На вопросы ИА REGNUM отвечает врач-психиатр Константин Ольховой, эксперт в области изучения психодинамики организаций и групп.

Константин Ольховой
Константин Ольховой

ИА REGNUM: Первоначально режим нерабочих дней был введен на неделю. Сейчас его продлили до конца апреля. Как это будет ощущаться?

Константин Ольховой: Разница между недельным карантином и месячным колоссальная. Если неделя еще может восприниматься как краткие каникулы, период обозримый, своего рода «длинные выходные», то месяц в изоляции — совсем другое. Нужно перестраиваться под заданные новые условия, не получится перетерпеть. Надо менять режим, надо менять у себя в голове представления. Месяц — это не в четыре раза больше недели, это больше на порядок.

ИА REGNUM: И что делать в такой ситуации?

Прежде всего надо признать — и это самое сложное — что столкнулся с неизбежным, которое не можешь изменить. Принять как факт то, что ты сейчас оказался на подводной лодке, от тебя ничего не зависит, но выживать надо. Не надо пытаться себя обманывать. Не надо себя убеждать, что карантин — это замечательно, больше свободного времени появилось для выполнения каких-то дел, которые раньше откладывал. Принимая данность, которую не можем изменить, мы вовсе не обязаны возлюбить эту данность. Потому что если человек пытается любить то, что ему на самом деле не нравится, это вызывает у него дополнительную психическую нагрузку. Надо очень четко понимать, что мы вступили в сложное время, как при взаимодействии с самим собой, так и окружающими. Следует осознать, что состояние напряжения, в котором я оказался — это нормально, однако и другие находятся в аналогичной позиции. Поэтому требуется установить внутренний мораторий на инициирование любых конфликтов. Волевым путем запретить себе выяснение отношений, переделку их, попытки «начать жить с чистого листа». Разрушить то, что есть, очень легко, построить в условиях сильного психологического давления крайне сложно. Сейчас то время, когда надо поддерживать и прощать друг друга, как и себя. Иначе рискуем получить рост домашнего насилия.

Карантин. Коронавирус
Карантин. Коронавирус
Николай Хижняк © ИА REGNUM

ИА REGNUM: Как в условиях режима нерабочих дней соблюдать информационную гигиену?

Я бы предложил максимально минимизировать поток потребляемой информации, хотя это очень тяжело. В состоянии изоляции компульсии и обсессии возрастают, панические и депрессивные расстройства усиливаются. Поэтому рекомендую не читать новости в потоковом режиме, не зависеть от ожидания новостей, по сути дела, попробовать себя на время карантина уйти в режим консервации. Ведь ничего мгновенно не изменится и не улучшится. И ещё я бы предложил каждый раз, столкнувшись с информацией, задавать себе четыре вопроса: 1. Насколько лично я разбираюсь в этом вопросе, чтобы оценить информацию? 2. Насколько автор текста разбирается в данном вопросе, чтобы подавать информацию? 3. Насколько информация разбавлена манипулированием? Я не могу сейчас читать лекцию, но вот краткие признаки: зацепка за эмоции («какой ужас!», «мы в аду!»), акцент на всеобщность («каждый знает», «никто ничего не делает»), намеки на тайное знание («друг Путина намекнул», «известно из секретного доклада»). 4. Самое главное: насколько эта информация способствует разжиганию моих внутренних страхов, тревоги, гнева, ярости, разочарования. В большинстве случаев в каждом пункте вы получите вероятность объективности не более 10%. Перемножив эти вероятности, вы получите 0,01%. То есть из 10 тысяч публикаций на тему лишь одна будет претендовать на достоверность.

ИА REGNUM: Тогда чем себе можно помочь?

Своим клиентам и всем остальным я советую сейчас увеличить физическую активность. Всё же мы, люди, биологические организмы, и наша психика коррелируется с физическим состоянием. Делайте упражнения, не обязательно зарядку, можно просто попрыгать, помахать руками, потанцевать под музыку. Включайте тело, включайте «физику», нельзя целый день лежать на диване. Попробуйте заняться творчеством, и плевать, что не умеете рисовать или писать стихи. Всё равно рисуйте, пишите, лепите из пластилина — это помогает удержать психику в здоровом состоянии.

ИА REGNUM: Как в этой ситуации относиться к тому, что говорит власть?

Не пытаться убеждать самого себя, что вам нравятся вводимые ограничения, если они не нравятся, но принять их как данность. Власти говорят, хотя мне это не по душе и я не обязан в это верить, но я должен выполнять распоряжения, которые исходят от компетентных органов. Вместе с тем если дело дошло до того, что психологический выбор — выйти из окна головой вперед или пять минут погулять во дворе дома, надо погулять.

Люди в масках на улице
Люди в масках на улице
Иван Шилов © ИА REGNUM

ИА REGNUM: Что делать одиноким людям с точки зрения социального общения?

Во-первых, им нужно максимально использовать возможности онлайн-коммуникаций и общаться, общаться, общаться с людьми. Месяц «одиночной камеры» — это адское наказание даже в условиях тюрьмы. Во-вторых, уменьшить пассивный поток восприятия информации и увеличить активный поток. Разговаривать, переписываться, играть в онлайн-игры, требующие взаимодействия с другим человеком. В-третьих, можно использовать британский опыт — там во время карантина одинокие люди стали съезжаться друг с другом, проводят это время вдвоем иди втроем.

ИА REGNUM: Можно ли строить планы на будущее?

Смотря какие. Если абстрактные — то это наркотик, от которого лучше отказаться. Однако можно заниматься конкретным планированием. Например, сказать себе, что хочу после окончания карантина съездить на Ладожское озеро. И тогда логично занять время вычислением логистики поездки, поискать информацию, выстроить маршрут. Главное, чтобы была конкретика. Но никаких теоретических мечтаний, а как я буду жить после изоляции, да как моя жизнь измениться. Это способно вызвать дополнительное напряжение и страхи.

ИА REGNUM: Что важно помнить?

Что карантин не вечен. Он неприятен, создает осложнения в повседневной жизни, его трудно принять. Но и это пройдет. История человечества показывает, что беды и кризисы всё равно заканчиваются и проходят. Это то, что надо повторять как мантру: жизнь продолжается, карантин пройдет.

Читайте развитие сюжета: Президент Буркина-Фасо помиловал более 1,2 тыс. заключенных