ЕС решительно отклонил предложение Италии отреагировать на коронавирус сообща. О том, почему Италия может возмущаться устами своих политиков, но будет стойко переносить евросоюзовские унижения, рассказывает корреспондент ИА REGNUM Сергей Гуркин.

Джон Петти. Начало ссоры
Джон Петти. Начало ссоры

26 марта канцлер Австрии Себастьян Курц объяснил, почему никто не хочет помогать Италии. Смысл его речи сводился к тому, что вот так поможешь против вируса — а там и долги итальянского бюджета могут подтянуться. Еще удивительнее, что в конце марта лидеры ЕС взяли тайм-аут на принятие любых (!) решений об общем противодействии коронавирусу. То есть 2 недели «мы не хотим об этом ничего слышать». Каждая страна-член ЕС, таким образом, была отправлена справляться с создавшейся ситуацией в одиночку.

Этим поступком тенденция к европейскому индивидуализму в трудную минуту была продолжена, ведь еще в феврале Франция и Германия запретили экспорт медицинских масок и халатов в Италию. Итальянские политики с таким отношением к своей стране сугубо несогласны, но никакие резкие фразы с их стороны не смогут переломить ситуацию. А резких фраз хватает. Лидер политического объединения «Лига» Маттео Сальвини даже назвал ЕС «логовом змей и шакалов». Тем не менее никакого выхода Италии из ЕС ждать не приходится, ведь поставленный на Великобритании эксперимент показал серьезный процент падения ВВП в ходе брексита — а таких опытов Италия себе позволить не может.

Читайте статью Сергея Гуркина «"Логово змей и шакалов»: Италия разозлена и говорит о выходе из ЕС».