Казалось бы, о каких территориальных претензиях может идти речь в переживаемый миром столь напряженный и трагический период пандемии коварного вируса, когда люди в крупных странах ежедневно погибают десятками и сотнями. Тут о солидарности и взаимопомощи бы надо говорить, а не о всем порядком надоевших придуманных, пустых претензиях. Но, похоже, в Японии свое понимание ситуации.

Курильские острова
Курильские острова
Иван Шилов © ИА REGNUM

Удивила обычно объективно освещающая японо-российские отношения газета северного острова Японии «Хоккайдо симбун», сетующая, что эпидемия мешает-де «процессу японско-российских переговоров по мирному договору, которые включают в себя и территориальную проблему». Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и его заместитель неизвестно-де когда теперь приедут в Токио, а премьер-министр Японии Синдзо Абэ все еще «продолжает изучать» возможность приезда в Москву на торжества по случаю 75-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Хотя Абэ не скрывает, что, если он и окажется в праздничные дни в российской столице, то вовсе не для того, чтобы отмечать «чужую победу», а использовать свой визит исключительно для продолжения переговоров по «территориальной проблеме». «Усугубляется неясность вокруг участия премьер-министра Японии Синдзо Абэ в торжествах, которое увязывалось с возможной японско-российской встречей в верхах», — пишет газета.

Синдзо Абэ на переговорах в Москве
Синдзо Абэ на переговорах в Москве
Kremlin.ru

Вместе с тем в «Хоккайдо симбун» понимают, что России сейчас не до островов, все свое внимание она направила на борьбу с коронавирусом. Она информирует читателей: «Правительство России всерьез озабочено распространением коронавируса. 18 марта оно ввело полный запрет на въезд иностранцев в страну. В российском МИДе прекратили прямые контакты с сотрудниками японского посольства в Москве. 28 марта в России введены строгие меры самоизоляции. Власти решились на ограничение передвижений граждан. Закрыты многие предприятия торговли. В близких к российскому правительству кругах заговорили о том, что становится неясным, как распространение вируса в стране повлияет на майские торжества и в какой форме их окончательно будут проводить».

На что же рассчитывают в Японии? Как в сегодняшней обстановке правительство этой страны собирается выстраивать свою политику и дипломатию «возвращения островов»? Ведь оно должно в деталях знать об уже одобренной российским парламентом и президентом поправке к Конституции РФ, запрещающей отчуждение территории России в пользу другого государства и переговоры на эту тему. Известно и то, что именно притязания Японии на Курилы во многом предопределили внесение такой поправки при всемерной ее поддержке народом нашей страны. Какие доводы будет оно выдвигать перед президентом и министром иностранных дел РФ для «обоснования» своей позиции? Все те же мифы о якобы «исконных территориях»?

Некоторая информация на этот счет имеется. Сегодня Абэ и его окружение, похоже, уже не намерены с прежней настойчивостью требовать все южные Курилы, а хотят сосредоточиться на получении Малой Курильской гряды (МКГ), то есть острове Шикотан и группе островов Плоские, по-японски Хабомаи. Это не означает отказ от самых крупных и освоенных островов Большой Курильской гряды — Кунашира и Итурупа. Если верить источникам из среды японских политологов, замысел Абэ состоит в том, чтобы убедить Путина «передать» Японии МКГ, а борьбу за остальные «северные территории» возложить на преемника. Тем самым оставив «свое имя в истории».

Остров Итуруп. Вулкан Баранского
Остров Итуруп. Вулкан Баранского
Витольд Муратов

Для получения МКГ Абэ и его советники намерены воспользоваться, как они считают, лазейкой в поправке о допустимости изменения российской границы в ходе «демаркации, делимитации и редемаркации». Как известно, такое допущение было оговорено президентом Путиным, как он говорил, по настоянию МИД РФ. Если японские журналисты не ознакомились с официальной позицией МИД РФ по поводу спекуляций о возможности получения российских островов через процедуру демаркации, приводим ее еще раз. Из ответа директора Департамента МИД РФ Марии Захаровой на запрос ИА REGNUM:

«В ответ на Ваш запрос сообщаем, что в российско-японских отношениях со времени окончания Второй мировой войны сохраняется проблема мирного договора. Именно по ней, а не вопросам демаркации или делимитации ведутся переговоры в соответствии с договоренностью на высшем уровне в Сингапуре в ноябре 2018 г. на основе Совместной декларации 1956 г. Публикация издания «Тоё кэйдзай» не имеет под собой каких-либо оснований.

Как мы неоднократно отмечали, в том числе в ходе переговоров с японской стороной, первоочередным шагом к урегулированию данной проблемы должно стать признание Японией итогов Второй мировой войны в полном объеме, включая российский суверенитет над южными Курильскими островами».

Остается лишь гадать, как в Токио при такой позиции российской стороны рассчитывают все же добиться «возвращения» российских территорий.