В начале февраля молдавская делегация в Объединенной Контрольной Комиссии (руководящем органе миротворческой операции на Днестре) распространила официальное обращение, в котором сообщила о возможных провокациях на постах Совместных миротворческих сил. Представители Молдавии (РМ) заявили, что присутствие миротворцев якобы «вызывает возмущение у жителей сёл Кошница, Пырыта, Дороцкое и Погребя» (территории ПМР, оккупированные Молдавией). Сопредседатель от РМ сказал, что если миротворческие посты не уберут, то миротворцы «будут подняты на вилы».

Игорь Додон
Игорь Додон
Иван Шилов © ИА REGNUM

В ответ сопредседатель ОКК от Приднестровья Олег Беляков предложил принять меры по недопущению эскалации напряжённости в Зоне безопасности, отметив, что Кишинев отрабатывает различные сценарии разрушения существующего миротворческого механизма. Приднестровье предложило в срочном порядке провести инструктажи и тренировки групп оперативного реагирования и подготовить усиления постов на случай осложнения ситуации, а также рассмотреть вопрос об увеличении численности российского миротворческого контингента.

Вроде бы парадокс — «пророссийская власть» в Молдавии во главе с президентом И. Додоном озвучивает угрозы в адрес миротворческой операции и российских военных, до чего даже прежние демократические власти, не скрывающие своей русофобской позиции, не опускались.

Российские миротворцы в Приднестровье
Российские миротворцы в Приднестровье
Mil.ru

Попробуем разобраться, в чем причины такой на первый взгляд парадоксальной ситуации.

Как известно, с избранием в конце 2016 года на пост президента Молдавии Игоря Додона связывались завышенные ожидания.

В ходе своей электоральной кампании и после нее он сделал столько громких заявлений, что на его сторону становились даже закоренелые скептики. Да и как тут оставить без внимания такие громкие посылы: что «Крым — российский»; что единственное решение по Приднестровью — «федерализация», что социалисты будут твердо следовать своей программе, главными пунктами которой являлись «денонсация соглашения об ассоциации с ЕС и интеграция в Евразийский союз», а новое соглашение по торговле с ЕС должно быть достигнуто в трёхстороннем формате при участии России; что он не допустит вовлечения Молдавии в структуры НАТО и ее военные операции; что его партия не пойдет ни на какие коалиции с партией Плахотнюка в парламенте. Обо всем этом президент Молдавии охотно говорил в интервью российским информационным агентствам, в том числе «Коммерсанту» 26 октября 2016 года и ТАСС 12 декабря 2016 года.

Для реализации своих помпезных обещаний, по заверениям самого Додона, ему не хватало лишь поддержки в парламенте.

Спустя три года с лишним вспоминать об этих обещаниях мало кто хочет, при том что и поддержка в парламенте у Додона есть, и правительство «технократов» назначено с его личного благословения. Кажется, что это всё было во сне. Тот, кто налево и направо раздавал эти громкие обещания, продолжает обещать, но уже совсем другое, а тот, кто верил, теперь стыдится своего выбора.

В самой Молдавии и Приднестровье изменения в риторике Додона замечали уже весной 2017 года. Да и как не заметить, если они напрямую касались отношений с Приднестровьем? Так, из выступлений Игоря Додона исчезло упоминание о плане федерализации, затем он солидаризировался с мнением партии Владимира Плахотнюка, заявив о единой позиции всех ветвей власти Молдавии по приднестровской проблеме. Потом и вовсе поддержал введение совместного пограничного и таможенного контроля Молдавии и Украины на приднестровском участке границы. Президент Молдавии не мог не знать, что и Москва, и Тирасполь категорически выступали против реализации таких планов по установлению новой экономической блокады Приднестровья.

Учения украинской армии
Учения украинской армии
7th Army Training Comma

Сегодня новое «пророссийское» молдавское руководство не торопится выполнять ранее подписанные соглашения с Приднестровьем. Молдавская сторона заблокировала исполнение договоренностей по функционированию телефонной связи и распределению радиочастот между Приднестровьем и Молдавией, закрытию политически мотивированных уголовных дел на приднестровских граждан, а также по разблокированию железной дороги. Подписание итогового протокола заседания международного переговорного формата «5+2» в Братиславе 9−10 октября 2019 года было целенаправленно сорвано молдавской стороной, что вызвало недоумение даже у западных участников.

На днях, 14 февраля 2020 года, президент Молдавии обрушился в адрес Приднестровья с обвинениями в стиле позднего Воронина: в контрабанде, в воровстве российского газа. Он прямо обвинил власти Приднестровья в том, что они «на так называемой чёрной дыре зарабатывают миллиарды долларов», разворовывают российскую помощь и «хотят сохранить эту ситуацию для того, чтобы зарабатывать деньги».

Став нерукопожатным из-за болтливости, жадности и фактического предательства своих партнеров в Москве и Тирасполе, Игорь Додон за полгода до выборов президента вновь пытается выехать на информационной волне. Однако спустя 4 года эта волна обвинений, истерии и шантажа, в точности как у его бывшего наставника и руководителя Владимира Воронина, а также партнера Владимира Плахотнюка, уже не приносит желаемого эффекта, а электоральные рейтинги неумолимо ползут вниз, несмотря на бесконечно одобряющие изыскания придворных социологов.

Владимир Плахотнюк
Владимир Плахотнюк
Pdm.md

В Москве отчетливо понимают, что концепция постоянного нейтралитета Молдавии выдумана для того, чтобы требовать вывода российских войск и вооружения, а также демонтажа миротворческой операции, не дожидаясь политического урегулирования конфликта. Очевиден факт того, что унионистские движения не просто поднимают голову, но завоевывают всё большую поддержку населения, а желание Игоря Додона сотрудничать с ЕАЭС и пересмотреть соглашение об Ассоциации с Евросоюзом трансформировалось в заискивание перед Брюсселем.

Приднестровье сейчас снова находится под молдавским ударом, но теперь уже со стороны «пророссийских» властей РМ: звучат угрозы разрушить миротворческие посты, расширяется банковская блокада Приднестровья, разворачивается транспортная война, усугубляются проблемы с мобильной связью и др.

В этих условиях очевидно, что Игорь Додон не может рассматриваться иначе, чем хромая утка, с которой нельзя иметь надежных партнерских отношений.