В публикации за 19 марта с.г. в последнее время активно практикующей реваншистские выступления японской газеты «Санкэй» ее автор Масаэ Тэрада безапелляционно заявил: «9 августа 1945 года Советский Союз, нарушив японско-советский Пакт о нейтралитете, вторгся в Маньчжурию и на Южный Сахалин. Даже после объявления Японией капитуляции советские войска продолжили войсковые операции и 18 августа высадили десант на Шумшу. В этой связи японские части были развернуты в боевом порядке. Они нанесли сильный урон превосходящим их численно советским войскам и помешали им вторгнуться на Хоккайдо».

Японский десант
Японский десант

Далее «Санкэй симбун» цитирует слова ответственного секретаря созданного в прошлом году «Общества памяти павших при взятии Шумшу» (Саппоро), председателя общества «Карафуто Тоёхара» Ёситака Дэгути, утверждающего, что «благодаря японским солдатам, сражавшимся на острове Шумшу, послевоенная Япония избежала того раздела, который произошел с Кореей и Германией».

Сам того не желая (а «Санкэй симбун» не обратила на это вниманиz), Ёситака Дэгути фактически полностью признал свою неправоту.

Советские бронебойщики на острове Шумшу в ходе Курильской десантной операции. Август 1945
Советские бронебойщики на острове Шумшу в ходе Курильской десантной операции. Август 1945

Ну, во-первых, автор признал, что возвращение Советским Союзом своих исконных территорий — Курильских островов и Южного Сахалина — это не раздел Японии, подобный тому, что произошло с Кореей и Германией, а утрата временно принадлежавших ей чужих территорий как закономерный результат эволюции японо-российских отношений ХIХ и ХХ веков. Во-вторых — отказ советского командования от высадки готовившегося крупного десанта на Хоккайдо был связан не с сопротивлением японских солдат на о. Шумшу (задействованные на Шумшу советские войска и не планировались к переброске на Хоккайдо), а с тем, что для принуждения Японии к капитуляции высадка на один из четырех крупнейших островов собственно Японии — Хоккайдо — перестала быть необходимостью, а чужой территории Советскому Союзу было не нужно. Именно благодаря решению советского руководства отменить десант на Хоккайдо, некогда почти полностью входивший в юрисдикцию Российской империи, Япония избежала раздела ее территории, за что она должна быть благодарна Советскому Союзу. А в-третьих, только преступный отказ от безоговорочной капитуляции японского гарнизона на о. Шумшу вопреки императорскому рескрипту о полной капитуляции Японии привел к необходимости принудить этот гарнизон к сложению оружия силой, что привело к значительным жертвам с обеих сторон.

Да и само вступление Советского Союза в войну против Японии стало результатом отказа правительства этой страны от принятия условий капитуляции от тех стран, которые на протяжении многих лет вели борьбу с японским агрессором, но к тому времени не были способны собственными силами принудить в короткие сроки и без огромных потерь с их, да и японской стороны (1,5 млн американо-британских войск и ок. 10 млн японцев) к прекращению 14-летней японской агрессии. Если бы руководство Японии приняло требование Потсдамской декларации США, Великобритании и Китая от 26 июля 1945 г. о немедленной капитуляции, то вступления СССР в войну на Дальнем Востоке просто бы не было. Однако руководство Японии, обладавшей на то время семимиллионными вооруженными силами и крупной материальной базой на материке, исходило в те дни из убеждения в том, что государства — подписанты Потсдамской декларации не обладали достаточными возможностями для принуждения ее к капитуляции и, отвергнув ультиматум, приняло меры к наращиванию сопротивления союзным силам.

В этих условиях Советский Союз, вступив 9 августа 1945 г. в войну против Японии, продемонстрировал последовательность своей политики, направленной на разгром агрессоров на Западе и Востоке, верность обязательствам, данным союзникам по мировой коалиционной войне на Тегеранской, Ялтинской и Потсдамской конференциях лидеров Великих держав, что привело к ускорению на как минимум 1,5−2 года (а верховный командующий союзными силами в войне против Японии генерал Д. Макартур, в свое время вынужденный под напором высадившихся на Филиппинских островах японских войск бежать с Филиппин, допускал, что война с опорой только на наличные силы союзников может продлиться еще 5−7 лет, и не мыслил о высадке союзных войск на Японские острова до вступления в войну СССР) и к кардинальному уменьшению числа жертв той войны, в первую очередь японских, за что народ этой страны также должен быть благодарен Советскому Союзу.

Дуглас Макартур и другие американские солдаты высаживаются на пляже Пало, Лейте, 20 октября 1944
Дуглас Макартур и другие американские солдаты высаживаются на пляже Пало, Лейте, 20 октября 1944

Вместо этого группа активистов и участников названного общества при поддержке вдохновляемых газетой «Санкэй» реваншистских сил намеревается отметить 75-летие событий на Шумшу посещением острова в июле с. г., отнюдь не ставя перед собой задачу почтить память погибших воинов, но полагая, что «воинский дух, с которым японские солдаты защищали свою страну, нужно передать следующим поколениям». «Потомки тех солдат, — отмечает Ёситака Дэгути, — уже стареют. Проводя наши мероприятия в их честь, мы хотим передать всему японскому народу память об их воинском духе».

В статье в «Санкэй симбун» просматривается и другая цель: поставить под вопрос правомерность возвращения островных территорий Советскому Союзу. «Хотя по Сан-Францисскому мирному договору (1951 год) Япония, — пишет газета, — уступила Советскому Союзу Южный Сахалин и Курильский архипелаг, СССР этот договор не подписал». При этом газета не удосужилась сослаться на Советско-японскую декларацию 1956 года (Московская декларация) — совместную декларацию СССР и Японии, подписанную руководителями правительств двух стран и зафиксировавшую прекращение состояния войны между странами и отказ сторон от взаимных претензий, возникших в результате войны.

В этой связи и в других недавних публикациях газета «Санкэй» высказывала мнение, что, несмотря на принятие поправки к Конституции Российской Федерации, ставящей запрет на уступки территорий нашей страны другим государствам, Японии необходимо продолжать настаивать на «возвращении» ей т. н. «северных территорий» с учетом появившегося в официальных российских публикациях разъяснения о допустимости переговоров (правда, без детализации: когда и с кем) по вопросам демаркации границ. Вызывает справедливые вопросы содержание заключенного в феврале 1998 года первым вице-премьером правительства России Б. Немцовым и министром иностранных дел Японии Кэйдзо Обути межправительственного соглашения о рыбохозяйственной деятельности в районе Южных Курил, разрешающего японским рыбакам беспрепятственно, не соблюдая российские законы, ловить рыбу и добывать морепродукты в территориальных водах Российской Федерации у островов, на которые официальный Токио предъявляет необоснованные претензии.

Японское рыбацкое судно
Японское рыбацкое судно

На наш взгляд, с учетом наличия в Японии не только в реваншистских кругах, в японской прессе, но и в правительственных кругах лиц, включая премьер-министра Синдзо Абэ, настаивающих на ревизии итогов Второй мировой войны, устраивающих ежегодные массовые сходки 7 февраля в т. н. «День Северных территорий», следует выстраивать отношения между нашими странами с безусловным приоритетом интересов России и территориальной целостности нашего государства. Следует также учитывать, что Япония фактически в вопиющем противоречии с 9-й статьей японской Конституции воссоздала оснащенные современным оружием и военной техникой Вооруженные силы, превышающие по численности ту армию, с которой Японская империя развязала в 1931 году в Маньчжурии первый очаг Второй мировой войны, 60% численности которых размещается на ближайшем к российским территориям острове Хоккайдо, имеет военный бюджет, превышающий по объему военные бюджеты ядерных Англии и Франции, взяла на себя в рамках военного союза с США обеспечение контроля над обширным регионом западной части Азиатско-Тихоокеанского региона (кто угрожает современной Японии?), поддерживает экономические санкции стран Запада против России. Как показывает опыт истории, выстраивание добрососедских отношений между нашими странами возможно лишь на основе строгого учета этого опыта и взаимных интересов российского и японского народов.