По инициативе турецкой стороны состоялся телефонный разговор президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с его российским коллегой Владимиром Путиным. Этот звонок был важен для Эрдогана, которому необходимо определиться со своими дальнейшими шагами, в частности на сирийском направлении. Накануне у него состоялся телефонный разговор с президентом США Дональдом Трампом.

Путин и Трамп
Путин и Трамп
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Голос Америки» (СМИ — иностранный агент) выстроил переговорную тематику в следующей последовательности: «совместные усилия по борьбе с коронавирусом и по укреплению мировой экономики», согласие сторон «придерживаться режима прекращения огня и стремление к урегулированию, в особенности в Сирии и в Ливии». Пресс-служба президента России, сообщая о переговорах Путина с Эрдоганом, обозначила порядок обсуждаемых тем так: «ситуация, сложившаяся в связи с распространением пандемии коронавируса, и предпринимаемые меры по борьбе с этой инфекцией, взаимодействие в деле обеспечения возвращения на родину находящихся в Турции российских граждан», потом «предметный обмен мнениями по вопросам сирийского урегулирования, включая реализацию российско-турецких договоренностей от 5 марта 2020 года по стабилизации обстановки в идлибской зоне», в конце ливийская проблематика и вопросы двухсторонних отношений. Кстати, турецкое правительственное агентство Anadolu Ajansı, обозначая переговорную повестку, цитировало пресс-службу президента России, а не источники в Анкаре.

Обработка улиц. Коронавирус в Стамбуле
Обработка улиц. Коронавирус в Стамбуле
Цитата из видео на YouTube

Это очень показательно. Дело в том, что в правящем эшелоне Турции складывается специфическое отношение к феномену пандемии. Анкара, конечно, предприняла ряд упредительных мер стандартного набора по борьбе с эпидемией, однако Эрдоган, обращаясь в режиме телеконференции к представителям правящей Партии справедливости и развития (ПСР), выразил уверенность в том, что стране удастся «преодолеть сложный период (распространения болезни — С.Т.) в кратчайшие сроки и с минимальными потерями». Потому что «основное преимущество Турции в борьбе с коронавирусом — мощная инфраструктура здравоохранения и своевременные меры по борьбе с болезнью», исключая развитие событий по итальянскому сценарию. Но, как считает турецкий эксперт Керим Хас, власти публично демонстрируют «расслабленный» подход к проблеме». Она политизируется. При этом, говорит Хас, президент «ушел в тень, предоставив сцену главным образом министру здравоохранения», хотя и делает заявления, что «мир меняется».

В этой связи высказываются самые разные предположения. Одни считают, что Эрдоган, чувствуя брожение в армии, опасается привлекать ее для контроля над улицами турецких городов в случае введения чрезвычайного положения и комендантского часа. Вторые рассматривают его позицию как результат влияния бизнес-сообщества, опасающегося понести серьезные потери. Третьи уверены в том, что пандемия мешает Эрдогану начать боевую операцию в Идлибе, «которые бы отвлекла внимание населения от экономических проблем», связанных с буйством коронавируса. Наконец, четвертые полагают, что президент опасается того, что на выходе из эпидемии он может оказаться в Сирии в невыгодном положении, а главные договоренности по сирийскому урегулированию будут проходить уже без его участия. Однако такой сценарий можно считать возможным только при готовности США начать с Россией серьезный диалог по Сирии. И в подобном контексте Анкаре действительно будет трудно иметь обоснование для начала новой операции на сирийской территории.

Реджеп Тайип Эрдоган встречается с турецкими генералами
Реджеп Тайип Эрдоган встречается с турецкими генералами
Tccb.gov.tr

Обозначим и другой момент. Эрдогану важно заручиться гарантиями Путина относительно того, что президент Сирии Башар Асад не воспользуется ситуацией для вытеснения Турции из Идлиба, что в принципе возможно в случае срыва договоренностей Москвы и Анкары. Тогда Эрдоган может получить сразу тройной удар: эпидемия, проблемы экономики и поражение в Сирии. Правда, есть и позитивный сценарий. В случае создания альянса Россия — США по борьбе с пандемией, на что открыто намекает Государственный департамент, Анкара может вписаться в этот союз, открывающий ей возможности для широкого политико-дипломатического маневрирования. О таком возможном развитии событий недавно писало турецкое издание Sabah. А издание Evrensel предполагает, что, не ровён час, Турция «угрозу, создаваемую коронавирусом, сделает первым пунктом своей политической повестки, перенося другие проблемы на задний план».

Пока же Эрдоган выжидает, не имея готового решения, чувствуя, но не понимая, замечает Sabah, «когда и как станет меняться международная система, и будет ли Турция вообще вписываться в процессы радикальной трансформации в регионе и в мире». Вопрос в том, насколько готов Эрдоган играть открыто с Трампом и Путиным и какую карту он будет разыгрывать при неизбежном торге.