Парламент Донецкой Народной Республики в пятницу, 6 марта, закрепил в Конституции статус русского языка как единственного государственного.

Прежде в основном законе страны тот же статус был и у украинского языка, но, как отметили инициаторы поправки, применение украинского как государственного «не нашло практической реализации».

Другими словами, никому не требовалось переводить документы на украинский язык, что самым красноречивым образом иллюстрирует языковую ситуацию в республике; теперь законы привели в соответствие с реальностью.

Школьное образование тоже станет теперь чисто русскоязычным, желающие при этом смогут получать образование на другом «родном языке», но есть все основания полагать, что таких желающих будет столько же, сколько тех, кому требовались переводы документов с русского, то есть нисколько.

Из Донецка тем самым послали очень внятный сигнал Украине — Минский процесс, конечно, формально продолжается, но надеяться на избыточные компромиссы Киеву не стоит.

В самом Киеве за полгода после избрания Владимира Зеленского президентом Украины, вопреки его предвыборным обещаниям успокоить «языковую» ситуацию, не сделано ровно ни одного шага навстречу русскоязычному большинству населения и навстречу здравому смыслу.

И даже если киевские политики внезапно начнут выполнять остальные пункты Минских соглашений, чего, конечно, не произойдет, в целом ряде сфер жизни автономия Донбасса окажется настолько широкой, что говорить о единой стране не будет представляться возможным.

Не может существовать государство, где в одной части регионов государственным является один язык (меньшинства), а в другой части — другой язык (большинства). Язык, тщательно изгоняемый из публичного пространства в первой группе регионов.

Все уже давно понимают, что частью Украины Донбасс больше никогда не будет — но по целому ряду причин никто пока не может сказать этого вслух.

Остаётся обмениваться сигналами.