Президент Польши Анджей Дуда и Владимир Зеленский
Президент Польши Анджей Дуда и Владимир Зеленский
Канцелярия президента Польши

Президент Польши Анджей Дуда в ходе совместной пресс-конференции с украинским коллегой Владимиром Зеленским, который прибыл в Освенцим для участия в церемониях в честь освобождения 75 лет назад частями Красной армии нацистского «лагеря смерти» Аушвиц-Биркенау, предложил Киеву отпраздновать вместе с поляками другое историческое событие. А именно, «чудо на Висле».

«Мы также говорили о вопросах, связанных с нашим международным сотрудничеством, а также о наших совместных действиях, которые мы можем предпринять в этом году, для укрепления связей между нашими обществами, для создания этих хороших связей. Я предложил президенту (Зеленскому — С.С.) почтить память польских и украинских солдат, которые боролись с большевистским вторжением в 1920 году, — заявил Дуда. — Это столетие Варшавской битвы, но это также и столетие той великой войны, когда с одной стороны против большевиков сражались польские солдаты — которых мы иногда символически называем «солдатами Пилсудского», хотя, конечно, это большое упрощение, потому что это большая заслуга Отцов нашей Независимости, невозможно игнорировать заслуги Витоса и других великих польских политиков — но с другой стороны был Петлюра и его солдаты, украинские солдаты, которые также доблестно вставали, сражались, отдали свои жизни в той войне, борясь в том же духе, в котором боролись наши солдаты. Это определенно элемент нашей хорошей общей истории. Я предложил президенту отметить эту память».

Пилсудский и Петлюра в одном вагоне, 1920 год
Пилсудский и Петлюра в одном вагоне, 1920 год

Польша будет праздновать «чудо на Висле» в августе. Соответственно, если Зеленский решится принять предложение своего коллеги, то на ближайшие месяцы ему придется выстроиться в арьергард польской внешней политики со всеми вытекающими последствиями. И дело не только в том, что «победа над большевиками» в 1920 году привела к тому, что по итогам подписанного в 1921 году Рижского мира украинцы лишились нескольких западных областей, которые обратно достались им в сентябре 1939 года. Да и в самой Польше могут оживиться споры, поскольку вовсе не все украинцы были на польской стороне, многие вели себя нейтрально, а другие воевали против Варшавы. Политика исторической памяти является прикладной от современности, сложившихся на сейчас отношений между странами. А они, говоря об Украине и Польше, и сегодня такие же неоднозначные, как это было в начале 1920-х годов. Начиная с 2014 года Варшаве нужно было от Киева то, чтобы он без оговорок являлся антироссийским буфером, отделяющим Польшу от Москвы. К этому добавился и такой побочный эффект, как разрушение украинской экономики и социальной жизни. Это привело к массовой трудовой миграции украинцев в Польшу, что стало сильнейшим допингом для польской экономики.

Какие-либо серьезные проекты на самой Украине при этом поляками не предлагались. Украинская сторона несколько раз говорила о своем желании кооперироваться по ряду направлений в сфере электроэнергетики и газа, но польские коллеги указывали на то, что такие проекты требуют огромных инвестиций, у них денег нет, если Украина вложится сама — тогда и поговорим. При этом не произошло и политической кооперации. Киев разложил яйца по американской и европейской корзинкам. В последней было место Берлину, но не Варшаве. Однако пока на тот момент президент Украины Петр Порошенко раздувал антироссийские настроения, пришедшую к власти в 2015 году польскую партию «Право и Справедливость» (PiS) в целом все устраивало. Она даже позволяла себе действовать на нервы украинским националистам, заявляя, что их страна с Бандерой в Европу не войдет. Ситуация начала меняться с избранием президентом Украины Владимира Зеленского. Он попробовал разморозить диалог с Москвой, что вызвало не только недовольство среди его внутренних оппонентов, но и настороженность Варшавы. Вот и сейчас Дуда выразил радость от того, что «обмен пленными продолжается и граждане Украины, которые были заключены в тюрьму Россией, возвращаются домой к своим семьям». И тут же заявил, что «мы требуем… возвращения к полной территориальной целостности Украины», связывая Киеву таким образом руки.

Между тем Зеленский в настоящее время пытается лавировать, искать альтернативные точки опоры. В феврале он собирается провести переговоры с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, обозначив таким образом южное направление украинской внешней политики. И, судя по всему, в игру на западном направлении вступает еще одна страна, помимо традиционного немецкого партнера. На днях МИД Украины сообщил о подготовке официального визита в Киев президента Франции Эммануэля Макрона. «Ключевые элементы двустороннего диалога в 2020 году» заместитель министра иностранных дел Украины Василий Боднар обсуждал с послом Франции на Украине Этьеном де Понсеном. Дату визита Киев пока не называл. Однако известно, что 3−4 февраля французский президент собирается посетить Варшаву и Краков. В последний раз в Польшу приезжал Франсуа Олланд, это было в 2013 году. Не исключено, что в ходе переговоров с польской стороной Макрон будет говорить не только о двусторонних отношениях и ситуации в Европейском союзе, а добавит к повестке Москву и Киев.

Эммануэль Макрон
Эммануэль Макрон

Предположим также, что свою политику по отношению к польско-украинско-российскому треугольнику Париж обсуждает с Берлином. Как отмечает председатель ежегодной Мюнхенской международной конференции по безопасности Вольфганг Ишингер, президент Макрон поднял вопрос «об определенной стратегической политике в отношении России, что особенно важно для нас. Однако, будучи главой Франции, он должен был рассчитывать, что в ЕС получит ответный огонь. Поляки или прибалтийцы говорят: бессмысленно вести переговоры с Россией, пока Москва нарушает международное право на Украине. К сожалению, мы все еще далеки от консенсуса по отношению к России в ЕС и НАТО. Но Макрон все-таки смело начал дебаты». В свою очередь Варшава рассчитывает удержать Киев в своей орбите, включив его в «антироссийский фронт» вместе с некоторым прибалтийскими столицами. Пойдет ли Зеленский на это или ограничится лишь словесными заверениями в согласии с польским взглядом, покажет время.