Саудовская Аравия
Саудовская Аравия
Иван Шилов © ИА REGNUM

После телефонного разговора премьер-министра Испании Педро Санчеса с саудовским наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом Мадрид сообщил, что Эр-Рияд как страна — председатель G20 в 2020 году согласился созвать чрезвычайный саммит «двадцатки» в ближайшие дни. В этой связи канцелярия Санчеса уточнила, что «тяжесть международного кризиса в области здравоохранения и экономики, вызванного коронавирусом, требует, чтобы G20 взяла на себя глобальную руководящую роль». Предполагается, что общение лидеров стран будет проходить в онлайн-формате.

Испания, не являющая членом G20, с процедурной точки зрения поступает правильно. Эта страна вслед за Италией погружается в вирусную пучину. По количеству заболевших коронавирусом она оказывается на втором месте в Европе. Похоже, что Мадрид не верит в эффективность предпринимаемых Европейским союзом мер по борьбе с пандемией, несмотря на принятую так называемую «Инвестиционную инициативу по реагированию на коронавирус», в соответствии с которой члены ЕС получат 37 миллиардов евро. Ситуация усугубляется тем, что европейские страны, еще недавно говорившие о единстве, стали действовать в одиночку, больше полагаясь на свои национальные меры, а не декларируемую солидарность. Тем более что принцип распределения этих средств выглядит, мягко говоря, нелогичным и слишком забюрократизирован. В этой связи канцлер Австрии Себастьян Курц заявляет, что «возможность Китая за две недели с нуля построить больницу для борьбы с коронавирусом просто поражает — в Европе эти две недели были бы потрачены только на совещания».

Больница Юэян. Шанхай. Китай
Больница Юэян. Шанхай. Китай

Но это одна сторона проблемы. Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен во время состоявшегося виртуального саммита G7 выступила всего лишь с декларативным заявлением о том, чтобы правительства «активизировали все возможные ресурсы по борьбе с распространением коронавируса», но не призвала провести саммит «двадцатки», полагая, что G7, где в настоящее время председательствуют США, удастся договориться «о тесной координации для глобального реагирования на пандемию». Мадрид, получается, не верит в эту схему. Однако решат ли проблему коронавируса лидеры G20, когда Вашингтон использует санкции не только против России, но и других участников этого «клуба»? Тем более сейчас, когда сложилась исторически беспрецедентная ситуация. Друг на друга навалились сразу два кризиса — пандемия и так называемая нефтяная война — что в свою очередь ведет к экономическим и политическим трансформациям системного глобального уровня.

Наконец, инициатором созыва чрезвычайного саммита G20 могла бы выступить и Саудовская Аравия, ведь пандемия уже присутствует в этой стране и захватывает Ближний Восток, который никак не может вырваться из череды серьезных кризисов, начиная с начавшейся в 2011 году так называемой «арабской весны». По данным ВОЗ, коронавирус зарегистрированы как минимум в девяти странах региона, эксперты выражают обеспокоенность по поводу их способности справиться со вспышкой из-за войн, конфликтов и слабых систем здравоохранения в некоторых странах. Но Эр-Рияд не является носителем общего для Ближнего Востока мышления и защитником региональных национальных интересов. Он ведет свою игру, видимо, полагая, что, как Робинзону Крузо, ему удастся переждать бурю на своем острове, объявлять «джихад против эпидемии» он предоставляет другим. Конечно, об общеисламской солидарности речи никто не ведет, как и в Европе забывают об общих ценностях.

Арабы
Арабы

Что будет дальше, прогнозировать сложно. Одни считают, что распространением коронавируса могут воспользоваться так называемые деструктивные силы, активизируя диверсионную и террористическую деятельность. Другие, наоборот, полагают, что такая деятельность пойдет на существенный спад. Есть и те, кто призывают на Ближнем Востоке определить «передний фронт борьбы с эпидемией», указывая в первую очередь на Иран. Существует также мнение, что появилась уникальную возможность выпустить демонов исламского хилиазма, так как трагические явления могут восприниматься и как признаки второго пришествия. Коронавирус стал лакмусовой бумажкой современного общества, проявляя его сильные и слабые стороны, ставя множество вопросов. В данном случае хромают все исторические аналогии с эпидемиями прошлого.

Многое зависит, конечно, от длительности эпидемии, что предполагает разные сценарии дальнейшего развития событий. Все живут в предчувствии, что в дальнейшем, когда осядет «историческая пыль», начнутся перемены в мировом масштабе, в каждом регионе и в каждой стране. Но какими они будут? В любом случае следует сохранять бдительность и благоразумие при выходе на развилку, за которой будет меняться ход истории.