То, что президентские поправки в Конституцию обрастут множеством других предложений, в том числе именитых авторов, особых опасений не вызывало. Фильтрующих элементов у власти более чем достаточно. К тому же уровень сложности конституционного текста запредельный. Не каждый возьмется за перо и выпишет высшую юридическую формулу на пределе правового совершенства.

Лукас Кранах Старший. Закон и благодать. 1520 (фрагмент)
Лукас Кранах Старший. Закон и благодать. 1520 (фрагмент)

Однако амбиции депутатов Государственной думы и членов Совета Федерации дорог не выбирают и по бездорожью прокладывают свой маршрут. Поэтому за всё время своего существования Конституционный суд ни дня не сидел без дела, рассматривая дела о соответствии законов, принятых Федеральным собранием, Конституции РФ. Если сравнить число оспоренных в суде уже принятых законодательных норм, то окажется, что тех, которые соответствуют Конституции, значительно меньше тех, которые признаны полностью или частично неконституционными. На сегодняшний день оспорено 596 норм законов и 340 норм признано не соответствующими Конституции. Несмотря на это, законы месяцами не исправляются, неверные законоположения не исключаются из числа действующих правовых норм, тормозят работу правоприменителей и судов общей юрисдикции (это к вопросу о том, что Конституция якобы имеет высшую юридическую силу и является законом прямого действия).

Вот и сейчас статусные люди решили выйти далеко за пределы замысла В. Путина. Его логика не была обусловлена теоретическими недоразумениями в конституционном тексте, а диктовалась неотложностью задач и необходимостью реформирования системы государственно-общественного управления в той степени, в какой президент считает их неотложными.

Совещание Владимира Путина с членами Правительства. 5 февраля 2020 года
Совещание Владимира Путина с членами Правительства. 5 февраля 2020 года
Kremlin.ru

Непрезидентские же поправки замахнулись на большее, поэтому ничего не оставалось, как под видом продления срока представления поправок ко второму чтению законопроекта дать самим себе время для обдумывания внесенных вариантов. Многие оказались весьма дискуссионными даже для специалистов в области конституционного права. Дело тут не в конкретике, не в том, вводить или нет, например, понятия о стране как державе-победительнице, о статусе русского народа, о браке как союза мужчины и женщины и так далее. Эксперты оказались неготовыми однозначно позиционироваться по поводу самой возможности или невозможности внесения поправок в ту часть Конституции, о которой президент даже и не задумывался и в которую не предлагал никаких изменений, — в преамбулу Конституции Российской Федерации.

Гражданское общество об этом тоже никогда не задумывалось. Юрист Л. Лутова провела оригинальное исследование, опросив 2500 депутатов представительных органов власти разного уровня в Нижегородской области и 2000 граждан. 73% из числа опрошенных депутатов считают, что преамбулы нормативных правовых актов не содержат и не должны содержать юридических норм и, соответственно, не могут служить юридической основой для решения конкретных дел. 16% затруднились с ответом, и лишь 11% полагают, что преамбулы нормативных правовых актов имеют нормативный характер и могут служить юридической основой для принятия государственных решений. Интервьюирование по этому поводу 2000 нижегородцев выявило еще более удручающее положение — 86% опрошенных отрицают нормативную природу преамбул нормативных документов, 15% затруднились с ответом и только 9% (некоторые с оговоркой о собственной некомпетентности в этом вопросе) дали положительный ответ. Если учесть, что в Нижегородской области 4878 депутатов различных уровней органов власти и самоуправления, то с правовой осведомленностью у нас просто беда.

Мало кто знает, что в 2015 году Государственная дума отклонила проект федерального закона о порядке внесения поправок в преамбулу Конституции Российской Федерации, внесенный двумя единороссами. Авторы посчитали, что здесь есть правовой пробел и его можно ликвидировать принятием федерального закона. Комитет по конституционному законодательству и государственному строительству Госдумы однозначно ответил: так не годится. Главы 1-я, 2-я и 9-я Конституции не могут пересматриваться Федеральным собранием. Эти главы устанавливают основы конституционного строя российского государства, определяют права и свободы человека и гражданина, а также регулируют вопросы конституционных поправок и пересмотра Конституции. Эти фундаментальные положения находятся под повышенной юридической защитой, поскольку их изменение влечет за собой разрушение всей системы правовых норм — изменение как других глав Конституции Российской Федерации, так и всего законодательства Российской Федерации. Основа же, заложенная в 1-й, 2-й и 9-й главах Конституции Российской Федерации, обусловлена целями, заявленными при ее принятии в преамбуле. Таким образом, положения преамбулы Конституции Российской Федерации должны быть так же защищены от редактирования, как и указанные конституционные главы. В ином случае изменение преамбулы, то есть основных конституционных целей и задач, повлечет за собой изменение того направления, в котором развиваются конституционные нормы. Законопроект был отклонен.

Конституция РФ
Конституция РФ
Татьяна Раджабова © ИА Красная Весна

Казалось бы, вопрос исчерпан. Те специалисты в области конституционного права, которые думают по-другому, могут остаться при своем мнении, в том числе и те, которые считают преамбулу бесполезной, так как нет ни одного судебного решения, в котором суд сослался бы на преамбулу нормативно-правового акта. В Конституционном суде считали так: преамбула является составной частью Конституции и имеет для законодательной и исполнительной власти не только моральную, но и юридическую силу, а судами должна восприниматься в качестве оселка, с помощью которого выверяется адекватность истолкования конституционных норм, содержащихся в разделах, главах и статьях Конституции. Существует не менее 40 постановлений и определений КС РФ, сопрягающих преамбулу в ее нормативном значении с другими положениями Конституции. Конституция, принятая всенародным голосованием, является актом высшего непосредственного выражения власти многонационального народа России в целом, следовательно, именно ее положения имеют приоритет в правовой системе РФ, включая федеральное законодательство и нормативные правовые акты субъектов РФ.

Тем самым Конституционный суд подтвердил, что,

во-первых, преамбула есть неотъемлемая составная часть Конституции;

во-вторых, она является не просто сводом политико-правовых деклараций или исторической справкой, но и имеет юридическую силу и составляет своеобразный договор между народом, волей которого освящена Конституция, и государством, выступающим от имени народа;

в-третьих, органы публичной власти и иные субъекты конституционно-правовых отношений связаны преамбулой в не меньшей мере, чем иными положениями Конституции;

в-четвертых, последующие положения Конституции, особенно принципы конституционного строя, должны интерпретироваться и применяться с учетом преамбулы Конституции.

Настали иные времена. Юридическому хитроумию и сообразительности, технико-юридическому и лингвистическому таланту нет пределов для совершенства. Чудеса изобретательности продемонстрировала на днях на заседании Ассоциации юристов России сопредседатель рабочей группы по подготовке поправок к Конституции Т. Хабриева. Она, как сообщили в медиа, заявила, что члены рабочей группы достигли консенсуса по трем темам возможных поправок в преамбулу Конституции:

  • раскрытие значения культурного наследия России,
  • противодействие фальсификации истории и «великого подвига российского народа в Великой Отечественной войне»,
  • а также необходимость «подчеркнуть значение гражданского общества».
Заседание рабочей группы по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию РФ. Москва. 2020
Заседание рабочей группы по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию РФ. Москва. 2020
Council.gov.ru

«Оригинальность» аргументации заключается в том, что профессор, впервые публично опровергая принцип отечественного правоведения, строящегося от общего к частному, так прокомментировала эти предложения: «Поскольку инициированные президентом поправки касаются глав 3−8 Конституции, то и изменения в преамбулу, обусловленные внесением соответствующих поправок, должны осуществляться по аналогичным правилам». Иначе говоря, раз президент предложил поправки в 3−8 главы, то их надо оплодотворить изменениями преамбулы.

«Конгениальность» заключается в том, что, во-первых, доктор юридических наук произвольно интерпретировала предложения президента как не соответствующие преамбуле Конституции, в связи с чем и надо ее менять, чтобы поддержать президента.

Во-вторых, Хабриева с сопредседателями предложила фактически новую практику изменения конституционного текста — по принципу от частного к общему, не теоретизируя при этом, не объясняя, как измененная преамбула должна сказаться на оставшемся без изменения тексте Конституции.

Именно на этот подход сопредседателей и стоит обратить внимание законодателям. Иначе принцип единства слова и дела, который обеспечивается связью преамбулы и всех последующих конституционных норм, может быть уязвлен капитально. Не говоря уже о том, о чем неоднократно устно и письменно говорилось в Конституционном суде, Верховном суде и других уровнях судебных инстанций, в законодательных/представительных органах государственной власти, а именно: о необходимости блюсти единство текста, соединяющего букву и дух волеизъявления народа и его законных представителей.

Какими бы ни казались — сегодня — разумными предложения о новых вариантах текста преамбулы Конституции, в этой процедуре должен участвовать её главный автор — народ Российской Федерации. На всенародном референдуме.