Громкие заявления президента Белоруссии о том, что его страна начнет отбор транзитной нефти из белорусского участка трубопровода, нужно воспринимать в первую очередь как попытку улучшить собственные переговорные позиции и пошантажировать Россию. Такое мнение высказал ИА REGNUM ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков, отвечая на вопрос, насколько позиция белорусского руководства в нефтяном споре с Москвой угрожает интересам российских экспортеров нефти.

Эксперт напомнил, что 18 февраля Александр Лукашенко встретился с главой компании «Роснефть» Игорем Сечиным, что по крайней мере дало определенные возможности для достижения договоренностей по поставкам нефти в Белоруссию.

Читайте также: Лукашенко хочет от Сечина «полной ясности» по нефти

«Ситуация действительно довольно напряженная, и возникает вопрос об отборе нефти из транзитных труб. Лукашенко сначала сказал, что Белоруссия будет отбирать транзитную нефть, потом сказал, что он имел в виду не это, а некие обязательства России. По его словам, Россия обязана поставлять два миллиона тонн на белорусские НПЗ в месяц, хотя на самом деле это не так. Есть межправительственное соглашение, которое говорит о том, как составляются индикативные балансы. Там действительно говорится о том, что Россия обязана предоставить возможность прокачать на белорусские НПЗ до 24 миллионов тонн нефти год. Россия это и делает», — рассказал Юшков.

Но для того, чтобы эта схема заработала, продолжил эксперт, необходимо, чтобы «Белоруснефтехим» заключил с российскими нефтяными компаниями коммерческие контракты на покупку нефти. «Вот о чем это межправительственное соглашение — о том, что мы обязаны обеспечить возможность прокачки нефти, а не о том, что мы обязаны поставит им на НПЗ эти объемы, — пояснил он. — Поэтому Лукашенко и отправляют к нефтяным компаниям. Вот он уже ведет переговоры с Сечиным, главой основного поставщика нефти для Белоруссии в предыдущие годы. Они должны договориться с поставщиком, а поставщик потом обращается к «Транснефти» за услугой прокачки».

По словам Юшкова, в сложившейся ситуации Белоруссия не выполняет то межправительственное соглашение, в нарушении которого Лукашенко сейчас обвиняет Россию. То, что белорусская сторона начала откачку технологической нефти из нефтепроводов, которые ведут к ее НПЗ, значит, что в трубопроводе сейчас наполовину меньше нефти, чем должно быть, и ежесуточно он может работать вполовину мощности, продолжил он. При этом Юшков отметил, что до сих пор неизвестно, какой объем технологической нефти Белоруссия забрала для своих НПЗ.

«Сейчас они не могут принять эти же 24 миллионов тонн в год, потому что у них нет достаточно технологической нефти в трубе. Они сами себя загоняют в угол. Лукашенко распорядился ни в коем случае не допустить дефицит на внутреннем белорусском рынке топлива. «Белнефтехим» говорит — хорошо, но нам надо из чего-то делать дизель, и берет технологическую нефть из трубопроводов. Поэтому межправительственное соглашение, по сути, сейчас нарушает Белоруссия», — заявил Игорь Юшков.

Эксперт подчеркнул, что в случае отбора белорусской стороной транзитной нефти это повлечет за собой десятки исков против «Белнефтехима», так как он будет перерабатывать эту нефть. «Собственником транзитной нефти в трубе является множество российских компаний — не только «Роснефть» и государственные компании, но и частные, в том числе «Лукойл». Поэтому все они подадут иски о незаконной экспроприации нефти из транзитных объемов, и придется иметь дело с множеством исков от множества компаний», — допустил он.

Юшков сравнил сегодняшнюю ситуацию вокруг транзита нефти через Белоруссию с ситуацией вокруг транзита газа через Украину, которая складывалась ранее у компании «Газпром». По его словам, разница в том, что Украина предварительно подготовила для себя юридические основания, чтобы хоть как-то прикрыть свои незаконные действия.

«Украинская сторона предъявила «Газпрому» иск на основании того, что он якобы монополист на рынке транзита газа, хотя «Газпром» вообще не занимается транзитом. Затем российской компании был выписан штраф на несколько миллиардов долларов. За счет погашения этого штрафа они собирались отбирать газ, если бы у них была суровая зима. Этого в итоге не произошло, но тем не менее у них хоть какое-то основание было. А здесь у Белоруссии нет никаких претензий к российским нефтяным компаниям», — пояснил эксперт.

К тому же, полагает Юшков, в случае отбора транзитного газа все транзитные объемы были бы перенаправлены на другие направления, и Белоруссия осталась бы без денег. По его словам, по плану на 2020 год через территорию Белоруссии должно пройти 48 миллионов тонн нефти.

«Весь этот объем можно было бы распределить между портами Новороссийск, Усть-Луга и Приморск. К тому же какие-то объемы можно было бы направить на восток по нефтепроводу «Восточная Сибирь — Тихий океан», а какие-то объемы переработали бы на российских НПЗ и экспортировали бы уже в виде нефтепродуктов. Поэтому даже в случае остановки трубопровода «Дружба» не возникло бы больших проблем. Понимая это, Белоруссия не будет отбирать нефть из транзита и создавать еще более серьезный кризис в отношениях», — считает Игорь Юшков.