Иван Шилов © ИА REGNUM

Редко бывает так, чтобы был услышан призыв Генерального секретаря ООН к мировому сообществу предпринять то или иное действие для того, чтобы проявить солидарность и скоординировать усилия ради устранения негативного развития событий в том или ином регионе мира. На сей раз происходит все иначе.

Когда Антониу Гутерреш попросил немедленно остановить военные конфликты и объединиться, чтобы победить вирус, сосредоточиться «на реальной борьбе за нашу собственную жизнь», его все же услышали. Арабская коалиция во главе с Саудовской Аравией заявила, что поддерживает прекращение огня в Йемене. Правящие на севере Йемена и контролирующие столицу Сану повстанцы из движения «Ансар Алла» приняли эту инициативу. О приостановке военных действий против Правительства национального согласия Файеза Сараджа объявила и Ливийская национальная армия под командованием маршала Халифы Хафтара. Но будет ли распространяться этот опыт в других горячих точках?

Командующий Ливийской национальной армией Халиф Хафтар
Командующий Ливийской национальной армией Халиф Хафтар
Mid.ru

Спецпосланник ООН по Сирии Гейр Педерсен призвал к «полному и безотлагательному» прекращению огня на территории всей Сирии с целью борьбы с эпидемией коронавируса». Однако если внешние игроки, такие как Россия, Турция, Иран и даже США, и могут прислушаться к просьбе, никто не знает, как отреагируют на это ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и другие джихадистские группировки, в частности, в Идлибе, дойдет ли до их сознания то, что эпидемия стала «общим врагом для всего мира» и она поражает любого, невзирая на политические, конфессиональные или этнические различия. Есть и другие зоны напряженности разной формы интенсивности: Афганистан, арабо-израильское противостояние, Кашмир и Пенджаб, Корейский полуостров, так называемая «черная Африка». Опасность в том, что в таких конфликтах неизбежно появляются «серые сектора», способные стать инкубаторами вируса, распространение которого давно не носит локального характера.

Сирийские боевики
Сирийские боевики
SyriaFreedom

Есть ли выход из этой ситуации? Теоретически мировая дипломатия могла бы инициировать контакты с воюющими группировками в разных частях мира, призывая их если не сложить оружие, то хотя бы заключить перемирие. Но парадокс в том, что до момента появления у всех осознания всеобщей опасности, участники конфликтов, наверное, будут пытаться использовать ситуацию в своих интересах, что сейчас часто и наблюдается. Положение усугубляется еще и тем, что региональные конфликты сопровождаются информационными войнами в СМИ, которые, как пишет ведущий эксперт немецкого филиала Фонда Маршалла Кристина Кавиш, «не только не уступают по накалу реальным боевым действиям, но и зачастую превосходят их по своему разрушительному эффекту» и отравляют национальное самосознание противоборствующих сторон.

Примеров таких информационных схваток — множество, что осложняет или даже вообще исключает необходимый политический диалог. Сейчас многие эксперты заявляют, что изменить ход событий «может только воля крупных держав», их понимание и стремление потушить «горячие точки», которые объективно являются или могут превратиться в очаги инфекции, где не действуют карантинные меры и отсутствует медицинская помощь. Но сами эти державы должны измениться, если они, конечно, привержены тезису, согласно которому «в условиях пандемии человечеству необходимо выработать общий подход к ряду глобальных проблем». А если кто-то считает, что пандемия позволяет реализовать или расшить политические амбиции, способствует разжиганию локальных войн и конфликтов? Так, к примеру, ведут себя США в отношении Ирана, отказываясь даже при пандемии коронавируса снять против него режим санкций.

Эпидемия коронавируса в Иране
Эпидемия коронавируса в Иране
Amir Hesaminejad. Tasnimnews.com

Одним словом, нынешний момент истины становится экзаменом для мирового сообщества. Впервые в истории экстренный саммит G20 был проведен в режиме видеоконференции. Было решено действовать сообща в борьбе с коронавирусом, и принято совместное заявление. Однако пока неизвестно, сплотит ли всех фактор общего врага или политики разбегутся по своим национальным квартирам. Спрогнозировать будущее до сих пор еще очень сложно.