9 февраля один из центральных телеканалов показал фильм Елены Чавчавадзе «Золото Колчака». Героизация фигур, безнадежно скомпрометированных в отечественной истории, на зато пылающих ненавистью к советской власти и запятнавших себя преступлениями против народа, — фирменный почерк этой поборницы монархической идеи. Е. Чавчавадзе — яркая и совершенно однозначная фигура. В 1990 году З. Чавчавадзе учреждает «Союз потомков российского дворянства» (он же — «Российское дворянское собрание», РДС). А в 1995 году возглавляет правление «Высшего монархического совета» (ВМС), название которого беззастенчиво «приХватизирует» у настоящего ВМС, созданного еще в 1921 году на монархическом «съезде хозяйственного восстановления» в баварском Бад-Рейхенгалле. И до сих пор сохраняющего штаб-квартиру в канадском Монреале.

Жертвы Колчака в Новосибирске, 1919
Жертвы Колчака в Новосибирске, 1919

Маленький штрих: организатором баварского съезда выступил аристократ с русским и немецким титулами Макс фон Шойбнер-Рихтер, бредивший идеей восстановления и объединения русской православной и германской протестантской монархий. Все бы ничего, но одновременно он являлся правой рукой Гитлера и активно участвовал в мюнхенском Пивном путче ноября 1923 года, во время которого погиб от шальной пули, освободив место главного идеолога НСДАП «пламенному» пропагандисту «арийского» расового превосходства Розенбергу. Так что, узурпируя ВМС у подлинных владельцев этого бренда, чета Чавчавадзе, кичащаяся антисоветским «патриотизмом», предсказуемо вступает на зыбкую дорожку заигрывания с нацистским наследием.

Макс фон Шойбнер-Рихтер
Макс фон Шойбнер-Рихтер

Осмотревшись по сторонам, «дворяне» приступают к реализации своей программы. Но не сразу и не сами. 20 декабря 2011 года к президенту Дмитрию Медведеву, председателю Общественной палаты Евгению Велихову и предстоятелю РПЦ патриарху Кириллу обращаются некие восемнадцать «эмигрантов первой волны», требующие вынести из Мавзолея тело В. И. Ленина и ликвидировать «кладбище на Красной площади». В чем подоплека этой инициативы, которую поддержал в том числе и круглый стол (КС) РДС, выясняется только через год с небольшим. 18 марта 2013 года уже к президенту Владимиру Путину, а также премьеру Медведеву, главе МИД Лаврову, мэру Москвы Собянину и ряду оппозиционных лидеров обращается сам КС РДС, вместе с «Московским мемориалом», потомками «Добровольческого корпуса» и одним «пассионарным» кубанским ряженым атаманом. Помимо ритуальных надругательств над телом Ленина, которое предлагают «сжечь в крематории, пепел запаковать в стальной цилиндр и опустить его в глубокую впадину Тихого океана», в обращении содержится и вполне себе сермяжная конкретика. Говорится о состоявшемся в конце октября 2012 года Всемирном Конгрессе соотечественников и о призыве к нему президента Владимира Путина поучаствовать в развитии российской экономики с помощью технологий и инвестиций. «Но такие просьбы не будут выполнены без вынесения Ленина из Мавзолея и ликвидации кладбища на Красной площади», — так завершается сочинение РДС, озаглавленное «О репрессиях после большевистского переворота в России в XX веке». Помимо всего прочего, в ней перепеваются давно опровергнутые исторической наукой, в том числе и некоммунистическими историками, вроде Виктора Земскова, лживые солженицынские измышления о «66 млн жертв внутреннего классового, политического и экономического уничтожения».

Для вящей «убедительности» еще через три дня, 21 марта 2013 года, РДС под предводительством четы Чавчавадзе собирает не где-нибудь, а в Государственной думе (кто их туда запустил?) сборище. В виде круглого стола под претенциозным и конъюнктурным девизом «Оценка роли большевиков и их лидеров в мировой и российской истории». «Мышь, рожденная этой не горой, но холмиком», широко распространяется по сети.

Теперь внимание, читатель! В 2011—2013 годах г-да Чавчавадзе со своими «дворянами» предстают перед нами завзятыми монархистами, которые, с одной стороны, обвиняют большевиков в уничтожении монархии и тысячелетней России. А с другой, тесно «нюхаются» с эмигрантским бомондом, который за прошедшие годы и поколения, в свою очередь, успел поступить в картотеку спецслужб Запада, а также в определенном, статистически значимом количестве — гитлеровской Германии. И после краха рейха усилиями связки Аллен Даллес — генерал Гелен перебрался под крыло ЦРУ. Разве не западные спецслужбы и не западные элитарные интересы маячат за этим пошлым базарным торгом: «вы нам — Ленина из Мавзолея (то есть возврат под внешнее управление), а мы вам — деньги и технологии»?

А сейчас? Понимая, что монархический проект отторгается обществом, которое уже научено пенсионной реформой и не желает восстановления сословного строя, стремительно теряет популярность и, главное, от начала до конца нелегитимен, ибо прямых наследников не осталось, а созыв нового «Земского Собора» — дело заведомо непроходное, инициаторы пытаются переобуться в воздухе. И поднимают на щит теперь уже не монархическую тему, а наиболее одиозных представителей так называемого Белого движения, о котором еще Черчилль в мемуарах «Мировой кризис» писал как о марионетках Антанты. Не говоря уж о том, что монархизм и «белая идея» попросту несовместимы. Ибо монархистов в белых армиях контрразведка прессовала жестче, чем сторонников большевиков, а Ивану Ильину, в перезахоронение которого в России г-жа Чавчавадзе вложила немало усилий, принадлежит показательная характеристика «Белого движения» как совокупности «кадетско-октябристских верхов и эсеро-меньшевистских низов». А его лидеров этот мыслитель, несмотря на зоологический антикоммунизм, считал агентами «мировой закулисы», как он первым охарактеризовал концептуальные круги Запада.

Адмирал Колчак
Адмирал Колчак

Логика простая: обзови хоть горшком, только в печку не суй! Не получается у нас «царь» — не беда, заменим «верховным правителем». Нам, «наследникам белой гвардии», все равно, что пулемет, что водка — лишь бы с ног валило! И вот уже вездесущий Жириновский, кстати, фигурировавший среди адресатов «дворянского папируса», включает воображение, обзывая сограждан «крепостными» и «холопами» и под эту сурдинку вспоминает об одном из поросших мхом программных положений своей партии — о «верховном правителе». Одновременно на киноэкранах появляются известные премьеры — о незадачливом отпрыске «сознательного» олигарха и мерзавцах-декабристах. Тут как тут и «документальная» лента Чавчавадзе, возвеличивающая Колчака, представляющая его несостоявшимся «спасителем Отечества», которому помешали «проклятые большевики». А не тем, кем он был на самом деле — политическим аферистом, который руками Антанты попытался загрести и завести под себя власть в России, да переоценил силы и споткнулся, сорвавшись с каната очередной смуты.

В фильме множество исторических инсинуаций, обращенных к политике; неприкрытая актуальность некоторых способна вызвать улыбку, например, про то, что профессиональный душегуб Колчак, кровавые репрессии которого как раз и развернули сибирское крестьянство в сторону советской власти, которую они до этого не жаловали, оказывается, «не был диктатором». Продукция фирмы «Чавчавадзе & Co» изобилует обвинениями Советов в сотрудничестве с Западом и в сдаче ему российского золота, для чего приплетают даже Троцкого, внедренного к большевикам мировым капиталом, да проигравшего свою партию тандему Ленин — Сталин. Разумеется, это для того, чтобы любой ценой увести в тень, скрыв от зрителя полную, можно сказать, марионеточную зависимость от Запада и его спецслужб самого адмирала. Поскольку именно эта тематика является для сценаристов, экранизаторов и привлеченных «экспертов» «Кащеевой иглой в яйце», ею и займемся. Не размениваясь на тридцать и три раза опровергнутые антиленинские инсинуации о большевистской власти и о спасшем, на самом деле, страну от разорения Брестском мире.

Хорошо известно, что в своем Отечестве исторические фальсификаторы пророков не видят. Только в чужих Отечествах, что не может не порождать вопроса, насколько они им чужды. Поэтому обратимся не к трудам самого Ленина или Сталина, где все перипетии внутриполитической и внутрипартийной борьбы в революционной России раскрыты в режиме реального времени. А к тем западным исследованиям, которые хорошо известны в научных кругах и общественности, но почему-то не попадают в поле зрения авторов фильма, эксплуатирующих из кадра в кадр одну и ту же заезженную когорту брызжущих слюной в сторону советской власти «экспертов».

Книга американского историка Роберта Уорта «Антанта и русская революция» представляет совсем иную картину разворота Запада от попыток заигрывания с большевиками до прямой интервенции против Советской России, которую в фильме объясняют «союзническими обязательствами». Подлинная причина — в поэтапном осознании западными посольствами и через них — западными лидерами суверенного, национально-освободительного характера советской власти, что побудило их решительно поддержать тех, кто ей противостоял. В том числе Колчака. Поэтому откровенной фальсификацией в фильме выглядит частное, вырванное из контекста мнение одного из западных дипломатов о том, что адмирала поддерживать не следует ввиду «реакционного» характера его движения, апеллирующего к имперской традиции. Поддерживали, и еще как!

Колчаковские расстрелы
Колчаковские расстрелы

Вот что пишет по этому поводу Уорт, прежде всего, о «миссии» Колчака в США, прошедшей, по его свидетельству, «практически без публичных фанфар». Поездка была организована американским «контр-адмиралом Джеймсом Гленноном, членом американской делегации под руководством экс-госсекретаря США Элиха Рута», направленной президентом Вудро Вильсоном для того, чтобы «воспрепятствовать социалистическим элементам России вынашивать планы, которые разрушат деятельность правительств союзников».

То есть первое, что зафиксируем: Запад, персонально Вильсон, хорошо понимал угрозу социалистических идей не для России, а для Антанты и потому дал своим эмиссарам карт-бланш на вербовку тех, кого те посчитают необходимыми для того, чтобы выступить в интересах «союзников» против этих идей и сил, то есть прежде всего против большевиков.

«Во время визита Рута, — пишет Уорт, — адмирал Гленнон и его коллеги совершили поездку в Севастополь, где располагалась Черноморская морская база, и встретились с Колчаком… Русский адмирал вместе с американцами вернулся в Петроград и очевидно произвел очень благоприятное впечатление, поскольку Гленнон пригласил его навестить Соединенные Штаты. Предложение главным образом было жестом доброй воли с неопределенной мыслью использовать знания и опыт Колчака в американской морской экспедиции за овладение турецкими проливами… Адмирал с группой из четырех офицеров покинул Россию ближе к концу июля, и некоторое время они провели в Англии… Делегация отплыла на американском крейсере в Канаду и уже оттуда направилась в Нью-Йорк и Вашингтон в качестве гостей американского правительства».

Ну и как вам, читатель? Согласиться помочь чужой, пусть и союзной, державе захватить проливы, овладение которыми считалось официальной целью российского участия в Первой мировой войне, — разумеется, «верх патриотизма»! Получается, что если на большевиков приходились 90% разговоров о «поражении своего правительства», то практически 100% реальных преступлений, совершенных на ниве национального предательства, осуществлялось отнюдь не ими, а противостоявшей им бывшей имперской элитой. Ярким представителем которой в данном и не только эпизоде предстает «отмываемый» г-жой Чавчавадзе от этих преступлений Колчак.

Идем дальше. Уорт:

«Колчак встречался с Бахметьевым (послом России в США — В. П.), Лэнсингом (госсекретарем — В.П.) и другими официальными лицами и выяснил, что предполагаемая морская экспедиция отменена… Разочарованный отсутствием полезной деятельности, Колчак решил вернуться в Россию. Он нанес прощальные визиты и был представлен президенту. Один из офицеров его группы остался в Соединенных Штатах, трое остальных вместе с Колчаком отплыли из Сан-Франциско на японском пароходе вскоре после ноябрьского захвата власти большевиками. Адмирал оставался на Дальнем Востоке до тех пор, пока осенью 1918 года ему не представилась возможность принять активное участие в антибольшевистском движении в Сибири».

Увидите г-жу Чавчавадзе & her Co, спросите у нее, чем Колчак разочаровался — тем, что не представился шанс поднять американский флаг над проливами? Он сам «решил вернуться» в Россию? Или ради такого возвращения его и представляли Вильсону? Какую задачу Вильсон перед ним поставил — ведь не с целью чаю же попить он Колчака принимал? Во Владивостоке будущий незадачливый диктатор возмущался засильем американских и японских войск? Или, что более правдоподобно, все-таки пользовался поддержкой американцев, которые не могли не иметь соответствующих инструкций из Белого дома, в получении «возможности» войти в состав Директории и совершить в ней переворот? Риторические все вопросы, однако… Каких только попыток «отмыть добела черного кобеля» ни предпримешь, если заказчики проекта положили глаз на идею «верховного правления»!

И последнее, актуальное. Идея задействовать «путинское молчаливое большинство», организовав его в общественно-политическом плане, витает в воздухе с тех пор, когда собравшиеся 4 февраля 2012 года на Поклонной горе 150 тыс. участников крупнейшего постсоветского митинга высказались за стабильность и порядок. И опрокинули, опустили и унизили, размазав по морозному московскому асфальту, «оранжевую» стихию «болотной» оппозиции, которая раскручивалась по установкам из Вашингтона и других западных столиц. До и после этого, раз за разом, изобретались десятки проектов, но возлагавшихся ожиданий они не оправдали. Яркий пример — расколовшаяся и забытая всеми «Родина».

Почему? По очень простой причине. Молчаливое большинство, на которое кое-кто из манипуляторов пытается сделать ставку, — оно, да, консервативное и патриотическое. Но оно, нет, за примерами такого консерватизма обращается отнюдь не к воспеваемым Чавчавадзе & Co «упоительным вечерам» и «хрусту французской булки» среди лакеев и юнкеров. А вдохновлено оно советской социальной справедливостью, с которой и связывает идею спасительной реставрации еще с тех пор, когда продвигавший консерватизм Станислав Говорухин, пересмотрев точку зрения из перестроечного опуса «Так жить нельзя!», заговорил об осуществленной в современной России «великой криминальной революции». Людям, разбирающимся, что к чему, в общем-то с самого начала было ясно, что никакого иного капитализма, кроме криминального, в обществе, не прошедшем через длительный период первоначального накопления, за пять лет построить невозможно. Одни только обуреваемые антисоветизмом «инженеры человеческих душ» почему-то этого не осознавали. Теперь дошло и до них, и именно поэтому с таким скрипом продвигаются проекты, связанные с пропагандой колчаковщины, унгерновщины, семеновщины и пр.

Кому показали этот очередной антисоветский фальсификат? Даже затрудняюсь предположить. Пресловутая «партия телевизора» не проиграла «партии холодильника», она просто обнулилась, превратившись в «партию интернета», в которой сегодня доминируют отнюдь не колчаковские, а советские настроения. И постоянно растущий интерес к той героической эпохе, от которой проигравшиеся в пух и в прах функционеры телевизионной «партии» сегодня изо всех сил отвращают общественность. Тщетно, господа! Как у Владимира Высоцкого: «Расклад не тот, и номер не пройдет!»