Президентская гонка в США перешла от состояния предвыборных интриг к первым результатам. Уже традиционно таковым стал «кокус» в Айове, состоявшийся 3 февраля. Значение Айовы в том, что это первые результирующие собрания четырехлетнего президентского цикла, определяющие персоналии гонки за Овальный кабинет в Белом доме. Это пример, который, как известно, заразителен.

Смотрящий
Смотрящий
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Кокус — это организованное партией собрание членов, проходящее на уровне штата, институт первичных президентских выборов (праймериз), по результатам которых направляются делегаты на общенациональную партийную конвенцию, где определяется единый партийный кандидат в президенты. На таких собраниях определяются SDE (эквиваленты делегатов штата), то есть число делегатов, которое кандидат «заработал» для партийного съезда-конвенции. Который демократы проведут в июле (Милуоки, штат Висконсин), а республиканцы в августе (Шарлотта, Северная Каролина) этого года. Именно эти «объявленные делегаты» (pledgeddelegates) там и изберут кандидата в президенты США от своих партий.

По итогам кокусов в Айове у Трампа все прекрасно. По итогам собраний, обнародованным уже поздно вечером 3 февраля, действующий президент после подсчета всех голосов получил 97,1%, а значит 39 SDE. И лишь один «эквивалент» достался Биллу Велду (1,3% голосов). Для сравнения: на кокусе 2016 года у республиканцев в Айове победил Том Круз (28%), Трамп был только вторым.

Выборы в США
Выборы в США
Whitehouse.archives.gov

А вот на демократическое собрание набросились все беды мира: сбои интерфейса приложения, предназначенного для сообщения окончательных результатов; задержка телефонных звонков на государственную горячую линию для сообщений о голосовании; путаница в подбрасывании монет для решения делегатов; необходимость использовать резервные бумажные бюллетени для проверки результатов; расхождения между резервными бюллетенями и бюллетенями участковых капитанов.

Вполне естественно, что появились предположения о киберфальсификациях. И, судя по всему, достаточно весомые, поскольку утром 4 февраля председатель Демократической партии Айовы Трой Прайс выступил с заявлением, что у него «есть все признаки того, что наши системы были в безопасности и не было вторжения в кибербезопасность» и что «что основные данные, собранные с помощью приложения, были достоверными». И пообещал «публиковать результаты как можно скорее сегодня». Но уже 5 февраля, и на 13 часов по Гринвичу были обнародованы данные только по 71% голосов. В общем, Дональд Трамп не упустил возможности поехидничать в твиттере: «Демократы хотят управлять страной, и они не могут управлять своим кокусом».

Веселье Трампа, как и откровенный шок демократов, можно понять. Ведь до настоящего времени в качестве основного демократического претендента на президентское кресло выставляется Джо Байден. С начала прошлого года практически все проводимые опросы отдавали ему победу. Один из свежих примеров — MorningConsult, 35 888 опросов зарегистрированных избирателей, проведенных с 27 января по 2 февраля 2020-го — 46% «байденовских» против 42% у Трампа. А кокус в Айове вдруг показал, что Байден даже не является фаворитом. Более того, нет никакой уверенности, что там он станет хотя бы «жизнеспособным кандидатом»: по айовским правилам для такого статуса надо набрать не менее 15% голосов на кокусе.

Джо Байден
Джо Байден
(сс) Marc Nozell

А днем 5 февраля результаты (по 71% подсчитанных голосов) были такими:

Пит Буттиджич — 28,6%, или 10 SDE;

Берни Сандерс — 25,2%, или 10 SDE:

Элизабет Уоррен — 18,4%, или 4 SDE;

Джо Байден — 15,4%, или (пока) 0 SDE

и так далее…

И теперь становится понятной задержка в подсчетах: в такой ситуации необходимо любыми способами «натянуть» Байдену хотя бы 15% голосов, а то совсем неудобно получается — провозглашенный фаворит, и вдруг «нежизнеспособный».

В принципе, делать выводы, исходя из данных айовского кокуса, не стоит. Это «красный штат», голосующий за республиканцев. На выборах 2011 года Трамп победил там Хиллари Клинтон со счетом 51,15 против 41,74 процента. И 71% демократического кокуса — это всего 1 562 голоса. Поэтому стоит подождать 11 февраля, когда праймериз пройдут в Нью-Гемпшире. Там в 2016-м победила Клинтон, хотя и не убедительно: 47,62 против 47,25 процента.

Но, повторюсь, это ПЕРВЫЙ пример. И этот пример показал откровенную слабость позиции Джо Байдена на поле электоральных симпатий. И речь не только об Айове. В том же Нью-Гемпшире, судя по свежим опросам, среди демократов опять побеждает не Байден, а Берни Сандерс, с отрывом в шесть процентов.

Берни Сандерс
Берни Сандерс
(сс) Jackson Lanier

То есть можно предположить, что президент Трамп добился своего. Вот уже почти полгода он ведет очень агрессивную атаку на своего основного конкурента Байдена. В том числе и разыгрывая «украинскую карту» — обвиняя своего противника в коррупции (ну хорошо, «конфликте интересов») во время патронажа Байдена над порошенковской Украиной. Причем играя вы-банк: есть основания предполагать, что Трамп сознательно спровоцировал процедуру импичмента (о ней разговор отдельный), чтобы привлечь внимание будущих избирателей именно к связке «Украина — коррупция — Байден».

И если это так, то мою страну остается пожалеть. Потому что президент Зеленский с азартом рассыпался в комплиментах перед Дональдом Фредовичем, но не сделал того, на что Трамп очень рассчитывал: не дал государственного подтверждения и оценки коррупционной деятельности семейства Байденов в украинском бизнесе и политике. И теперь остается только предполагать, как будет относиться к Украине 46-й американский президент, особенно если его имя опять будет Дональд Трамп.

А кокус в Айове показал, что это более чем вероятный сценарий.