Белоруссия легко может прожить без российской нефти. Специалист посмеётся и скажет, что для белорусских НПЗ подходит далеко не всё. И будет прав. Для Белорусских НПЗ — почти только российская нефть. Точно не американская! Но, например, норвежская? Например, с норвежского месторождения Йохана Свердрупа? Именно такую партию Белоруссия, в конфликте с Россией, заказала транзитом через Литву. Всего — 80 тыс. тонн. Этот объём отправили за две недели 90 составами по железной дороге. И вопрос альтернативы важен. Сколько нужно Белоруссии нефти не только для своих нужд, но и для переработки для бизнеса?

Ядерная Литва
Ядерная Литва

Ответ в разных открытых источниках разный, но все сходятся, что примерно 18 млн тонн в год. А теперь самый главный вопрос: а сколько, как альтернативный путь, может обеспечить Литва? Ответ: три миллиона тонн в год. Больше никак, даже если очень хотелось бы. Попросту нет таких мощностей, а если бы и были, то их достигнуть — точно ни год, ни два.

Вот, казалось, всю формулу проговорили, на этом точка. Но нет!

Визит Помпео? Визит главы МИД Литвы Линкявичюса сразу после него?

Литва не может предложить Белоруссии, как и Польша, всеобъемлющего объёма ресурсов. Нет мощностей! Знает ли об этом Россия? Думается, да! В чём тогда игра Лукашенко? У Литвы есть свой козырь!

Белорусская АЭС.

Представьте себе центр Вильнюса: пустой, проспект Гедиминаса (бывший Ленина, главная улица литовской столицы), а рядом ходят зомби. Реальные, их маникюру аплодирует Голливуд. Кожа отслаивается от лица, а пустые глаза — эффект разноцветных линз.

Так в Литве регулярно протестуют против Белорусской АЭС. Мол, взорвётся, и мы все будем такие.

Литовские власти всегда были против атомной энергетики у кого-либо, кроме себя. Закрытие Игналинской АЭС в самом молодом городе Литвы, городе атомщиков, Висагинасе, стало действительно трагедией. Для десятков, сотен семей. Без всякого преувеличения.

После 2009 года, когда последний блок Игналинской АЭС был вынужден остановиться, в Литве власти придумали построить новую, суперсовременную АЭС. Попросили Hitachi, но на беду, случилась Фукусима! В итоге на референдуме население проголосовало против мирного атома. Для Литвы эта тема стала закрыта. Но что делать, когда рядом, в белорусском Островце, буквально в 50 километрах от границы с Литвой, строится новая АЭС от «Росатома»? Что делать, когда ты вчера был главным донором в электроэнергии, а сегодня — главный проситель? Конечно, ругаться! Именно так и поступила Литва, которая БелАЭС на законодательном уровне назвала угрозой национальной безопасности.

Белорусская АЭС
Белорусская АЭС
Belaes.by

И что сегодня? Уже много лет тема БелАЭС — главная в повестке Литвы. «Зомби» на улицах — только штрих. А так — сотни заявлений во все международные организации с просьбами повлиять на официальный Минск. Официальный Минск кивает на МАГАТЭ — главного арбитра в атомной энергетике — а он говорит, что всё нормально. Вот буквально всё! Что Литве делать?

Воспользоваться конфликтом Белоруссии с Россией! А почему нет?! Эта драка — Минска и Москвы — Вильнюсу как благодать! Это козырь! Литва заранее приняла законы, которые запрещают попадание электроэнергии в свои сети из БелАЭС.

А вдруг завтра Лукашенко решит, что друг — это ВКЛ, Великое Княжество Литовское?! Что ему дали кредит в России на строительство БелАЭС, но его можно не заканчивать? Пусть это останется мёртвой стройкой, как Балтийская АЭС в Калининградской области? Почему нет? Сценарий же?