Почему именно Освенцим можно считать мерой, которая разделяет поверженный античеловеческий проект нацизма и его победителей, рассуждает в своей статье автор ИА REGNUM Авигдор Эскин.

Освенцим
Освенцим

В нынешнем споре России с Польшей о смысле истории ХХ века и Победы во Второй мировой войне Израиль оказался на стороне России. Гитлер ставил себе задачу поголовного истребления евреев, представители европейских народов могли оказаться по ту или иную сторону баррикад, но евреи — никогда. Они были обречены в любом случае. Поэтому Холокост как символ фашистских преступлений не может быть пересмотрен по принципу «зачем выделять 6 миллионов из погибших 60-ти».

Отсюда понятен и почет, которым пользуется в Израиле подвиг советского солдата, и памятники, которые и сейчас ставят в этой стране в честь победы СССР над фашизмом. Позиция же нынешней Польши, которая взяла на вооружение приемы фальсификации истории, предстает в этом свете совершенно недопустимой — тем более если учесть, где были поляки по отношению к Освенциму, а они были — по обе стороны баррикад.

Читайте подробности в статье Авигдора Эскина «Священная война — освобождение Освенцима».