Способна ли Россия «перевоспитать» жен и детей радикальных исламистов? Политолог, секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба Яна Амелина ставит вопрос шире: когда речь идет о людях, убивающих и умирающих за свои убеждения, почему мы вообще считаем, что можем их переубедить, более того — почему мы должны задаваться такой целью. Ведь обычных уголовников не переубеждают, а наказывают. Свое мнение о малоизученной области дерадикализации семей радикальных исламистов эксперт высказала в интервью корреспонденту ИА REGNUM.

Боевики
Боевики
(сс)bluuurgh

В отсутствие единой программы дерадикализации специалисты в регионах работают кто во что горазд и в один голос жалуются на отсутствие действенных методик по возвращению к нормальной общественной жизни членов семей исламистских боевиков. В качестве примера Яна Амелина приводит бывшую в Поволжье историю, где из лагеря вернули дочь погибших боевиков ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), дошкольницу. Первой реакцией девочки по возвращению в Россию — «страну неверных» — было отчаянное восклицание «Я же теперь никогда не выйду замуж!». Да, девочка совсем мала, и ей, может, помогут психологи. Но как быть с теми, кто постарше, кто наблюдал игиловские (организация, деятельность которой запрещена в РФ) казни, а то и участвовал в том, что творили боевики?

Отдельный вопрос — что делать с матерями этих детей в случае, если они избегут наказания. «Кто поверит, что они были якобы обмануты своими мужьями или вербовщиками, да и кому интересны эти инфантильные объяснения?» — спрашивает политолог. При том, что проблема — не только в методиках, но в отсутствии живого опыта и в юридических аспектах. Например, если такая мать прав не лишена, то доступ в семью практически закрыт для сотрудников КДН.

И это — далеко не единственные проблемы.

Читайте подробности в статье Евгении Ким «"Скрытая угроза»: что делать с женами и детьми исламских боевиков?».