Грузия
Грузия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Письмо грузинского патриарха Илии II в адрес иерусалимского патриарха Феофила III, в котором предстоятель Грузинской православной церкви сообщал о решении воздержаться от участия в организованной Феофилом встрече предстоятелей Церквей в Иордании для обсуждения проблем православного мира, создало больше вопросов, чем ответов. Послание опубликовал 17 февраля в своем блоге в Facebook глава службы по связям с общественностью Грузинского патриархата протоиерей Андрия Джагмаидзе. В тот же день факсимиле появилось на сайте Грузинского патриархата. Заявлено, что оно было написано 7 февраля 2020 года и является реакцией на письма патриарха Иерусалимского от 12 декабря 2019 и 4 февраля 2020 года. Но почему решение Грузинский патриархат не принял в декабре прошлого года, почему потребовалось повторное приглашение Феофила, почему сейчас Грузинская церковь сработала так оперативно?

Что любопытно, чуть менее за полчаса до поста отца Андрия в Facebook появилось заявление некой Ассоциации религиозных экспертов, созданной в июле 2018 года грузинским теологом Георгием Тигинашвили неправительственной организации, занимающей резко антироссийские позиции. В нем утверждалось следующее: «Как сообщают греческие и российские СМИ, Грузинская церковь собирается принять участие в так называемом Всеправославном соборе в Иордании, организованном патриархом Иерусалимским Феофилом 20 февраля 2020 года. Это собрание (учитывая происходящие процессы) имеет своей целью нанести оскорбление авторитету вселенского патриарха Варфоломея и осудить автокефалию Православной церкви Украины как беззаконную. Также следует отметить, что созыв так называемого собора в Иордании связан с подозрительно частыми визитами русских церковных делегатов в патриархию Иерусалимской православной церкви. Согласно каноническому праву, только вселенский патриарх Варфоломей, а не иерарх какой-либо другой Церкви, имеет право созывать Всеправославный собор. Учитывая это, участие делегации Грузинской православной церкви в этом собрании недопустимо. Мы призываем католикоса-патриарха Грузии созвать Священный синод и высказать свою позицию по поводу визита в Иорданию, потому что только Священный синод имеет право принимать подобные решения».

Вселенский патриарх Варфоломей I подписывает томос об автокефалии Православной церкви Украины
Вселенский патриарх Варфоломей I подписывает томос об автокефалии Православной церкви Украины
President.gov.ua

Складывается впечатление, что Грузинский патриархат публичным обнародованием частной переписки с иерусалимским собратом намеревался упредить некие негативные для себя события. Не исключено, что участие в саммите в Иордании грузинской церковной делегации определенные силы в Грузии могли использовать для раскачки ситуации в стране, организации различных дестабилизирующих акций. Пример использования такого фактора «политического православия» был продемонстрирован в Тбилиси в июне прошлого года. Напомним, что в здании грузинского парламента тогда проходило заседание Межпарламентской ассамблеи православия (МАП). Принимающая сторона предложила президенту МАП, депутату Государственной думы России Сергею Гаврилову занять место в президиуме. Буквально сразу же грузинские телекомпании дали комментарий: «Представитель страны-оккупанта восседает в кресле председателя парламента независимой Грузии». Оппозиция инициировала массовые акции протеста. «Как только мы узнали, что наши власти пригласили в Грузию т. н. Ассамблею православия, сразу выразили протест, — заявлял в интервью радио «Свобода» (СМИ — иностранный агент) член парламента от оппозиционной партии «Европейская Грузия» Серго Ратиани. — Мы ведь знаем, что президентом этой организации является коммунист. Ну как прикажете относиться к православной организации, которая избирает президентом коммуниста?»

Видимо, нечто подобное могло повториться и сегодня, когда бы по возвращении из Иордании церковной делегации в Тбилиси ее членов заклеймили как «предателей». В этом контексте обращает на себя внимание аргументация отказа Грузинского патриархата от участия в саммите. Соглашаясь с его целями — желанием сохранить православное единство и найти способы урегулирования православных проблем — патриарх Илия пишет, что «встреча и обсуждение должны произойти с участием всех Церквей, а если единство не достигнуто, на этом этапе мы воздержимся от поездки». Этот довод не имеет богословской основы. Между тем, когда Грузинский патриархат в июне 2016 года объяснял нежелание принимать участие во Всеправославном соборе, созванном константинопольским патриархом Варфоломеем на Крите, говорилось о «чисто догматических причинах» без преследования «политических или иных целей». Как заявлял журналистам после заседания Священного синода митрополит Цилканский и Душетский Зосима, «для нас был важным вопрос диптиха. Грузинская церковь, согласно греческому диптиху, не занимает присущее ей место. Собор обошел стороной такие важные для нас вопросы, как церковный календарь, вопрос заключения брака — который Грузинская церковь активно поставила. Мы посчитали, что будет правильно воздержаться от участия».

Митрополит Цилканский и Душетский Зосима
Митрополит Цилканский и Душетский Зосима

При этом митрополит оставлял дверь полуоткрытой. По его словам, «если те документы, которые примет Собор, будут приемлемыми, то Грузинская церковь их примет». Данную модель Грузинский патриархат мог бы принять и в отношении встречи предстоятелей Церквей в Иордании. Физическое присутствие на саммите, конечно, важно. Но более значимым станет имплементация его решений на национальном церковном уровне. Время покажет, будет ли готова пойти на такое Грузинская церковь.