Мудрецы, поэты, гуманисты — большинство из них дружно считали, что месть — это плохо, и, вообще, «самый обидный род мести — признать обидчика недостойным нашей мести» (Сенека). Однако Эмиль Дюркгейм, основоположник социологии (а значит, он знал толк в отношениях между людьми), сказал, как припечатал: «Инстинкт мести в конечном счете есть не что иное, как инстинкт самосохранения».

Ангел мести
Ангел мести
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

И вопрос «Будет ли мстить Трамп? И кому?» сейчас совсем не последний в американских дискуссиях. Сам Дональд Фредович после победного завершения импичмента 5 февраля не раз демонстративно показывал, что он очень зол. На «праздновании победы» в Восточной комнате Белого дома он не церемонился в выражениях: «Мы несправедливо прошли через ад, хотя ничего плохого не сделали». Когда такое заявляет самый могущественный человек планеты, то это неизбежно означает, что где-то есть группа людей, у которых назревают ощутимые проблемы.

А Белый дом не торопится объявлять амнистию. Первое же «послепобедное» заявление пресс-секретариата содержит вопрос: «Не будет ли возмездия?» (Will there be no retribution?), но совсем не содержит ответа на него. Даже наоборот… Пресс-секретарь Белого дома Стефани Гришэм заявила в интервью Fox News, что президент еще расскажет, насколько ужасно с ним обращались, и «что, возможно, люди должны платить за это». Дюркгейм, пожалуй, согласился бы с таким суждением.

А ведь эпизоды политической мести в США уже имели место. В Америке еще помнят два Nixon's Enemies List (Список врагов Никсона), «всплывшие» в 1973 году, во время Уотергейта. Во второй, расширенный вариант «Листа» было включено 576 персон (совсем немало!) сторонников и сотрудников президентской кампании Джорджа Макговерна в 1972 году. В том числе даже имя столь любимого мной Бутча Кесседи из фильма Роя Хилла, актера Пола Ньюмана.

Предполагаемая тогда Никсоном «месть» у нас, хранящих в генетической памяти Сталина, может вызывать только ироническую ухмылку: воздействовать на политических врагов президента посредством налоговых проверок Службы внутренних доходов (IRS) и манипуляцией наличием грантов, федеральными контрактами, судебными процессами, судебными преследованиями и тому подобным. Но это «мы», а американцев тогда ввергла в шок немотивированная жестокость санкций.

К чести американцев следует сказать, что в этом эпизоде комиссар IRS Дональд С. Александер отказался проводить проверки людей из списка врагов Никсона.

Дональд Трамп
Дональд Трамп

Полагаю, что нынешним «врагам Трампа» тоже ничего опасного или серьезного не грозит, но газеты с увлечением уже составляют «список Трампа». Туда единогласно вносят:

  • Адама Шиффа, председателя комитета по разведке палаты представителей Конгресса и руководителя группы демократических «менеджеров» — обвинителей президента в сенатском судебном слушании;
  • Джерри Надлера, председателя судебного комитета палаты представителей и члена группы «менеджеров»;
  • Чака Шумера, лидера демократического меньшинства в Сенате США;
  • Нэнси Пелоси, лидера демократического большинства и спикера палаты представителей Конгресса, «самого влиятельного спикера палаты представителей как минимум за последние двадцать пять лет»;
  • Митта Ромни, единственного сенатора-республиканца, который голосовал за осуждение Трампа по первой статье обвинения — «злоупотребление властью»;
  • Джо Манчина III, наиболее лояльного Трампу демократического сенатора, голосовавшего практически за все номинантные и политические решения Трампа, но поддержавшего свою партию во время импичмента.

Однако все вышеперечисленные — конгрессмены и сенаторы, и административно «достать» их Трамп не может. Кроме того, у них за спиной либо еврейская группа в Конгрессе (как у Шиффа или Надлера), либо влиятельные религиозные группы (мормоны у Ромни). Поэтому в отношении этой группы президент пока ограничится едкими текстами в «Твиттере» или «подножками» в политической карьере.

Как, например, в отношении Чака Шумера, которому Трамп откровенно пообещал потерю сенатского места в 2022 году в результате поражения от Александры Окасио-Кортес. И ведь имел основания, потому что поддержка претендента в противоположном политическом лагере для препятствия конкретному политику не осуждается американской электоральной этикой. Вот и в нынешней гонке республиканцы в Южной Каролине планируют проголосовать за Берни Сандерса в качестве основного средства причинения вреда Джо Байдену во внутрипартийной борьбе демократов.

Мари Йованович и Петр Порошенко. 2017
Мари Йованович и Петр Порошенко. 2017
7th Army Training Command

Но в относительной безопасности «птицы высокого полета». А вот дичь поменьше Трамп уже начал с удовольствием выцеливать. Ту, которая не всполошилась сама. Как, например, Дженнифер Уильямс, работавшая специальным советником по европейским и российским делам у вице-президента Майка Пенса. Она дала показания против Трампа в следственной комиссии, а потом быстро покинула свой пост — за два месяца до окончания контракта — и вернулась в министерство обороны. Или Мари Йованович, экс-посол США на Украине, со скандалом уволенная Трампом в мае 2019 года, тоже свидетельствовала против Трампа в нижней палате Конгресса, а уже 31 января того же года добровольно ушла на пенсию с непыльной работы старшего научного сотрудника в Джорджтаунском университете.

Ну, а «кто не спрятался — я не виноват».

  • Гордон Сондленд, посол США в Европейском союзе и когда-то спонсор избирательной кампании Трампа, во время импичмента подтвердил, что отношения американского и украинского президентов строились на принципе «услуга за услугу», что по американскому законодательству является коррупцией. 7 февраля Сондленд был уволен.
  • Александр Виндман, подполковник и директор по европейским делам Совета национальной безопасности США был первым должностным лицом Белого дома, давшим показания о телефонном разговоре Трампа с Зеленским, который был оценен Виндманом как несовместимый с консенсусным мнением о межведомственном взаимодействии, что вредно для национальной безопасности США и подрывает усилия правительства США расширить сотрудничество с Украиной. 7 февраля его уволили со службы в СНБ и отослали для прохождения курса обучения в Военном колледже армии США. Курсы, безусловно, принесут ему степень магистра в области стратегических исследований, но вот генералом, во всяком случае, при этом президенте, ему явно не стать.
  • Евгений Виндман, армейский подполковник-юрист, брат Александра и тоже сотрудник СНБ, попал под раздачу, очевидно, только по признаку родства. Скорее всего, за то, что сидел позади своего брата, когда тот давал показания. Его тоже уволили 7 февраля и отправили в офис Генерального советника армии.
Владимир Зеленский
Владимир Зеленский
President.gov.ua

В прицеле Трампа может оставаться, по мнению американских СМИ, еще ряд чиновников. Например, «Джордж Кент в Государственном департаменте, Лора Купер в министерстве обороны или Дэвид Холмс в посольстве на Украине». Все они в противостоянии Зеленский — Трамп"заняли сторону первого.

Печалит, что все персонажи в гипотетическом Trump's Enemies List связаны одним предикатом — «Украина». Что позволяет предположить, что и сама страна Украина может стать центральным enemy этого списка. И потеряет поддержку человека, чьи шансы на новое четырехлетие в Овальном кабинете Белого дома растут с каждым днем.

Постскриптум. Возможное шоу «мести Трампа» может быть бедой не только Украины, но и самих Штатов — если приведет не только к углублению (это практически неизбежно) противостояния между демократами и республиканцами, но и к радикализации этого противостояния. Когда уже наблюдаемая вражда этих двух фракций заменит «конституционное верховенство закона неистовыми племенами, каждое из которых предано своему лидеру, и каждый готов отомстить за каждую несправедливую атаку на своего лидера». И тогда — Боже, храни Америку.