В мае 2019 года Арбитражный суд Владимирской области восстановил право собственности Российской Федерации на 1500 лесных га Филипповского поселения. А в декабре владимирский арбитраж признал недействительным договор купли-продажи 1500 га и истребовал из незаконного владения все участки, составляющие эту лесную территорию.

Приговор
Приговор
Иван Шилов © ИА REGNUM

Суд сделал вывод, что 1500 га, отведенные в 1967 году Мытищинскому машиностроительному заводу для строительства спецобъекта, ведения лесного хозяйства и охраны леса, не исключались из государственного лесного фонда, а их кадастровая регистрация как участка земель промышленности не имела законных оснований.

Три проигравших предприятия — «родственники». Они, так или иначе, связанны с российскими миллиардерами Искандаром Махмудовым и Андреем Бокаревым. И они не собираются уступать Российской Федерации.

Искандар Махмудов
Искандар Махмудов
ugmk.com

Судебный процесс по «филипповскому делу» перекочевал в апелляционную инстанцию. Эксперты считают, что в 2,5-летней истории, в центре которой — судьба 1500 га уникального филипповского леса, наступил решающий момент. Слушатель судебного заседания, начавшегося 25 февраля, поделился с ИА REGNUM своими наблюдениями и впечатлениями.

Отстоял три с лишним часа в зале судебных заседаний Первого арбитражного апелляционного суда. Рассматривались жалобы ответчиков по «филипповскому делу». Помещение переполнено. Журналисты, народ из Филипповского поселения, Владимира, Фряново. Ответчики — акционерные общества «Мытищинский машиностроительный завод» и «Метровагонмаш», да общество «Экотехстрой Владимир». Предприятия обжаловали решение суда первой инстанции: арбитражный судья Зинаида Попова признала договор купли-продажи 1500 га недействительным, истребовала все участки, составляющие 1500 га, из незаконного владения.

Андрей Бокарев
Андрей Бокарев
Kremlin.ru

Вслушивался в речи адвокатов и вновь утверждался в давнишнем невеселом выводе: в современной России между мировоззрениями обычного человека и человека, обладающего огромным состоянием, — непреодолимая пропасть. Язык общий, русский, но в описании, в оценке одного и того же явления используются абсолютно противоположные слова и смыслы. Один смотрит на филипповский лес и говорит: это то, что нужно беречь, это чистые воздух и вода, животные, птицы, это — жизнь. А миллиардер на свой лад: это надо использовать, неважно как, но получить прибыль.

Еще со времен губернатора Светланы Орловой от защиты филипповского леса напрочь отказалась региональная государственная власть. Но заступилась федеральная — Департамент лесного хозяйства по ЦФО и Межтерриториальное управление Росимущества. На стороне леса и филипповский Совет народных депутатов. Федералы и муниципалитет совместно бьются в суде, чтобы вернуть 1500 га их законный статус — участка государственного лесного фонда.

Светлана Орлова
Светлана Орлова
Kremlin.ru

Ответчики продолжают настаивать, что 1500 га — не лес, а земли промышленности. По их убеждению, весь участок отводился в 1967 году под спецобъект — испытательный полигон. А теперь тем более, утверждают они, все 1500 га нужны Мытищинскому машзаводу для исполнения оборонных госконтрактов.

Для обывателя вопрос о том, есть ли в филипповском лесу испытательный полигон, может показаться странным. Сооружен в глубине леса бетонный забор. Рычат за забором моторы. Значит, что-то гоняют, испытывают. В Филипповском поселении знают, что испытывают. В правовом смысле не всё так просто. Нет у мытищинского завода документа о вводе в эксплуатацию такого объекта, как испытательный полигон. Нет и свидетельства на собственность объекта недвижимости — испытательный полигон.

Ответчики утверждают, что у них есть техническое задание на испытательный полигон, имеется его проект. Но, добавляют они… документы секретные. Слушаю эти доводы и недоумеваю. По закону максимальный срок секретности — 30 лет. А со дня поручения Совмином РСФСР мытищинскому заводу построить спецобъект прошло больше пятидесяти. Для доказательства своей правоты филипповцам нужно было секретное распоряжение Совмина РСФСР № 1176-рс, и они его рассекретили, представили суду. Что мешало руководству машзавода?

И потом, — поручение, техзадание, схемы, проекты — это только намерения. Они не свидетельствуют, что объект построен, сдан в эксплуатацию. Это как многие ИЖС в России. К ним подведены электричество, газ. В них живут. Но банк, например, не примет их в обеспечение займа. Не введены эти жилища в эксплуатацию. Нет на них свидетельств на право собственности. И налоги с таких ИЖС не платят. Хоть не в свою пользу, но вынужденно признала на суде представитель машзавода Юлия Бачина: испытательные трассы не могут стать недвижимостью.

Вообще-то, флер секретности, который ответчики пытаются применить в судебном разбирательстве, отдает нафталином и искусственностью. На самом первом заседании арбитражного суда, в октябре 2018 года, они пытались сделать процесс по «филипповскому делу» закрытым, мотивируя, что договоры по перепродаже «Метровагонмашем» 1500 га содержат коммерческую тайну. Конечно, неудобно публично демонстрировать, что купил меньше чем за три десятка миллионов, а перепродал почти за миллиард. Но ныне эти договоры в материалах дела и не вызывают ни у кого интереса.

Секретность испытаний продукции Мытищинского машзавода осталась в истории. Предприятие открыто рекламирует свои бронированные гусеничные шасси специального назначения. А филипповский лес, когда-то выполнявший задачу охраны испытаний от вражеских шпионов, давно освободился от окружавшего его забора с колючей проволокой. Тем более нелепицей звучит заявление ответчиков о том, что все 1500 га — это испытательный полигон.

В судебных материалах есть письмо, написанное в 1967 году в правительственные инстанции директором государственного машзавода. Среди требований к территории для испытательного полигона руководитель называет необходимость охранной зоны шириной не менее 500 м по периметру. Большая часть 1500 га гослесфонда и выполняла в советское время роль «охранника». Под испытательные трассы и вспомогательные постройки, включая дом лесника, было отведено с правом рубки леса лишь 8% — 120 га.

Для филипповцев заявление ответчиков о потребности мытищинского производства в 1500 га звучит нелепо, абсурдно.

Ведь что сотворили с участком государственного леса господа предприниматели. Не только умудрились превратить в кадастровых документах гослес в земли промышленности. При соучастии бывшего главы администрации Киржачского района Михаила Горина, участкам, на которые «Метровагонмаш» разделил 1500 га перед тем, как их перепродать, был присвоен вид разрешенного использования 12.2 — «для размещения объектов специального назначения». В переводе с формального слога это означает — для строительства мусорных полигонов. Еще в декабре 2017 года один из ответчиков, «Экотехстрой Владимир», обратился к Горину с прошением внести в правила землепользования и застройки изменения, чтобы участки попали в «зону размещения объектов сбора, утилизации бытовых и промышленных отходов». И после этого у ответчиков хватает совести заявлять суду о необходимости в 1500 га для выполнения оборонных госконтрактов? Хотя там, где мечтают о сверхприбыли, совесть — гостья нежеланная.

Мусорный полигон
Мусорный полигон
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Машзавод и «Метровагонмаш» настойчиво подчеркивают оборонную важность мытищинской спецпродукции. Это вызывает у филипповцев особое негодование. По не беспочвенному мнению жителей Филипповского поселения, «Метровагонмаш», спекулируя на оборонной тематике и представляя себя как производителя оборонной техники, обокрал районный и поселенческий бюджет дважды. Акционерное предприятие настойчиво добивалось снижения кадастровой стоимости 1500 га, что позволило бы в несколько раз снизить свои арендные платежи в бюджет. И в 2014 году добилось: решением комиссии Росреестра кадастровая стоимость участка была уменьшена более чем в 4 раза — с 4,5 до 1,1 млрд руб. Комиссия исходила из того, что 1500 га используются для обеспечения обороны. Но потом случилось нечто необъяснимое ни законом, ни здравым смыслом. Участок, в 2014 году ограниченный, согласно статье 27 Земельного кодекса РФ, в обороте, был продан. Продан уже как «гражданский» по заниженной цене «оборонного»: цену продажи «Метровагонмаш» и бывший глава администрации Филипповского поселения Олег Иванов исчислили не из «гражданских» 4,5 млрд, а из «оборонных» 1,1 млрд руб., то есть занизили вчетверо.

Мои знакомые правовики из престижной государственной академии, следящие за развитием судебной части «филипповского дела», объясняют правовую ценность требований ответчиков так. Если, говорят они, испытательный полигон, работающий на обеспечение обороны, — объект недвижимости, то он не мог быть приватизирован ни в 1992 году, ни позднее. Тем более будучи расположенным в государственном лесу. Но, добавляют умудренные опытом юридических баталий знатоки, суду виднее.

Жду продолжения апелляционного судебного заседания 3 марта. В этом я не одинок. За судебным процессом по «филипповскому делу» следят не только во Владимирской области — журналисты присвоили ему статус беспрецедентного.

Читайте ранее в этом сюжете: Суд обязал власти Зауралья привести в порядок скотомогильники