Интерпретации объявленной Всемирной организацией здравоохранения пандемии COVID-19 по сложившейся традиции остаются на уровне научных гипотез, из которых с очевидностью следует, что мы по-прежнему мало что знаем и о себе самих, и об окружающем нас мире. Пока понятна только основная причина пандемии — это хроническое недофинансирование не дающих сиюминутной прибыли отраслей, таких как медицина, здравоохранение, наука, причем не только в России, но и в мировом сообществе в целом.

Краткий исторический экскурс

Нынешней пандемии предшествовали две коронавирусные эпидемии, которые оставлены фактически без последствий. В 2002—2003 годах эпидемию атипичной пневмонии вызвал вирус SARS-CoV, ближайший родственник нынешнего коронавируса SARS-CoV-2, спустя десятилетие был выявлен его ближневосточный «собрат» MERS-CoV. Причины как начала, так и окончания этих двух эпидемий до сих пор достоверно неизвестны, чем отчасти обусловлена неготовность и к нынешней пандемии.

Не от хорошей жизни ВОЗ относит ОРВИ-вирусы, включая коронавирусы и вирусы гриппа, к категории так называемых наблюдаемых. Это означает, что ВОЗ не видит возможности полного избавления человечества от таких инфекций, в отличие, например, от черной оспы, либо затраты на такое избавление непосильны или нецелесообразны в сопоставлении с причиняемым ими «экономическим ущербом».

Это связано, во-первых, с тем, что эти вирусы дружно мутируют, что снижает эффективность ежегодной вакцинации. Нынешний SARS-CoV-2, например, мутирует в среднем два раза в месяц. Во-вторых, если вирус помимо человека может иметь также других носителей, избавление от него становится пока что неразрешимой задачей. Согласно господствующей гипотезе, вирусы типа Сарсков и Мерсков вполне мирно проживают в организме летучих мышей, попадая в организм человека через неустановленных промежуточных носителей.

В связи с ограниченностью финансирования систем здравоохранения эти вирусы не стали приоритетом ВОЗ, тем более что вызываемая ими относительно высокая смертность (25−50% зарегистрированных заболевших) компенсировалась их относительно низкой вирулентностью (способностью к распространению). Более реальной и актуальной задачей представляется, например, полное избавление человечества от полиомиелита.

По этой понятной причине к нынешней коронавирусной пандемии мы подошли без вакцин, без специфических лекарств и методик лечения. За неимением лучшего практикующие медики ведут борьбу с ней тем, что есть, в лучшем случае препаратами «широкого спектра действия», зачастую методом «проб и ошибок», а гранью между жизнью и смертью пациента остается его собственный иммунитет и отсутствие хронических заболеваний.

К слову, первая из известных ОРВИ-пандемий, так называемая испанка, унесла в 1918—1920 гг. от 50 миллионов до 100 миллионов жизней (почти 7% тогдашнего населения планеты), то есть больше, чем все боевые потери на всех фронтах Первой и Второй мировых войн. Это по современным оценкам, однако в те годы диагноз грипп как причину смерти получили не более 17 миллионов погибших.

Полевой госпиталь в штате Канзас (США) во время ОРВИ-пандемии. 1918
Полевой госпиталь в штате Канзас (США) во время ОРВИ-пандемии. 1918

Хроники пандемии

В наши дни, по статистике ВОЗ, ежегодно гриппом в мире болеет до полумиллиарда человек, а смертность от подобных инфекций, по некоторым оценкам, достигает 0,1% заболевших, то есть до полумиллиона человек в год. Причем разночтения в статистике могут быть вызваны самой статистикой. Если эпидемия гриппа объявлена, врач может указать грипп как диагноз и как причину смерти. В противном случае грипп как диагноз чиновниками от медицины запрещен, и в качестве причин смерти будут указаны хронические заболевания, такие как сердечная недостаточность, сахарный диабет, пневмония или другие.

На этом фоне нынешняя пандемия выглядит не самой кровожадной, что позволяет ковид-скептикам утверждать, что если бы не широко объявленная пандемия (да не мутация «испано-итальянского» коронавируса), она вполне могла пройти «незамеченной». В качестве основной её опасности называют высокую скорость распространения, которая, впрочем, сопоставима со скоростью распространения «обычной» ОРВИ-эпидемии.

Быстрое развитие болезни и более высокая летальность на общем фоне смертности также могли остаться незамеченными. В России, например, за последние три года в среднем умирают около 5000 человек в день, в том числе в Москве в среднем около 330 человек в день. Заболевшие «ковид-19» могли бы лечиться от ОРВИ с тем же успехом теми же препаратами в той же домашней «самоизоляции», причем у части из них, предположительно, у 5% заболевших, в графе «причина смерти» стояли бы их хронические заболевания или просто преклонный возраст.

По этому пути пошли, например, США и Швеция в надежде на свою передовую медицину и высокий иммунитет населения. Их стратегия состоит в быстром приобретении переболевшим населением «коллективного иммунитета» к коронавирусу и минимизации экономического спада, вызванного пандемией. Что, видимо, следует признать «жертвой во имя человечества», поскольку любой «чих» в экономике США по-прежнему волной прокатывается по остальному миру, не исключая и Россию в её текущем статусе мировой экономической провинции.

Число умерших от COVID-19 в США превысило 10 тыс. человек
Число умерших от COVID-19 в США превысило 10 тыс. человек
Russian.news.cn

В итоге к исходу второй недели пандемии в США инфицированы 340 тысяч человек или около 0,11% населения страны. Этот показатель масштаба пандемии предложено считать наиболее достоверным, поскольку тест на коронавирус в США может бесплатно пройти любой желающий. Смертность среди заболевших остается в пределах 1−3% в зависимости от штата, причем максимальный показатель около 3000 умерших наблюдается в штате Нью-Йорк.

В Швеции 7200 инфицированных соответствуют 0,72% населения, а 477 умерших от коронавирусной инфекции составляют 6,6% заболевших или 0,005% населения. Впрочем, у дружной шведской семьи народов все ещё, возможно, впереди.

Худшие показатели имеют Испания и Италия. В первой 135 тысяч заболевших составляют 0,3% населения страны, смертность среди заболевших почти 10% (0,03% населения). В Италии 132 тысячи заболевших составляют 0,18% населения страны, смертность среди заболевших достигает 12% (0,023% населения).

В то же время в Германии на 101 тысячу заболевших (0,12% населения) смертность составляет 1,6% (0,002% населения). Лучшие показатели пока, видимо, у России — 6343 заболевших составляют 0,0043% населения страны, а 47 погибших от атипичной пневмонии соответствуют 0,74% заболевших.

Всего в мире зарегистрировано 1 325 000 инфицированных коронавирусом (0,02% населения планеты), что в 377 раз меньше среднегодовой численности болеющих гриппом. Сколько переболело или переболеет COVID-19 в легкой форме, неизвестно, поскольку тестов на всех не хватает. Таковы объективные данные приблизительно за неделю до предполагаемого пика широко объявленной пандемии.

Наборы реагентов для тестирования на COVID-19
Наборы реагентов для тестирования на COVID-19
Phc.org.ua

ВОЗ и ныне там

В общем, ВОЗ должна была объявить пандемию, и она её объявила. Кто считает это ложной тревогой, может считать ее «призывом отчаяния», поскольку и то сравнительно «небольшое» количество потерянных от ОРВИ жизней, которое ежегодно остается только «наблюдать», это такие же человеческие жизни, которые нужно спасать. И на это нужны средства, которых не хватает из-за косности и прижимистости обитателей финансовой микробиоты.

Помогли ВОЗ китайские товарищи, привлекшие её внимание к новой потенциальной пандемии, от которой они, кстати, как последователи опыта Советского Союза благодаря своим решительным действиям пострадали меньше других. И уже успели заработать на экспорте медицинских изделий.

Опыту китайских товарищей последовало и наше руководство, но, как всегда, полумерами, как-то нерешительно и для граждан непонятно. То объявляют гражданам неделю-месяц выходных, то вводят штрафы для усердно отдыхающих. Как же так, удивляются граждане, если самоизоляция добровольная, то при чем здесь штрафы?

Им поддакивают и вредные работодатели. Если объявлены всероссийские выходные с сохранением зарплат, то кто заплатит за банкет? Каждая неделя непредвиденных выходных — это чуть менее 2% ВВП страны или около 2 трлн рублей. К исходу месяца вынужденных прогулов таких рублей набежит до 8 триллионов. Правительство зарезервировало 1,4 трлн рублей из ранее собранных с граждан налогов, но это менее 20% нужной суммы.

Если не введен режим ЧС, то нет и форс-мажора, который позволяет «бизнесу» хоть как-то урегулировать возникшие проблемы в течение следующих после форс-мажора полугода-года. Почему правительство сразу не объявило пандемию форс-мажорными обстоятельствами, недоумевают недобитые российские предприниматели. Не проще ли нам просто разориться и уехать куда-нибудь в Ухань?

Си Цзиньпин подчеркнул необходимость продвижения научных исследований по COVID-19
Си Цзиньпин подчеркнул необходимость продвижения научных исследований по COVID-19
Russian.news.cn

Мечты и реальность

Между тем, со временем удерживать граждан в четырех стенах добровольно будет все сложнее. К исходу второй недели можно ожидать массовых нарушений «режима содержания» и неизбежного появления у граждан «неправильных» мыслей, мол, за что сидим, кто виноват, и почему власти загнали нас в такую ситуацию.

В итоге власти досрочно отменят «добровольный карантин», впрочем, уже отмененный самими гражданами, но «осадок» останется. Не говоря уже об остаточных неврозах некоторой части наших сограждан.

Что хотелось быть узреть в действиях властей к исходу первой недели добровольного заточения? В течение выходных все, кому обязательно нужно выходить из дома, должны пройти тест, после чего на улицах не должно остаться не прошедших тестирования. Каждый день к ним должны присоединяться новые группы граждан, успешно прошедших тест, причем мы должны быть уверены, что среди них нет вирусоносителей либо их количество ничтожно.

Для этого в одной только Москве нужно успевать проводить хотя бы 500 тысяч тестов в день. Но такого количества тестов просто нет, как нет и нужного количества медицинских работников для такого тестирования, не говоря уже о роботах-автоматах, которые могли бы исследовать тестовый биоматериал в нужном количестве круглосуточно.

Количество проводимых в стране тестов на коронавирус застыло на отметке 57 тысяч в сутки, если верить сайту «стопкоронавирус.рф». О тестах, хотя бы выборочных, на специфические антитела говорить вообще не приходится, поэтому мы понятия не имеем о действительных масштабах пандемии, или сколько наших сограждан уже перенесло заболевание в легкой форме и приобрело иммунитет.

Более того, ещё пару месяцев тому назад не было пригодных тестов на коронавирус, который известен уже более 15 лет. Как нет у нас и мобилизационных мощностей, на которых можно быстро наладить производство нужного количества тестов в угрожаемый период. Поэтому с пандемией мы боремся дедовскими методами, попутно рассуждая о несомненном «прогрессе человечества».

На самом деле, мы так и не научились противостоять пандемии, не нарушая привычный жизненный уклад и не разрушая экономику. Мы по-прежнему беззащитны перед множеством и рукотворных, и тем более природных угроз, и спасибо ВОЗ, что она нам об этом напомнила.

Сотрудники полиции проводят профилактическую беседу с пожилой женщиной
Сотрудники полиции проводят профилактическую беседу с пожилой женщиной
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Искусство управления

Наблюдаемая импровизация властей всех уровней означает, что мобилизационные планы на случай биологической угрозы то ли были утеряны в 90-е годы при переходе к более совершенному обществу, то ли они где-то есть, но о них не знают или решили не раскрывать диспозицию невидимому врагу.

Поэтому у нас не оказалось необходимых запасов средств индивидуальной защиты, тех же марлевых масок, не говоря уже о более эффективных средствах защиты, как и запасов лекарств. Причем мобилизационные мощности для увеличения их производства, как оказалось, у нас есть, но нет мобилизационных планов для использования этих мощностей.

У нас есть добровольцы, которым большое спасибо, но нет обученных и подготовленных резервистов, которые знают, куда при объявлении угрозы, не теряя драгоценного времени, им нужно прибыть и чем нужно заниматься. Мобилизационные ресурсы, как те 16 госпиталей в 16 регионах, стали срочно создавать только в период пандемии, но что с ними будет, когда пандемия схлынет, — вопрос открытый.

Скорее всего, будут искать им применение, чтобы тоже приносили прибыль, и никаких новых мобилизационных резервов создавать не будут. Потому что в рамках существующей экономической модели их содержание «экономически неэффективно».

В лучшем случае восполнят мобилизационные запасы для узкого круга избранных чиновников, остальным же гражданам опять будет предложено заботиться о себе и выживать самостоятельно. Или вымирать, как это сделали динозавры. Потому что так устроена «мировая экономика».

О необходимости же новой экономической модели в связи с пандемией едва ли кто задумается. Будут продолжать «трясти» то, что есть.