпидемиологии, оценку всех действий хорватского правительства по борьбе с эпидемией коронавируса я оставлю экспертам. Результаты исследований Оксфордского университета показывают, что Хорватия находится среди стран, принимающих самые строгие меры в отношении эпидемии. Вначале эти меры были оправданы из-за близости Италии, но я надеюсь, что они со временем будут ослаблены.

В разгар распространения эпидемии Загреб столкнулся еще с разрушительным землетрясением. В таких чрезвычайных условиях удалось ли оказать адекватную помощь всем пострадавшим?

Землетрясение действительно повергло в шок большинство граждан Загреба, который уже находились в своеобразном состоянии психоза из-за эпидемии коронавируса. Хорватская армия быстро вышла на улицы и убрала кирпичи, которые сваливались с крыш. Хорошо, что из-за эпидемии не работают факультеты, и пострадавших, которые не смогли вернуться в свои дома, поместили в общежитие. Самая большая трагедия — это смерть одной девочки, а здания всегда можно отремонтировать. Мне кажется, что в том, что ущерб от землетрясения оказался большим, виновато городское правительство, но также и граждане, которые часто при реконструкции своих домов не принимают во внимание мнение специалистов. Загреб построен на нестабильной почве, и примерно раз в сто лет город переживает сильное землетрясение. Как раз часть города под названием Доньи град, которая сейчас больше всего пострадала, была построена после разрушительного землетрясения, произошедшего 140 лет назад.

Доньи град. Загреб
Доньи град. Загреб
Jajaniseva

В каком состоянии находится экономика Хорватии? Какие последствия, на ваш взгляд, будет иметь долгий карантин для хорватского народного хозяйства?

Большой экономический кризис 1929 года Королевство Югославия почувствовало только в 1930 году. Сегодня глобальный кризис в Хорватии чувствуется сразу же. В какой степени на хорватскую экономику влияют мировые тренды, хорошо видно по данным экономического роста, который Хорватия демонстрирует уже пять лет подряд. Хотя за это время страна поменяла уже три правительства, ВВП рос и в те месяцы, когда правительство еще не было сформировано. Доля Хорватии в ВВП Евросоюза — менее 1%, но для хорватской экономики самое главное, чтобы в ЕС не было кризиса.

Для нас проблема — большое количество муниципалитетов и городов, вернее, большое количество единиц местного самоуправления, которое увеличилось пятикратно по сравнению с 1991 годом, хотя в самой стране проживает примерно на миллион жителей меньше, чем тогда. Большинство этих муниципалитетов тратит более 50% бюджета на зарплаты сотрудников администраций. Это значит, что местное самоуправление задумано не как сервис для граждан, а как кормушка для членов партий. В министерствах, муниципальных и городских администрациях, государственных агентствах и на прочих чиновничьих должностях работает более 200 тысяч человек. Многие из них туда попали благодаря своим связям. Страна, в которой реально проживает 3,9 млн жителей, не может обслуживать такой громоздкий государственный аппарат.

Главная отрасль народного хозяйства в Хорватии, которая составляет почти 20% национального ВВП, — это туризм. Нет ни одной другой европейской страны, которая настолько зависит от туризма, даже Мальта и Кипр зависят от него в меньшей степени. Хорватскую экономику отделяет от коллапса один провалившийся туристический сезон, и большой вопрос, будет ли вообще этот сезон в нынешнем году. Из-за давления импортного лобби Хорватия сегодня не производит достаточных объёмов продовольствия, хотя у нее хватает сельскохозяйственных земель, чтобы закрыть все свои потребности в пищевой продукции. Люди стали понимать, что экономика не может основываться на туризме и импорте, хотя я сомневаюсь в том, что правительство проявит политическую волю и поменяет что-то в этом смысле.

В начале года Хорватия получила нового президента. Колинду Грабар-Китарович сменил на этом посту Зоран Миланович. За это время поменялось ли что-нибудь во внутренней или внешней политике Хорватии?

Большинство хорватских граждан считает, что Колинда Грабар-Китарович, которая, кстати, пришла из кадрового резерва НАТО, сделала из работы президента реалити-шоу. Один из ее предшественников на этой должности даже заявил, что не видит разницы между Грабар-Китарович и Нивес Целзиус (известная хорватская селебрити). Хотя Миланович был кандидатом от оппозиции, он обещал, что будет сотрудничать с правящей партией (ХДС) и что он не собирается без особой нужды конфликтовать с правительством. До сих пор он этого и придерживался. Хорватия — не президентская республика, премьер-министр де-факто является самой влиятельной политической фигурой в стране, примерно, как канцлер в Германии. Во внешней политике, которую в определенной степени формирует президент, первый заметный шаг Милановича, который стоит похвалить, — возврат хорватских военных из Афганистана. К сожалению, у Милановича не хватило сил, чтобы принять такое же решение по отношению к тем хорватским военным, которые находятся на границе с Россией.

Колинда Грабар-Китанович
Колинда Грабар-Китанович
Kremlin.ru

В феврале правительство Хорватии сменило генпрокурора Дражена Елинича из-за его принадлежности к одной из масонских лож и предположения, что этот факт может подорвать его авторитет в глазах хорватских граждан. Что вы об этом думаете?

Эту отставку я рассматриваю как попытку правительства Андрея Пленковича улучшить свой рейтинг. Принадлежность прокурора Елинича к масонской ложе послужила хорошим предлогом. В Хорватии службы безопасности не проводят проверку прокуроров, поэтому может случиться и такое, что прокурор состоит в масонской организации. Другой вопрос, должны ли в демократическом обществе существовать тайные организации, которые требуют от своих членов абсолютной лояльности. Вопрос, который не задавал никто, кроме партии «Живи зид» («Живая стена»), касается спорной роли Дражена Елинича в афере «Агрокор». Вокруг «Агрокора», самого большого сельскохозяйственного концерна в Хорватии и на Балканах в целом, велась очень нечестная игра с целью вытеснить российский капитал.

Зоран Миланович
Зоран Миланович
Vlada Republike Hrvatske

Недавно в сербской прессе появилась новость о том, что недалеко от города Бенковац появились новые граффити, направленные против сербского меньшинства. Каково положение сербов в Хорватии на данный момент и какой вы видите перспективу развития хорватско-сербских отношений? Каким образом можно изжить нетерпимость, которая существует десятилетиями?

Положение сербов в Хорватии улучшилось, но все еще существуют многочисленные проблемы. Так как хорваты и сербы — два народа с незначительными различиями, сербы в Хорватии практически не имею возможности избежать ассимиляции. На это государство не может серьёзно повлиять. Но сербы в некоторых областях ограничиваются в правах, которые им гарантирует конституция, а это государство может и должно регулировать. Например, в Вуковаре ущемляется право сербов использовать родной язык и письмо, хотя там они составляют более трети населения. Исследования показывают, что людям с сербскими именами и фамилиями сложнее устроиться на работу, и что сербы чаще эмигрируют из страны, чем хорваты.

Основная причина конфликтов — это риторика 90-х годов, которую все еще положительно воспринимает большая часть хорватского общества и согласно которой во всем виноваты сербы. Пока такая риторика существует, пока в обсуждении сербско-хорватских отношений не появится больше объективности, будет существовать группа, которая продолжит использовать эту межнациональную вражду для достижения собственных интересов. Хорватским политикам такое положение дел выгодно, потому что можно всегда перевести внимание общественности с плохой экономической ситуации на хорватско-сербские отношения или на какую-то из тем времён Второй мировой войны. А сербские политики всегда, когда от них требуется новая уступка по поводу Косово, обостряют отношения с Загребом. Действительно, нужно много «умственной гимнастики», чтобы в неудачах хорватского судостроения обвинить, например, какую-то парикмахершу из сербского города Чачак. Печальная правда, которую многие все еще не могут понять, состоит в том, что сербы никогда не были проблемой хорватского общества — ею всегда была коррумпированная политическая элита.

Момент, когда вы обвинили в собственных неудачах кого-то другого, и является началом вашего конца. И хорваты, и сербы сами виноваты в том, что им плохо живется, и виновников им следует искать в первую очередь в самих себе. Если мы не проявим больше самокритики и взаимопонимания, то вряд ли переживем вызовы, с которыми приходится сталкиваться — надвигающуюся рецессию, упадок рождаемости, миграционный кризис, колонизацию экономики со стороны Запада… Меня особенно впечатлил джентльменский жест российского МИДа, который при эвакуации российских граждан из китайского Уханя захватил на борт еще и украинцев. Это модель, которую должны применять хорваты и сербы. Надежду вселяет сердце, которое белградцы нарисовали для Загреба после землетрясения на одном из зданий в центре своего города. Я задаюсь вопросом, как долго такое граффити продержалось бы в Загребе?

Хорватские боевики. Бывшая Югославия
Хорватские боевики. Бывшая Югославия
Jack Nico

Сербия уже два десятилетия сталкивается с серьезной проблемой албанского сепаратизма. Вопрос односторонне провозглашенной независимости Косово еще не решен. Где, на ваш взгляд, находится ключ для решения этого вопроса? Хорватия признала независимость Косово. Одобряете ли вы этот шаг руководства своей страны?

Я не одобряю такой шаг своей страны и верю, что я в Хорватии не один такой. Любой разговор о Косово надо начинать и заканчивать Резолюцией 1244 СБ ООН. Даже если мы считаем, что народы имеют право на самоопределение, распространяется ли тогда это право на курдов и каталонцев? Относится ли это право и к тем народам, у которых уже есть собственные национальные государства? Представьте себе, если бы русские, которые в 1990 году составляли около 35% населения Латвии, потребовали бы для себя права на самоопределение? Ответ Запада был бы таким: у русских уже есть одно государство, и они не могут иметь два. Через 20 лет латиноамериканцы будут в абсолютном большинстве в Техасе. Как США смотрели бы на их попытку присоединить его к Мексике? Могут ли по тому же принципу, что албанцы в Косово, потребовать для себя государство сербы в Боснии и Герцеговине? Потребуют ли его албанцы в Северной Македонии? И что, таким образом на Балканах будут аж три албанских государства? Как это возможно — 50 миллионов курдов не имеет права ни на одно государство, а четыре с половиной миллиона албанцев имеют право на три?

С конца декабря 2019 года и до запрета общественных собраний из-за распространения эпидемии коронавируса в Черногории проходили массовые шествия православных верующих, направленные против нового закона о свободе вероисповедания. Хорватия в основном католическая страна, и, может быть, этот вопрос не слишком интересует хорватское общество, но как лично вы смотрите на то, что сегодня происходит в Черногории вокруг Сербской православной церкви?

Внимание хорватского общества занимали внутриполитические проблемы — масонские ложи, выборы внутри Хорватского демократического содружества, скандалы с недвижимостью, в которых были замешаны некоторые министры… Поэтому оно не слишком внимательно следило за тем, что происходит в Черногории. Та скудная информация, которую можно было получить из местных СМИ, была необъективной и направленной исключительно в пользу черногорского президента Мило Джукановича.

Лично меня воодушевила не только массовость этих протестных шествий, но и достоинство их участников. Хотя можно было ожидать, что режим Джукановича устроит провокации, митинги, которые собирали более 100 тысяч человек, прошли без инцидентов. И пока в других странах мира требуют повышения зарплат, пока «желтые жилеты» во Франции дерутся с полицией за свои социальные права, пока весь Сан-Франциско выходит на улицу из-за нетрадиционного секса, Черногория — единственная страна в мире, в которой народ встал на защиту не эгоистического материализма и гедонизма, а веры своих дедов.
В сегодняшнем постмодернистском обществе больше всего не хватает не денег или сексуальных свобод, а духовной составляющей. И как раз невероятную силу веры и жертвенности проявили православные верующие в Черногории. Пока продолжались шествия, Черногория была единственной страной в Европе без единого случая заражения коронавирусом! А десятки тысяч людей ежедневно стояли рядом и причащались одной ложкой!

Папа Римский закрылся после первых известий о коронавирусе, все католические храмы очень быстро закрыли свои двери для верующих. Дева Мария из Меджугорья (Меджугорье — место в Хорватии, где во второй половине ХХ века согласно легенде произошло явление Девы Марии — ИА REGNUM) перестала общаться с верующими через ясновидящую и ушла на пенсию. Мечеть Аль-Акса, одна из трех главных святынь ислама, закрылась на ключ и отправила Аллаха в изоляцию. В городе Беней-Брак, в котором проживает 200 тысяч ортодоксальных евреев, находится 30% всех зараженных в девятимиллионном Израиле. Еврейский бог не остановил заражение почти 40% всех его последователей в этом городе. Я никому не советовал бы в теперешней ситуации целовать иконы или причащаться, но я рациональный человек. Вера превосходит разум. Та вера, про которую Иисус говорит, что она побеждает мир! Шествия в Черногории — это великолепная победа веры!