Очередной политический кризис в отношениях Минска с Москвой сопровождается, как обычно, торговой войной. Россия наконец-то задумалась об основаниях своего неоправданно затянувшегося донорства. Москва стала постепенно сокращать «энергетический грант» Минску, не получив от белорусского руководства вразумительных ответов на естественные вопросы о продолжении такой практики. Российское руководство убедилось в нежелании официального Минска реализовывать положения подписанного в 1999 году договора о создании Союзного государства.

Дружба
Дружба
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Продолжавшиеся весь юбилейный 2019 год переговоры по вопросам поставок российских углеводородов в Белоруссию не завершились подписанием контрактов. Поэтому с января 2020 года белорусские НПЗ перестали получать от российских компаний нефть. Российский газ поставляется в Белоруссию по действующему до конца февраля временному соглашению в чрезвычайных условиях с ценами прошлого года ($127 за тысячу кубометров).

Минская ТЭЦ уже сжигает нефтепродукты, чтобы официальный Минск смог продемонстрировать «газовую независимость». В отличие от демонстрации «нефтяной независимости», как в случае с импортом нефти из Венесуэлы, Азербайджана или Норвегии, страдает не только белорусский бюджет, но и экология.

Александр Лукашенко заявил о повышении зарплат бюджетников в выборном 2020 году, рассчитывая на доходы от экспорта нефтепродуктов. Однако практика оказалась иной: бюджетники увидели в расчётных листках не большие суммы, а меньшие. Не подготовившись к новой «нефтяной войне» с Россией, правящий бессменно с 1994 года Лукашенко стимулировал не только сокращение бюджетных доходов, но и сокращение бюджетных расходов, дальнейшую «оптимизацию» рабочих мест и благосостояния широких слоёв населения.

Овощная лавка в Минске
Овощная лавка в Минске
© ИА REGNUM

«Нефтяная война» 2019−2020 годов уже имеет конкретное выражение не только в «расчётниках» бюджетников, но и в ценниках на АЗС — с декабрьских сочинских переговоров по нынешние февральские стоимость топлива госконцерном «Белнефтехим» повышалась около десятка раз. Для белорусского потребителя такая ситуация не сулит ничего хорошего, так как инфляционно-девальвационная спираль затянет в свою воронку последние накопления и планы на хотя бы скромный достаток.

Не секрет, что основная статья пополнения белорусского бюджета от внешнеэкономической деятельности — экспорт нефтепродуктов. Весь постсоветский период Белоруссия их успешно продавала в ЕС и на Украину благодаря ценовому фактору. Таковой стал возможным благодаря России, которая не взимала экспортную пошлину с поставляемой союзнику нефти. Российские компании никому не поставляли добытые в российских недрах богатства так дёшево, как белорусским партнёрам.

АЗС «Белнефтехим»
АЗС «Белнефтехим»
© ИА REGNUM

Помимо низких цен и отсутствия пошлин, Россия ещё и кредитовала союзнический бизнес. Более того, Москва разрешила белорусской стороне зачислять в свой бюджет российские нефтепошлины при реэкспорте 6 млн тонн российской нефти (отменённая в 2019 году схема «перетаможки»). За почти четверть века Лукашенко вырастил целую прослойку нуворишей, сколотивших огромные по белорусским меркам состояния, участвующих в политической деятельности, но считающихся при этом олигархами. Всё это не мешает официальному Минску прямо или через свою агентуру в другой части Союзного государства критиковать «олигархическую Россию» и доводить до экзальтации местных националистов-русофобов, а также систематически жаловаться западным господам на Кремль, который якобы мечтает «нагнуть, «наклонить, «поставить на колени» и «растворить» пресловутую белорусскую «тысячелетнюю государственность».

Объективно, с экономической точки зрения, у Лукашенко не было мотивов препятствовать подписанию контрактов на поставку в Белоруссию нефти и газа из России. Альтернативных поставщиков газа у Белоруссии нет, а переплату в $130 за тонну «альтернативной» нефти нельзя считать рациональным решением.

Переплата за «выгодную» нефть из США будет ещё больше, если Александр Лукашенко прикажет закупать сырьё в этой стране, ссылаясь на данное 1 февраля в Минске обещание госсекретаря Майкла Помпео на 100% удовлетворить запросы официального Минска в нефти. Без ценовых скидок и с пошлинами, потому что правительство США не торгует нефтью (это бизнес частных компаний) и не является врагом бюджету своего государства — потому что оно социально ответственно. К этому также необходимо добавить ряд таких существенно влияющих на рентабельность факторов, как логистика и глубина переработки на белорусских НПЗ.

АЗС «Белнефтехим»
АЗС «Белнефтехим»
© ИА REGNUM

Вывод: Минск инициировал нынешний конфликт не по экономическим мотивам, а по политическим, а ещё точнее — по идеологическим. Поэтому и в белорусских государственных СМИ, и в как бы оппозиционных прозападных видны одни и те же пропагандистские штампы, откровенно русофобская риторика на формально экономическую тему. К примеру, сейчас государственное телевидение Белоруссии обвиняет Россию в «энергетическом шантаже» — это клише националистических изданий 90-х годов, внедрявших разработки западных методологов периода Холодной войны.

Политологи уверены: Лукашенко блефует, поднимая ставки накануне первых в этом году переговоров с президентом России. За последние недели он наговорил максимум для того, чтобы Москва вмешалась в отношения хозяйствующих субъектов и приняла такое же политическое решение, как в ответ на санкции стран Запада и их сателлитов после воссоединения с Крымом. В свою очередь «батькины эксперты» в Минске и Москве пытаются убедить обывателей в том, что незадачливый белорусский правитель таким образом якобы «отстаивает национальные интересы», а не действует против реальных нужд Белоруссии, её народа и субъектов хозяйствования.

Буквально за несколько часов до вылета в сочинскую резиденцию 6 февраля Лукашенко провёл в своём новом минском дворце совещание с чиновниками и силовиками, обсуждая негативные тенденции «прежде всего во взаимоотношениях с Россией». Формальным поводом совещания стали проблемы ТЭК, к которым руку приложил лично бессменный белорусский лидер.

Совещание об обеспечении эффективной работы топливно-энергетического комплекса. 6 февраля 2020 года
Совещание об обеспечении эффективной работы топливно-энергетического комплекса. 6 февраля 2020 года
President.gov.by

Часто критикуемый за безответственность и недоговороспособность, Лукашенко и на этот раз не упустил возможности проговорить перед телекамерами пропагандистов упрёки в адрес российского руководства, которое якобы не выполняет свои договорные обязательства. «Хотя при их подписании нам были даны твердые гарантии. К примеру, в этом году Россия обязалась на межправительственном уровне поставить в Беларусь 24 млн т нефти — по 2 млн каждый месяц. В январе было поставлено 500 тыс. — одна четверть. Вы мне доложите, что сделано для того, чтобы Россия выполняла обязательства», сказал он, обращаясь к участникам совещания.

На самом деле Лукашенко лукавит: Россия не отказывалась от выполнения взятых на себя обязательств и неоднократно, на разных уровнях подтверждала готовность их исполнить, предлагая Минску оформить поставки. Первый шаг для этого сделан — в 2019 году был подписан баланс Союзного государства на поставку 24 млн т российской нефти в Белоруссию.

Однако именно Лукашенко запретил подписывать контракты на поставку нефти и газа из России, создав юридическое препятствие для реализации достигнутых на высшем уровне договорённостей. Причём договорённостей не просто юридически оформленных, а с обязательствами сторон — т. е. и у Минска есть обязательства, которые он не выполняет, потому что этому препятствует волюнтаризм вполне конкретного должностного лица, у которого есть также фамилия, имя и отчество — Александр Григорьевич Лукашенко.

Завтра, 7 февраля в Сочи белорусский лидер снова примет участие в переговорах с президентом России Владимиром Путиным. Повестка известна: вопросы интеграции в формате Союзного государства, а также поставки нефти и газа из России в Белоруссию. Те же вопросы обсуждались на сочинских переговорах в декабре 2019 года, и не только в Сочи, и не только в декабре.

Прибытие Александра Лукашенко в аэропорт города Сочи. 6 февраля 2020 года
Прибытие Александра Лукашенко в аэропорт города Сочи. 6 февраля 2020 года
President.gov.by

Москва смирилась с тем, что Лукашенко превратил всю Белоруссию в своё феодальное владение. Он устанавливает и отменяет законы, демонстративно их не соблюдает и публично сознаётся в совершении уголовно наказуемых преступлений, таких как фальсификация президентских выборов. Однако в России считают неприемлемой экстраполяцию правового нигилизма на межгосударственные отношения.

Российские компании действуют в правовом поле — вне зависимости от того, добытчики они или экспортёры нефти, газа, других товаров или услуг. Российские коммерческие компании по закону обязаны вести коммерческую деятельность, а это значит, что они обязаны получать прибыль. Такие же требования предъявляются к коммерческим компаниям в Евросоюзе. Не имея никаких правовых и даже моральных оснований требовать от российских компаний отказаться от премии за поставку беспошлинной нефти в Белоруссию, Лукашенко ставит вопрос о превращении коммерческих структур в благотворительные.

Правительство России обязано выполнять взятые на себя социальные обязательства перед народом. Финансирование мероприятий по выполнению таких обязательств осуществляется из бюджета, который наполняется в том числе за счёт налогов и пошлин. Российское руководство обязано считать приоритетом курс на повышение благосостояния граждан, защиту прав и законных интересов граждан и субъектов хозяйствования РФ.

Среди таких субъектов есть компании группы «Самфар» Михаила Гуцериева, реализующего в Белоруссии проект «Славкалий» на привлечённые с помощью Лукашенко «связанные» кредиты от новых братьев и стратегических партнёров. Гуцериев дарит своему патрону дорогие подарки и помогает перенести тяжесть нефтяного голода: его компании были единственными российскими поставщиками стратегического сырья для белорусских НПЗ (где у Гуцериева тоже свои интересы).

Михаил Гуцериев
Михаил Гуцериев
Safmargroup.ru

В январе ГК «Самфар» поставила в Белоруссию около полумиллиона тонн нефти, и в феврале обязалась поставить примерно столько же. Лукашенко впервые развернул на белорусские НПЗ полтора миллиона тонн нефти, добываемой непосредственно в Белоруссии («речицкая» нефть) и ежегодно в полном объёме экспортировавшейся в Германию. Он также распорядился в приоритетном порядке насыщать нефтепродуктами внутренний рынок, а на экспорт отправлять излишки. Таковых в прежние годы было немало: внутренние потребности Белоруссии в сырой нефти для насыщения внутреннего рынка, по словам Лукашенко, составляют 4 млн тонн в год.

В свете вышесказанного перспективы для белорусской экономики и населения вполне ясны. Интрига вокруг переговоров 7 февраля возникла не на пустом месте: в предыдущих войнах Москва либо шла на уступки напористому экс-председателю совхоза, либо позволяла ему сохранить лицо. В конце 2019 года впервые не произошло ни первого, ни второго: Лукашенко с переговоров вернулся несолоно хлебавши и привёз домой кризис.

Вместо раздачи предвыборных пряников Лукашенко прибег к альтернативному, давно отработанному методу пополнения выпадающих доходов через «стрижку баранов». Чиж, Арбузов, Баскин, Прокопеня и многие другие белорусские бизнесмены не понаслышке знают, что такое СИЗО КГБ «Американка». Нынешнее «сахарное дело» со скандальным арестом директоров всех сахарных заводов — из этой же оперы.

Ничего необычного в другой части недостроенного Союзного государства не происходит. Если из Сочи Лукашенко привезёт хоть позорный, но мир (нефть, газ, кредит и сбыт), то белорусские перспективы на ближайшую пятилетку легко предсказуемы. Однако многое указывает на то, что Москву не устраивает status quo.