Пока одним странам на время пандемии удается отбросить взаимные обиды и полностью сосредоточиться на борьбе с новым коронавирусом, другие под шумок пытаются воспользоваться ситуацией ради неких политических дивидендов. К числу вторых относится и Молдавия, которая на фоне эпидемии решила окончательно задавить Приднестровье и принудить его к насильственной «реинтеграции».

Контейнер с пробой
Контейнер с пробой
Алексей Колчин © ИА REGNUM

Надо сказать, что в молдавско-приднестровских отношениях и до этого было, мягко говоря, не все гладко. С того момента, как процесс урегулирования прибрали к рукам пришедшие к власти социалисты и их неформальный патрон, президент Игорь Додон, диалог между двумя берегами Днестра начал стремительно деградировать. Назначенный Додоном переговорщик Василий Шова, а впоследствии и его «наследник» в лице Александра Фленки фактически сорвали работу в переговорном процессе. Впервые с 2016 года не был подписан даже итоговый документ заседания в формате «5+2». Поэтому к моменту начала эпидемии коронавируса переговоры Кишинева и Тирасполя оказались на грани полной заморозки.

Поэтому, несмотря на всю тяжесть ситуации с пандемией, в ней мог быть и один позитивный момент. Она рождала для Молдавии уникальный шанс в первый раз за долгое время повернуться лицом к Приднестровью (без сопутствующего воя молдавских националистов и комбатантов) и продемонстрировать добрую волю объединением усилий в борьбе с распространением инфекции. Это помогло бы не только переломить негативный тренд в двусторонних отношениях, который четко наметился в последний год, но и создать хороший задел на будущее — после того, как страсти по коронавирусу окончательно бы улеглись.

Но ничего из этого не произошло. Более того, молдавские власти по полной воспользовались ситуацией для того, чтобы окончательно задушить Приднестровье. И делают они это нехитрыми, но совершенно варварскими методами. Так, в период закрытия государственных границ в Европе Кишинев попросил Киев оставить для грузоперевозок несколько пунктов пропуска на молдавско-украинской границе, при этом закрыв все пограничные пункты на приднестровском участке. Таким образом, Молдавия получила контроль над импортом в ПМР и тут же начала показывать, «кто в доме хозяин». Например, заблокировала на неделю проезд грузовиков с лекарствами (в том числе противовирусными препаратами, которые ВОЗ рекомендует для борьбы с COVID-19), с телекоммуникационным оборудованием, очень востребованным сейчас с учетом организации обучения на дому.

Кристина Лесник
Кристина Лесник
Gov.md

Единственное, за что можно похвалить молдавских чиновников, — так это за откровенность. Кристина Лесник — вице-премьер, отвечающий за переговоры с Тирасполем, — честно заявила, что действия Кишинева являются не чем иным, как тестированием «будущей модели реинтеграции». То есть, по логике молдавских чиновников, чтобы убедить приднестровских экономических агентов в выгодах работы с молдавскими органами власти, нужно создать им как можно больше бюрократических барьеров и убытков, а также организовать многодневный простой на границе. Что ж, отличный план.

В не меньшей степени поражают и другие формы «поддержки» Приднестровья со стороны Кишинева в столь тяжелый период.

Та же Кристина Лесник на днях заявила, что молдавские власти «не одобряют» открытие лаборатории по тестированию на коронавирус в Приднестровье. При этом центральная лаборатория в Кишиневе, которая пока единственная делает подобные тесты, явно не справляется даже с нынешними объемами. Уже случалось, что молдавские специалисты в периоды пиковой загруженности оставляли пробы приднестровцев «на потом», отдавая приоритет жителям правобережья. Такая ситуация как раз не удивляет (ведь Молдавия считает приднестровцев своими гражданами только тогда, когда ей это выгодно). Но если Кишинев не собирается помогать в борьбе с коронавирусом — то зачем тогда мешать Тирасполю делать это самостоятельно? Объяснить это чем-то иным, нежели зловредным умыслом и мелочным желанием насолить, не получается никак.

Характерно, что на пятничном брифинге министр здравоохранения Молдавии все же сообщила об открытии лаборатории в Тирасполе. Это примечательный момент: хоть какой-то шаг навстречу был сделан со стороны молдавского минздрава, а вовсе не профильного госоргана, который вроде и должен налаживать отношения между двумя берегами. Но в ведомстве Лесник (а до этого Фленки, Шовы и т.д.) уже давно видят в Приднестровье только врагов, которых нужно банально «задавить».

Взятие биологического материала для теста на COVID-19
Взятие биологического материала для теста на COVID-19
(сс) Francisco Àvia Hospital Clínic

Кстати, о возможности открытия лаборатории в ПМР наряду с главой минздрава заявил и Игорь Додон. Впрочем, в Приднестровье уже давно хорошо знают, чего стоит слово молдавского президента. Уже неоднократно лидер Молдавии обещал помочь с решением разнообразных и созданных не без его участия проблем (а порой даже и называл конкретные сроки), но воз, как говорится, и ныне там. Не говоря уже о том, что именно при правлении социалистов давление на Приднестровье по всем фронтам существенно возросло, что отлично понимают и не забывают в Тирасполе.

В целом же руководство Молдавии сейчас показывает лишь одно: даже в период пандемии оно осталось все таким же забронзовевшим и высокомерным по отношению к людям, которые проживают в Приднестровье. Не сделано ничего, чтобы в столь сложный момент попытаться завоевать доверие и сердца приднестровцев. Наоборот, своими действиями на фоне трагических событий планетарного масштаба Кишинев лишь подтверждает, что слова приднестровских политиков о дегуманизации населения республики со стороны Молдавии — печальный, но неоспоримый факт. А в заявлениях нынешнего молдавского переговорщика Кристины Лесник и вовсе сквозят почти людоедские нотки — иначе как объяснить подспудное желание молдавской чиновницы превратить территорию ПМР в сплошной эпидемиологический очаг.

В результате сотни тысяч людей, среди которых большинство — российские граждане, остаются заложниками сумасбродства и бесчеловечности молдавского правящего режима, который в своей ненависти к Приднестровью перешел все разумные границы.

Пока что на тяжелейшую ситуацию, в которой оказались приднестровцы, мало кто обращает внимание даже среди участников переговорного процесса в формате «5+2». Это понятно — в конце концов, и своих проблем хватает. Но следует помнить: за дальнейшее игнорирование постыдной ситуации с российскими гражданами и соотечественниками в ПМР, оставшимися один на один с враждебно настроенным молдавским режимом, можно заплатить слишком большую цену.