Ровно в одиннадцать вечера 31 января, с последним ударом часов Биг-Бена, Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии официально вышло из состава Европейского союза.

Великобритания
Великобритания
Иван Шилов © ИА REGNUM

По крайней мере так хотелось бы думать сторонникам «Брекзита», поклонникам старого доброго британского империализма и всем тем, кто смертельно устал от тянущегося более трёх лет паралича парламента и правительства Туманного Альбиона, оказавшихся не способными ни выполнить волю народа, ни решительно отвергнуть ее.

«Брекзит» — раздутая на весь мир история победы лучшего над хорошим и наоборот — совсем не то, чем может показаться на первый взгляд, и корни его плотно сплетены с самой основой разрекламированной и образцово-показательной «британской демократии».

Не секрет, что Соединённое Королевство позиционирует себя как светоч демократии, предъявляя миру этакую идеальную картинку с активными и близкими к народу парламентариями, яркими и разными премьер-министрами, милой и «не имеющей никакой власти» королевой, подпись которой почему-то стоит под каждым судьбоносным для страны документом… Британцы гордятся тем, что живут в демократической стране, а английские фонды и институты, несущие свет демократии в другие государства, исчисляются сотнями и тысячами.

Парламент Великобритании. Вестминстерский дворц. Лондон
Парламент Великобритании. Вестминстерский дворц. Лондон
Haykakan.top

Нередко за завесой цветистых слов из внимания ускользает один ключевой факт. В Британии, которую часто называют конституционной монархией, начисто отсутствует конституция.

Та самая конституция, где могло бы быть сказано про народ как источник власти и суверенитета, та самая конституция, где могли бы быть изложены полномочия народа по осуществлению этой власти или по защите этого суверенитета… или могла бы быть описана процедура референдума, например.

Однако конституции в Британии нет, и в ближайшее время она вряд ли появится. И поэтому когда в 2016 году, на пике иммиграционного кризиса в Европе, английские власти все-таки провели «референдум» и выяснили, что большинство граждан Королевства желает выхода из ЕС, уже на следующий политический день они также выяснили, что никакой юридической силы у такого голосования нет и выполнять волю народа их ровным счетом ничто не обязывает.

Более того, партия проигравших, голосовавшая и агитировавшая за то, чтобы остаться в ЕС — по иронии судьбы это была наиболее «демократическая» Лейбористская партия, — в скором времени стала бороться за проведение повторного референдума или и вовсе за то, чтобы проигнорировать результаты всенародного голосования.

Лидер Лейбористской партии Джереми Корбин
Лидер Лейбористской партии Джереми Корбин
Garry Knight

Народ выдал власти мандат на радикальное изменение места своей страны в мире, а элита не знала, что с этим сделать. Политические силы сошлись в клинче, «подвесив» ключевой для судьбы государства вопрос на долгие три с половиной года. Чем дальше, тем яснее становилось, что без того или иного решения по «Брекзиту» страна не может двигаться дальше. Выбор стоял между исполнением воли народа, ввержением страны в новый этап больших перемен и игнорированием этой воли, фактическим разрушением мифа о «демократической» Британии. Политический класс не смог сделать этот выбор, его снова пришлось делать народу Соединённого Королевства.

12 декабря 2019 года на парламентских выборах в Британии с головокружительным отрывом верх одержала возглавляемая Борисом Джонсоном Консервативная партия. Единственный лозунг Джонсона: «Давайте закончим «Брекзит»!». И вот, всего полтора месяца спустя, казалось бы, закончил…

Флаг Британии вынесен из Совета Европы, Соединённое Королевство больше не будут именовать государством-членом ЕС, англичане не будут впредь заседать в органах и комитетах Еврозоны. Однако что же изменится для рядового гражданина? Прямо сейчас — почти ничего.

Согласно подписанному соглашению ЕС и Великобритании по «Брекзиту», сегодня, когда все СМИ уже объявили о выходе Туманного Альбиона из состава Союза, всего лишь начинается «переходный период», который будет вести обе стороны к полному размежеванию. Закончиться этот период должен 31 декабря 2020 года, если, конечно, не будет продлён, такая возможность тоже предусмотрена, причём продлить можно сразу на два года. Пока же большинство изменений носят чисто декоративный или сугубо юридический характер.

Штаб-квартира Евросоюза в Брюсселе
Штаб-квартира Евросоюза в Брюсселе
Sebastien Bertrand

Да, британцы не будут заседать в комитетах, зато их туда можно приглашать в тех случаях, когда дело касается Великобритании.

Да, Соединённое Королевство больше не член ЕС, однако до окончания переходного периода на его территории будут действовать европейские законы, будет распространяться юрисдикция европейских судов.

Кроме того, на данный момент Британия остаётся связанной обязательствами по европейским международным договорам и не в праве заключать собственные договоры, противоречащие этим обязательствам или даже «интересам ЕС».

Таможенный союз, в рамках которого предусмотрен беспошлинный оборот товаров и услуг внутри ЕС, также пока сохраняется.

Перемещению европейцев и их работе в Великобритании тоже ничего не грозит.

Существенных изменений всего два.

Во-первых, Банк Англии незамедлительно выходит из Европейской Банковской Системы и из-под юрисдикции Европейского Банка — пока все остальные вопросы оставлены на потом, рычаги финансовой и кредитной политики британская элита возвращает себе безотлагательно.

Во-вторых, и это куда более важно по большому счету, меняется то, что теперь у Великобритании нет пути назад. Соглашение с ЕС, занимающее более 500 страниц, то самое, которое вступило в силу с боем Лондонских курантов, подразумевает несчетное количество консультаций и переговоров по самым разным вопросам. Нет там только одного. Там ни слова про то, что процесс выхода из ЕС может быть остановлен на полпути.

Букингемский дворец (Buckingham Palace) — официальная лондонская резиденция британских монархов. Центральная часть главного фасада и главные врата
Букингемский дворец (Buckingham Palace) — официальная лондонская резиденция британских монархов. Центральная часть главного фасада и главные врата
© IA REGNUM I.I.Girs, 2018

Поэтому и только поэтому Борис Джонсон может сегодня праздновать победу. Поезд тронулся, и хотя никто пока не может точно сказать, какая остановка следующая, перрон станции «ЕС» уже удаляется.

В течение этого года (или трёх) властям Британии предстоит уладить с ЕС бесчисленное количество вопросов. Тут и торговля — как товарами, осложнённая «полупрозрачной» границей между суверенной Ирландией и британской Северной Ирландией, так и финансами, с Лондонской биржей, одной из крупнейших в мире. Здесь и условия пользования для европейских фирм британскими рыбными ресурсами — Королевство все ещё владеет более чем десятью островными территориями далеко за пределами Европы и в ее Исключительную Экономическую Зону попадает куда больше, чем можно было бы подумать.

Придётся разрешить и множество юридических коллизий, которые неизбежно возникнут по мере принятия обеими сторонами новых, уже не сочетающихся норм. Отказ от унификации санитарных и производственных норм также может стать существенной проблемой, учитывая объём оборота товаров между Великобританией и материком.

При решении всех этих и многих других вопросов перед политическим классом Соединённого Королевства встаёт стратегический, нет, даже судьбоносный выбор. Именно им решать, в какую сторону Туманный Альбион будет дрейфовать в политическом океане.

Ещё не поздно, несмотря на громкий «Брекзит», решить все вопросы в пользу продолжения унификации с ЕС и продолжить существовать как сильная европейская держава, являющаяся членом Союза во всем, кроме названия и формальностей.

Надпись на флаге Европейского союза «Мир. Любовь. Единство». Лондон
Надпись на флаге Европейского союза «Мир. Любовь. Единство». Лондон
(сс) Ed Everett

Возможно, напротив, уже на стадии переговоров с ЕС четко обозначить позицию на «побег с тонущего корабля» Европы и плотное сближение с одним из мировых гегемонов: традиционным союзником США или, что менее вероятно, с алчущим величия Китаем.

Однако есть и третий путь, путь истинного английского элитария, даже империалиста. Тот путь, с которого волею судеб свернул ярчайший представитель английских элитариев-империалистов Уинстон Черчилль. Этот путь — поиск для Великобритании своего собственного места на политической карте XXI века, борьба за это место, неожиданные союзы, тонкая дипломатия и безжалостная финансовая политика.

Что выберет британская элита — пока неясно. А может, выбирать снова доведётся народу?

Ясно одно — борьба Британии за независимость только начинается.