Перед парламентскими выборами 2019 года президент РМ И. Додон и его говорящие головы активно критиковали в СМИ олигархический режим тогдашнего хозяина Молдавии В. Плахотнюка. Обещание свергнуть самодержавного олигарха было одной из главных причин, по которой Россия помогала молдавскому президенту. Ведь именно при правительстве демократов достигли дна молдавско-российские отношения: Российская Федерация была объявлена страной-оккупантом, активно закрывались русские школы, началось давление на российские каналы, из Молдавии высылались российские дипломаты, русский язык был лишён статуса языка межнационального общения.

Лжец. Античная маска
Лжец. Античная маска

Уже тогда на экспертном уровне и в медиапространстве Молдавии (РМ) говорилось о так называемом биноме «Додон — Плахотнюк». При инсценировке непримиримой борьбы президент Молдавии и бывший председатель Демократической партии негласно поделили между собой медиарынок РМ. Прикрываясь отсутствием полномочий и угрожающими заявлениями, И. Додон фактически играл с демократами в одну игру, выступая на подтанцовке. В этих условиях единственным козырем молдавского президента оставалась поддержка России.

Однако, несмотря на частые встречи с В. Путиным, амнистии молдавским мигрантам и льготы молдавским фермерам, Партия социалистов всё равно провалила февральские выборы в парламент РМ в 2019 году.

В молдавском парламенте
В молдавском парламенте
Parlamentul Republicii Moldova

Более того, Игорь Додон и его окружение не сильно спешили объединяться с блоком АКУМ для освобождения Молдавии от олигархического режима. Переговоры между ключевыми игроками в парламенте продолжались подозрительно долго и едва не закончилась досрочными парламентскими выборами или двоевластием.

Сегодня уже ни для кого не секрет, что Партия социалистов всерьёз рассматривала возможность объединения с демократами. Дело дошло до того, что в апреле 2019 года Россия прекратила финансирование ПСРМ. В молдавских СМИ появились доказательства того, что И. Додон проводил переговоры с Владимиром Плахотнюком о создании коалиции. «Пророссийский» президент Додон даже требовал у демократов ежемесячного финансирования своей партии в размере $1 млн на случай, если соответствующие потоки из Москвы будут заморожены.

Только после «усиленной работы» Дмитрия Козака с Игорем Додоном в июне прошлого года социалисты были вынуждены начать сотрудничество с М. Санду и А. Нэстасе. Однако похоже, что уже тогда великий шахматист Додон начал проработку плана по дискредитации навязанных ему партнёров.

После создания коалиции ПСРМ — АКУМ начали предприниматься попытки деолигархизации государственной системы и смещения демократов с государственных должностей. Тем не менее благодаря социалистам многие сторонники ДПМ остались на своих местах. Так, практически не изменился состав Высшего совета магистратуры, Высшего совета прокуроров, Координационного совета по телевидению и радио, Национального агентства по регулированию в энергетике. Не были отстранены от должности председатель Высшей судебной палаты И. Друцэ, председатель Национального банка О. Армашу, глава Совета по конкуренции М. Рэдукан, начальник государственной налоговой службы С. Пушкуца, глава Счётной палаты М. Лупу — все эти люди долгие годы были напрямую связаны с демократами.

Додон
Додон
Presedinte.md

Новые власти не особо препятствовали побегу из РМ В. Плахотнюка, И. Шора и других фигурантов громких скандалов. Уголовное дело в отношении бывшего хозяина Молдавии было возбуждено лишь спустя 3 месяца после прихода к власти коалиции ПСРМ — АКУМ. В международный розыск В. Плахотнюка не объявили до сих пор.

После вскрытия истории о зарубежном финансировании Партии социалистов стало известно и о том, что Плахотнюк и Додон договорились о «бартере» — закрытии дела против бывшего председателя ДПМ об узурпации власти в обмен на закрытие дела о незаконном финансировании ПСРМ из России.

Перед отставкой правительства Санду 12 ноября 2019 года вотум недоверия исполнительной ветви власти неоднократно выражали демократы.

Но и на этом «игра» Додона не заканчивается. После получения всех необходимых полномочий президент РМ не сильно спешил покончить с остатками олигархического режима. Наоборот, в его правительстве технократов по-прежнему чувствовался привкус Демократической партии.

Так, председатель правительства Ион Кику до назначения на текущую должность был министром финансов в правительстве демократов. Вице-премьер, министр финансов Серджиу Пушкуца при прежнем режиме дважды возглавлял Государственную налоговую службу. Отец нынешнего министра юстиции Виталий Нагачевский был адвокатом Владимира Плахотнюка. Министр экономики Анатол Усатый в 2015 году полгода занимал должность замминистра транспорта и инфраструктуры, а в 2017 году был назначен госсекретарем министерства экономики и инфраструктуры в правительстве демократа Павла Филипа. Действующая министр здравоохранения и социальной защиты Виорика Думбрэвяну во время февральских выборов в парламент принимала участие в поездках демократов и сопровождала на встречах с избирателями лидера Демпартии Владимира Плахотнюка.

Владимир Плахотнюк
Владимир Плахотнюк

В начале 2020 года И. Додон под видом собственных «национальных программ» фактически возобновил наиболее резонансные социальные проекты демократов «Доктор для тебя» и «Хорошие дороги».

Вопреки рекомендациям Венецианской комиссии, ПСРМ и ДПМ в феврале 2020 года решили организовать фиктивный конкурс по отбору своих кандидатов в Высший совет магистратуры.

Будучи не в силах скрывать очевидное, Игорь Додон и руководство Демпартии в открытую провели 17 февраля встречу для обсуждения и координации совместных действий по управлению страной.

Все эти факты вызывают невольный вопрос: а стремился ли вообще Игорь Додон к ликвидации олигархического режима Владимира Плахотнюка или же с самого начала только готовил почву для тесной кооперации с демократами? Прекращал ли своё существование бином «Додон — Плахотнюк» или же только ждал подходящего момента для того, чтобы выйти из тени?

Создаётся ощущение, что даже разделяющее Додона и Плахотнюка географическое расстояние никак не влияет на их близость, которая позволяет успешно выкачивать как политические, так и финансовые средства через совместные бизнес-схемы.