27 января 2020 года состоялось заседание рабочей группы Госсовета по теме «Коммуникации, связь, цифровая экономика», которое СМИ обошли своим пристальным вниманием. Тем не менее это заседание было более чем достойно внимания, так как на нем обсуждалась цифровая парадигма, в которой нам предлагается жить в ближайшие годы.

Парк цифрового периода. Москва
Парк цифрового периода. Москва
© Фёдор Гайда

На прошлой неделе правительство РФ пополнилось новыми сотрудниками, в числе прочих у него появился новый министр цифрового развития Максут Шадаев. На заседании рабочей группы он представил свое, новое видение цифровой экономики, которое уложилось в 7 направлений развития в интересах граждан, бизнеса и государства.

Цифровая экономика на службе у граждан имеет своей целью освободить их время для общения с близкими. При этом задаются временные рамки — время на получение всех необходимых госуслуг не должно составлять более 3 часов в год личного времени. Звучит эта фраза зловеще, так как под оказанием государственных услуг до сих пор подразумевается прием врачом в поликлинике, школьное среднее образование, получение загранпаспорта, посещение детьми досуговых центров, поездка на общественном транспорте и прочее. Так о чем говорит новый министр? От чего будет освобождать цифровая экономика людей ради общения с близкими?

Надеюсь, что мы с министром все же поняли друг друга правильно, и речь идет о той части получения госуслуг, которая связана с регистрацией волеизъявления на их получение. Какие же нововведения позволят снизить время, затрачиваемое на электронную регистрацию? На смену традиционному вбиванию в электронную форму паспортных и прочих личных данных, которые, по мнению многих экспертов, уже стали доступны заинтересованным в них лицам, будет предложено использовать цифровой идентификатор и биометрические данные. Вокруг последних не утихают жаркие споры в контексте угроз совершения неправомерных финансовых и прочих экономических операций от лица ничего не подозревающих граждан. Биометрические данные часто сравнивают с электронной цифровой подписью, с помощью которой граждане нашей страны стали обладателями фальшивых кредитов и перестали быть обладателями личной недвижимости. Удобства дистанционной биометрической идентификации по фотографии или голосу уже по достоинству оценили киберпреступники, поймать которых намного сложнее, чем вора с отмычкой.

Максут Шадаев
Максут Шадаев
Digital.gov.ru

Оградить чиновника от гражданина — такой кажется настоящая цель цифровизации госуслуг под благородным предлогом профилактики коррупции: нет контакта, нет и возможности договориться. Иначе как объяснить плановые показатели, определенные на 2024 год, когда 8 из 10 обращений за госуслугами должны будут осуществляться только в цифровом формате — без очных обращений. К этому же времени 50% совершеннолетних граждан должны быть зарегистрированы в единой системе онлайн-идентификации с биометрическими данными, что фактически означает отчуждение биометрических параметров от его носителя в пользу… кого? Разве только государство в лице органов власти заинтересовано в использовании биометрии своих жителей?

Согласно Федеральному закону от 27.07.2006 №152-ФЗ «О персональных данных», биометрические данные — это сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность (биометрические персональные данные) и которые используются оператором для установления личности субъекта персональных данных, могут обрабатываться только при наличии согласия в письменной форме субъекта персональных данных. Основная опасность применения биометрических данных, отмечаемая экспертами, заключается в том, что при гипертрофированном развитии информационных технологий биометрические данные стали публичными (например, фотографии, видео‑ и аудиозаписи людей Земли, которые пользуются мобильным телефоном и социальными сетями). Если данные человека украли и используют в мошеннических целях, то невозможно легко и просто отделаться от этой напасти, просто заменив пин-код, поменяв цифровую подпись или сменив паспорт, так как невозможно оперативно и дёшево заменить лицо, голос, отпечатки пальцев или сетчатку глаза.

Интернет
Интернет
Duma.gov.ru

В своих порывах сотворить благо для граждан России цифровая экономика не останавливается на госуслугах и идет дальше, в священную область развития человечества — образование.

Цифровая экономика гарантирует равный доступ к качественному образованию с возможностью его персонализации всем без исключения учащимся. При этом под качественным образованием подразумевается:

  • онлайн видео-занятия с учителями-предметниками;
  • новые образовательные технологии при проведении занятий в классах;
  • цифровые технологии проверки знаний учащихся;
  • технологии развития индивидуальных образовательных траекторий.

Не будем анализировать позиции критиков и сторонников онлайн-обучения, позиция авторитетных ученых ясна — дистанционное интернет-образование по своему качеству никогда не заменит очное образование с живым учителем-наставником. Скажем только, что среди сторонников онлайн-обучения яркую и твёрдую позицию занимает Высшая школа экономики (ВШЭ), которая прилагает все усилия для того, чтобы эра господства доступного очного образования для масс закончилась и началась эра элитного платного очного образования для избранных. Дистанционное образование может быть только дополнительным (оно много лет существовало в виде образовательных передач по центральному телевидению, теперь же оно приобрело форму обратной связи в виде тестов и кейсов и обосновалось на просторах Интернета), но никак не самостоятельным, отдельным и закрепленным и лицензируемым государством видом образования.

Индивидуальные образовательные траектории подразумевают под собой, если не полную отмену стандарта образования, то явное снижение его значения. Тогда возникает вопрос — каких специалистов и для каких отраслей смогут выпустить образовательные учреждения, ориентированные на индивидуальный план развития учащегося?

Студенты
Студенты
Duma.gov.ru

Много вопросов вызывает и инициатива по проверке знаний учащихся с помощью алгоритмов: две трети домашних заданий будет выполняться учащимися в цифровом виде с автоматической проверкой. Компетенция учителя и его роль в процессе образования и воспитания ученика ставятся под удар. Хотелось бы предупредить авторов цифровых преобразований, что отсутствие авторитета в лице старшего товарища влечет за собой склонность личности к анархии и её неуправляемость.

Однако стоит ли вообще говорить о будущем такой профессии, как учитель, если цифровизаторы мечтают к 2024 году перевести на онлайн‑ и видеозанятия 100% малокомплектных и удаленных школ?

Авторы настолько увлечены своими маниловскими цифровыми фантазиями, что дошли в них и до здравоохранения, предлагая россиянам новые возможности контроля за состоянием своего здоровья. Стопроцентная гарантия доступности базовой медицинской помощи, выбор оптимального варианта лечения и снижение количества врачебных ошибок — вот они, благие намерения цифровой медицины. Для этого будут использоваться следующие средства.

Во-первых, граждане будут иметь доступ к своим медицинским данным, к сервисам их анализа и информирования в режиме онлайн. Это означает, в том числе, и онлайн-консультации с врачами (к 2024 году 100% медицинских организаций будут подключены к сервисам проведения видеоконференций с пациентами). Искусственному интеллекту отводится роль врача: он должен помогать в процессах постановки диагнозов и выборе варианта лечения. Фактически это означает, что врачи пойдут на улицу вместе с учителями, их заменят алгоритмы, написанные программистами.

Если с физическими лицами, ведущими свое нехитрое хозяйство, цифровая экономика расправится легко и просто, взяв под контроль всех вместе и каждого по отдельности и нанося удар по основам человеческой жизни — учебе и медицине, то что она предложит бизнесу? Кардинальное снижение издержек. Нет, речь идет не о налогах или цепочках межотраслевых связей и даже не о коррупции. Речь идет все о том же, о чем она шла много лет при обсуждении цифровой экономики — о документообороте. Министр Шадаев считает, что документооборот бизнеса с клиентами, контрагентами и госорганами должен приобрести исключительно цифровой характер, что даст экономию расходов на 1−3%. В связи с этим появляется термин bigdata государства — поток обязательной к сдаче отчетности и первичной документации по госконтрактам в цифровом виде. А не госконтракты не будут учитываться и храниться? С чем связана такая избирательность? Возможно, с непониманием, зачем, в принципе, нужны данные по сделкам и как их использовать?

Предприниматель! Ты испытываешь административное давление? Тогда цифровая экономика идет к тебе, дабы создать благоприятный климат для развития бизнеса. Для этого нужно всего-навсего… три клика. Хочешь разрешение на вид деятельности? Три клика! Нужна лицензия? Три клика. И никаких проблем: за чиновников все сделает автоматический скоринг.

Ну, и наконец, под цифровую раздачу попало государство, которое цифровая экономика не обделила своим вниманием, мечтая сделать его… незаметным.

Напомним, что в общепринятом значении государство — политическая форма организации общества на определённой территории, политико-территориальная суверенная организация публичной власти, обладающая аппаратом управления и принуждения, которому подчиняется всё население страны.

Так вот, управлять нами и принуждать к чему бы то ни было нас будут персонифицировано, а процессы оказания госуслуг будут роботизированы. На практике это означает следующее: к 2024 году 100% граждан должны будут получать персональные уведомления, в том числе в социальных сетях, о возможности получения различных сервисов в проактивном режиме. Эти мероприятия, по расчетам их авторов, позволят сократить численность сотрудников, участвующих в процессах оказания госуслуг, на 20% и на эту же величину сократить количество инспекторов и контролеров, то есть позволит увеличить долю реальной безработицы в стране, так как четкого плана по профессиональному переобучению высвободившейся в результате внедрения цифровизации в экономику государства рабочей силы до сих пор не существует.

Заседание рабочей группы Госсовета по теме «Коммуникации, связь, цифровая экономика», 27 января 2020 года
Заседание рабочей группы Госсовета по теме «Коммуникации, связь, цифровая экономика», 27 января 2020 года
Пресс-служба Губернатора Московской области

Подведем промежуточный итог. Пока мы видим, что цифровая экономика равна цифровому контролю и сбору данных. Возможно, прорывные технологии помогут нам обезопасить нашу жизнь. Но и тут министерство цифрового развития пошло по проторенной дорожке и не изобрело ничего нового: использование интеллектуальных систем видеонаблюдения с распознаванием лиц, внедрение «умных датчиков» для контроля оперативной обстановки, обеспечение онлайн доступа к государственным данным, данным банков, операторов мобильной связи, интернет-сервисов в рамках оперативно-разыскной деятельности.

Сопоставить стоимость мероприятий по цифровизации экономики России (1,634 млрд руб.) с прогнозируемыми выгодами от тотального контроля населения и бизнеса не представляется возможным, так как агрегированные показатели таких выгод не определены. Зато точно можно сказать, куда могли быть инвестированы эти средства, если бы Министерство цифрового развития совместно с Министерством экономики использовали научный подход к управлению экономикой страны, не забывая, что экономика — это, в первую очередь, производство, а потом уже распределение и перераспределение.

Достойным и логичным завершением доклада министра Максута Шадаева является его вчерашнее предложение открыть персональные данные граждан силовикам по их требованию и без решения суда, которое на следующий день пришлось опровергать премьер-министру.

Читайте ранее в этом сюжете: В брянской колонии увеличат выпуск мусорных контейнеров