История движения «Самоопределение» (Lëvizja Vetëvendosje) под бессменным руководством Альбина Курти ведет отсчет с 2005 г., когда оно получило 12% мест в «косовском парламенте». «Самоопределение» выстрелило внезапно, произведя впечатление ясным идеологическим профилем и детальной социальной программой, включающей особые акценты на массовой борьбе с коррупцией и приватизацией. Появление Lëvizja Vetëvendosje на косовской политической сцене стало перчаткой, брошенной в лицо «политической элите Республики Косово» в виде бывших полевых командиров Армии освобождения Косово (АОК). По результатам парламентских выборов в «Республике Косово» 6 октября 2019 г. премьер-министром стал Альбин Курти.

Косово
Косово
Иван Шилов © ИА REGNUM

Альбин Курти (р. 1975 в Приштине) — личность по-своему выдающаяся. Он проявил себя как неугомонный студенческий активист еще с 1997 г., организовывая протесты в Приштинском университете. С Армией освобождения Косово он был связан косвенно, когда после назначения Адема Демачи политическим руководителем АОК устроился на работу в его аппарат. Сербский Высший суд приговорил Курти к 15 годам тюремного заключения за терроризм и нарушение территориальной целостности Сербии. Однако сербская демократическая оппозиция после прихода к власти его освободила. После этого Курти с прежним пылом окунулся в пучину организации демонстраций. Впоследствии он перенес тяжесть своей борьбы в «косовскую скупщину», применяя, например, слезоточивый газ при организации беспорядков.

Курти — явление на политической сцене «Республики Косовы» новое по ряду параметров: он отказался демонизировать всех сербов и начал настаивать на необходимости ненасильственного сопротивления сербскому государству. Это роднит его с наиболее влиятельным албанским политиком, лидером самой популярной партии «Демократическая лига Косово» (создана в 1991 г.) Ибрагимом Руговой. Но умеренный Ругова только мешал Западу, которому нужны были экстремисты из Армии освобождения Косово.

Альбин Курти
Альбин Курти
AgronBeqiri

Однако когда те привели «Косово» к фактической независимости, дело с его признанием со стороны Сербии отчетливо стало пробуксовывать. И дело вовсе не в героических усилиях официального Белграда, как о том любит патетично рассуждать сербский президент Александр Вучич. Напротив, ценой, заплаченный за приход к власти, стало заключение в апреле 2013 г. Ивицей Дачичем и Александром Вучичем Брюссельского соглашения, абсолютно беспрецедентного в истории международных отношений. Сербское государство само, «на пустом месте», отказалось от суверенитета Сербии над всем Косово, передав основные полномочия в конституционно-правовое поле «Республики Косово», упразднив суд, полицию и спецслужбы на всей территории Космета, включая населённый сербами север. Брюссельское соглашение — ключевое звено, без которого настоящая «независимость Косово» рассыпается в прах. Только добившись главного в рамках этого соглашения, Приштина могла перейти к выполнению всех остальных технических задач, на протяжении всего процесса получая абсолютно все требуемое.

Когда Ивица Дачич и Александр Вучич ссылаются на коварство албанской стороны, единственной настоятельной рекомендацией может стать изучение содержания Брюссельского и всех последующих соглашений Белграда с Приштиной, безусловно и безоговорочно предоставивших «Республике Косово» практически все элементы, оформляющие ее суверенность — без единой ответной меры. Но с хорошим пропагандистским трюком: за успех сербской дипломатии выдается траченная молью Ассоциация сербских общин (АСО), которая даже в случае реализации (она так и не была создана) переводит вопрос Косово из измерения суверенитета и территориальной целостности Сербии в плоскость защиты прав нацменьшинств в другом государстве. Но «Конституционный суд Косово» решил и эту проблему, провозгласив создание АСО неконституционным актом. Тем самым вопрос с ними был закрыт, хотя изначально ни законного, ни этического права на его постановку не имелось, поскольку это является прямым доказательством отказа сербской власти от государственных полномочий на территории Космета.

Проблема статуса Косово зашла в тупик в связи с определенным политическим парадоксом. Предыдущие сербские политические режимы были открыто прозападными. Однако премьер Зоран Джинджич был убит после попытки изменить политику в отношении Косово и вернуться на позиции, обозначенные в Резолюции 1244 СБ ООН. Тем самым Запад показал, кто в доме хозяин и что будет с отступившими от своих обязательств. Александр Вучич пришел к власти, абсорбировав в свою Сербскую прогрессивную партию почти весь патриотический состав Сербской радикальной партии, избирательный корпус также составляют патриоты и русофилы. Однако Брюссельское соглашение стало политическим сальто-мортале, проведенным столь молниеносно, что подавляющее большинство сербов до сих пор не знает о его сути или не верит в неё.

Встреча Владимира Путина с Президентом Республики Сербии Александром Вучичем
Встреча Владимира Путина с Президентом Республики Сербии Александром Вучичем
Kremlin.ru

Следующим шагом стали меры по удержанию косовских сербов от выступлений и дезавуирования политики Белграда. Для этого понадобилась партия «Сербский список», созданная и поддерживаемая Белградом, но сформированная и функционирующая по законам «Республики Косово». «Сербский список» согласился с избранием Рамуша Харадиная «премьером Косово», всецело интегрировавшись в систему албанских национальных интересов. В целом именно официальный Белград оказывает на местных сербов самое сильное давление, замешанное на коррупции и жестоких криминальных методах — они боятся Белграда гораздо больше Приштины. Это, сознательно или нет, подготовило почву для того, чтобы сербское население скорее пошло на соглашение с «вменяемыми албанцами», потому что белградские ставленники прочно ассоциируются не с сербским государством, а с Сosa nostra.

Альбин Курти тоже применил политический трюк. Он пообещал с 15 марта на 90 дней отменить стопроцентные таможенные пошлины в отношении товаров из Сербии и БиГ (между «Косово» и Сербией установлена полноценная граница с таможней, хотя таможня — эту безусловный атрибут государства), но с условием: Сербия должна прекратить кампанию по отзыву признаний независимости Косово третьими странами. Однако, во-первых, существуют очень сильные сомнения в том, что сербская власть, сдавшая в Косово буквально все что можно (включая передачу сепаратистам крупнейшего в регионе горнодобывающего комбината на севере КиМ «Трепча» и «Электроэнергетики Сербии», функции которой перейдут к компании из Албании), имеет ресурсы и волю к проведению подобного рода акций. Трюк заключается в ясном посыле: кампания по отзыву признаний независимости — главное препятствие для возобновления переговорного процесса Белград — Приштина (идущего под эгидой ЕС), о котором Александр Вучич на днях наконец ясно сказал, что ЕС требует от Сербии признания независимости Косово. Во-вторых, Курти вводит «испытательный срок»: следовательно, он может вернуть пошлины в любой момент, вынуждая сербскую власть торопиться и самой оперативно пресекать отзывы признания Косово. Таким образом Курти (вне всякого сомнения, и его западные, точнее, американские покровители, поскольку Косово — это чисто американский проект) загоняет Вучича в тупик, чтобы он сам своими руками остановил кампанию по отзыву признаний и вернулся к переговорам, единственным итогом которых может быть необратимое узаконивание Сербией независимости Косово.

Бульвар Билла Клинтона в Приштине
Бульвар Билла Клинтона в Приштине
Sanmint

Программа Курти подразумевает полную реализацию албанских национальных интересов: компенсацию от Сербии «за военную агрессию», выжидание удобного момента для объединения Албании и Косово путем референдума («никакой войны, только реинкарнация Ганди»), «политика равных ответных мер» (для Курти это означает полное признание Белградом введённых сепаратистами автомобильных номеров и личных документов, полное расследование случаев пропажи людей, включая сербов и цыган, создание интернациональных команд из албанских, сербских и международных представителей для исследования массовых захоронений, взаимное признание («без признания нет членства в ЕС»), отказ Белграда от влияния на местное сербское население, обязательное прохождение службы в армии «косовскими гражданами», включая сербов (Армия освобождения Косово трансформирована в «Армию Республики Косово»). И — вишенка на торте — министром обороны Курти назначил Антона Чуни, который в 2016 г. был осужден Высшим судом Сербии на 15 лет заключения за убийство шестерых военнослужащих Югославской народной армии. Десять депутатов от «Сербского списка» при голосовании в «парламенте Косово» по вопросу состава кабинета правительства Курти воздержались.

Таким образом, в лице Альбина Курти сербская власть столкнулась с опытным, волевым и дерзким противником, обладающим выстроенной идеологической платформой нового типа, который не боится ни Запада (по крайней мере, у него отсутствует ярко выраженная сервильность, свойственная прежней верхушке АОК), ни «своих», способный даже в условиях реализации самых радикальных великоалбанских устремлений перехватить «ручное управление» уже основательно запуганным, дезорганизованным и дезориентированным сербским населением Космета.