Состоявшиеся 8 февраля парламентские выборы в Ирландии принесли своего рода «политическое землетрясение» для «зелёного острова», и вместе с тем их итоги являются важным событием для всего радикального левого движения в «Старом Свете». В Ирландии завершилась многолетняя монополия двух буржуазных партий («Фианна Фойл» и «Финэ Гэл») и, даже если, скорее всего, именно эти партии или кто-то из них сформирует в дальнейшем национальное правительство, впервые за долгие десятилетия первенство в ирландской политике переходит к левым силам.

Ирландия
Ирландия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Первое место по результатам выборов в 160-местную Доил (палату представителей) досталось партии «Шинн Фейн» («Мы сами»), ШФ. Эта партия сумела повысить свой электоральный рейтинг по сравнению с предыдущими парламентскими выборами более чем на 10 пунктов, получив в итоге 24,5% голосов избирателей и сумев провести в нижнюю палату ирландского парламента 37 депутатов. Таким образом, Ирландия становится на сегодня единственной страной ЕС, в которой партия радикального левого спектра превратилась в самую популярную национальную политическую силу. С учётом того, что экономический рост в Ирландии составляет около 5%, безработица держится на уровне 6 пунктов, в стране очень низкая инфляция, а общественный долг по меркам Евросоюза всего ничего (64% ВВП), действительно, можно удивиться. Тем более речь идёт о достаточно консервативном обществе, в котором традиционно значима роль церкви и патриархальной семьи. Что говорить, если лишь в 2018 г. в Ирландии официально были разрешены аборты!

Однако, если в таких «знаковых» странах ЕС, как Франция или Испания, прорывы антилиберальных левых сил в последние годы были связаны с новыми политическими феноменами, в Ирландии всё по-другому. При том, что выборы 8 февраля принесли исторический успех всему левому движению Ирландии (в совокупности более 40% голосов!), львиная доля голосов досталась партии, имеющей более чем вековую историю! Образно говоря, ШФ — партия-ровесница Первой русской революции, она первоначально появилась на свет благодаря ирландскому писателю и патриоту Артуру Гриффиту. В дальнейшем ШФ сыграют важную роль в развитии освободительного антианглийского движения в Ирландии, в период гражданской войны в Ирландии.

Здание парламента Ирландии
Здание парламента Ирландии
CraftyCaedus

После раскола левореспубликанского движения «второе издание» ШФ произошло в 1970 г. Главной особенностью как идеологии, так и практической деятельности «новой» ШФ становится требование ирландского единства — объединения Ирландской Республики с ольстерскими (североирландскими) графствами, находящимися в составе Великобритании. В 1970-е — 1980-е гг. ШФ не ограничивались парламентскими методами борьбы. Эта партия являлась политическим крылом Ирландской республиканской армии (ИРА), делавшей ставку на подпольную и вооружённую борьбу против британского владычества в Ольстере. Соответственно, ШФ стали весьма оригинальным политическим субъектом внутри европейского левого движения: с одной стороны, они действовали одновременно на территории сразу двух стран (Ирландии и Соединённого Королевства), с другой — в своей реальной деятельности партия по факту сочетала как традиционно парламентские, так и военно-политические методы. Любопытно, что до сих пор (!) депутаты, избранные от ШФ в британскую палату общин, демонстративно отказываются заседать в Лондоне, ибо принципиальная позиция партии — это единая Ирландская Республика (официальный слоган партии — «Построим Ирландию равных»); члены ШФ просто не могут присягнуть на верность британской королеве…

После того, как в Ольстере наступил долгожданный мир, и противоборствующие лагеря пошли навстречу друг к другу, за последние два десятилетия ШФ заметно «нарастили» мускулы. При этом в наибольшей мере это произошло не столько в Ирландии, сколько в Великобритании. Партия стала самой влиятельной «католической» политической силой в Северной Ирландии, уровень ее поддержки в Ольстере растёт как на дрожжах, превысив уже 28%. Никакое автономное правительство Северной Ирландии в последние годы не обходилось без участия в нём представителей ШФ.

Вообще, достаточно долгое время казалось, что политический облик всей партии определяют именно североирландские политики. Как бы то ни было, но на протяжении 35 лет (!) партию ШФ возглавлял именно выходец из Северной Ирландии Джерри Адамс, которого консервативные британские масс-медиа до сих пор обвиняют в связях с терроризмом и «террористическими режимами». Но объективные условия требовали от ШФ развивать «двойную стратегию», автономную как для Ирландской Республики, так и для ольстерских графств. В конечном счёте это и привело к ситуации, когда, не отказываясь от своей фундаментальной цели, равно как и от антианглийских позиций, ШФ, по мнению профессора Лондонского университетского колледжа Филиппа Марльера, «совершили эволюцию в сторону подлинной партии классовой борьбы».

Эта эволюция в последние пару лет стала ещё более явной под воздействием нового председателя партии, 51-летнего дублинского высоко эрудированного политика, специалиста по английской литературе, европейской интеграции, менеджменту в сфере человеческих ресурсов Мэри Лу Макдональд, возглавившей ШФ в 2018 г., а до этого в течение 10 лет являвшейся заместителем Д. Адамса. «Фактор Мэри Лу» сыграл роль в деле электорального взлёта ШФ. Сохраняя традиционный «левонационалистический» электорат, преимущественно среди рабочих и служащих, ШФ заметно укрепила за последние несколько лет свои позиции среди студенчества и средних слоёв. На предыдущих парламентских выборах рейтинг партии составлял всего десятую часть, актуальный «взрыв» — это в основном результат качественной работы в молодёжной среде. Эксперты-социологи утверждают, что сегодня партию поддерживает треть избирателей в возрастной категории от 18 до 24 лет.

Подчёркнуто сохраняя «партийный суверенитет» (до сих пор «Шинн Фейн» не участвует ни в одной из панъевропейских левых партий), ШФ явно позиционируют себя в радикальном левом спектре ЕС, участвуя в рамках Европейского парламента в работе депутатской группы Европейские объединённые левые — Северные зелёные левые». Вообще говоря, идеологическое кредо ШФ не так уж легко охарактеризовать. Один из ведущих идеологов партии депутат Эоин О’Брайан в данной связи говорит о «левом республиканизме» или «социалистическом популизме». Старые «традиционные» клише здесь вряд ли полностью подходят, но, в общем и целом, ШФ могут быть охарактеризованы и как партия левосоциалистической ориентации.

Центральным лозунгом партии остаётся ирландское единство, что означает безусловное объединение североирландских территорий с остальной Ирландской Республикой. При этом ШФ и в Ольстере, и в Ирландии добиваются организации в Северной Ирландии референдума о территориальном статусе этого региона. Некоторые крайне левые политики в Британии и Ирландии критикуют ШФ за «несвязную» позицию в отношении ЕС. Известно, что как и другие «католические» партии Северной Ирландии, ШФ возражали против выхода Соединённого Королевства из ЕС, мотивируя свою позицию тем, что это может закончиться «абсолютным экономическим разрушением» для жителей Северной Ирландии, тесно связанных с внутренним рынком всего Евросоюза. Ну и тем, что в случае успеха «Брекзита» под вопрос будут поставлены торгово-экономические связи Ирландии и Ольстера.

Вместе с тем лидеры ШФ ни в коем случае не являются апологетами ЕС, в отличие от буржуазных ирландских политиков. ШФ выступают против трансформации ЕС в «сверхгосударство». Депутат Европарламента от ШФ Мэтт Карти утверждает: «Европейский союз должен стать кооперативным союзом государств-наций, работающих вместе над вызовами, такими как климатические изменения, миграция, торговля…»

В ирландском парламенте
В ирландском парламенте
Tommy Kavanagh

Думается, что успех ШФ принесла очень продуманная электоральная кампания и программа, получившая название «Манифест ради изменения». Этот документ, как верно подмечает один из лидеров партии Мартин Макгиннес, «прямо повёрнут к человеку, к гражданину». ШФ имеют очень конкретные предложения по оказанию помощи нуждающимся ирландцам (а таковых в этой стране не так и мало), многодетным семьям, выступают за создание особого министерства детства. Партия ратует за увеличение налога на капитал и, наоборот, за сокращение налогообложения наиболее бедных ирландцев, повышение минимальной заработной платы, заметное расширение государственных инвестиций в экономику и строительство, создание особого национального фонда для поддержки малых и средних предприятий. ШФ защищает принцип общеирландской экономики и системы здравоохранения, выступает за активную государственную поддержку в создании новых поликлиник и медицинских центров. Для партии очень важна задача защиты национальной ирландской культуры и, в частности, увеличения госрасходов на преподавание ирландского языка, на котором сегодня общаются от силы 11% граждан страны. В этом плане левопатриотическая составляющая идеологии ШФ вполне просматривается. Немало внимания в предвыборном манифесте уделяется культурным вопросам и поддержке «артистического выражения» ирландской национальной культуры.

Внешнеполитическая концепция ШФ миролюбива, партия верна принципу нейтралитета, выступает против гонки вооружения, отвергает империализм и неоколониализм в любых формах, достаточно жёстко негативно оценивая реальную внешнюю политику Вашингтона и Лондона. В израильско-палестинском конфликте ШФ традиционно на стороне палестинских арабов. Отметим при этом, что ШФ верны также принципам интернационализма, защищая, в частности, право каталонского, баскского и корсиканского народов на самоопределение. Вместе с тем ШФ активно выступает в защиту социальных и экономических прав иммигрантов на территории Ирландии и Ольстера, партия также отстаивает права женской части населения.

В общем, все эти постулаты дают «основание» лидерам традиционных правоцентристских партий Ирландии считать ШФ, как отмечает журналист из Белфаста Сиоббан Фентон, «не совсем нормальной партией». Однако, почти четверть населения Ирландии на данный момент видят в ШФ свою партию, что, собственно, и делает ирландских левых республиканцев народной политической силой!