Берлинская конференция позволила растопить лед в отношениях между президентом Турции Реджепом Эрдоганом и канцлером Германии Ангелой Меркель. Оба лидера поддержали перемирие в Ливии. Казалось, что после нескольких лет разногласий между двумя лидерами установились особенно теплые отношения в ходе официального визита канцлера в Стамбул на этой неделе, пишет политический обозреватель Бурхан Юксеккас в статье для издания Asia Times.

Турция и Еворсоюз
Турция и Еворсоюз
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Читайте также: Strategist: что мешает США полноценно бороться с КНР?

Укрепляя свою власть на волне антизападных настроений, президент Турции неоднократно критиковал, осуждал и угрожал европейским странам. Эрдоган использовал сирийских беженцев в качестве козыря, поскольку возможный приток беженцев сильно беспокоил Европейский союз. Сейчас Эрдоган увидел возможность, которая может позволить ему решить множество проблем, поскольку Германия стремится усилить свое влияние на международной арене.

Президент Турции, казалось, был готов к партнерству с европейскими странами уже в прошлом году, однако сейчас Эрдоган хочет вывести европейские ценности за рамки сотрудничества, в отличие от первого десятилетия своего правления.

Реджеп Тайип Эрдоган и Ангела Меркель
Реджеп Тайип Эрдоган и Ангела Меркель
Tccb.gov.tr

Из-за отсутствия прозрачности, отсутствия принципа верховенства права, а также из-за того, что турецкие суды не признают решений ЕСПЧ, долгожданное членство Турции в Европейском союзе кажется маловероятным. Но приверженность Турции заключению соглашения о беженцах в 2016 году показала, что сжигание мостов с крупнейшим импортером турецких товаров — это не вариант.

У столкнувшейся с экономическими трудностями Турции практически нет друзей, кроме России. Греция, Израиль и Египет стремятся сдержать Турцию, рассчитывая на изоляцию страны от западных партнеров, ЕС и НАТО.

Президент Эрдоган открыто поддержал правительство Ливии в Триполи, когда гражданская война в стране уже подходила к концу, а войска маршала Халифы Хафтара осадили Триполи. Соглашение, подписанное между Анкарой и Триполи, дало ливийскому правительству национального согласия (ПНС) шанс на выживание, в то время как Турция, в свою очередь, получила поддержку соглашения о морских границах, которое поддерживает ее территориальные претензии в Средиземноморье.

На конференции в Берлине Германия попыталась достигнуть перемирия между враждующими ливийскими группировками после многих лет своей дипломатической неэффективности. В преддверии конференции президент Турции опубликовал статью в издании Politico, заявив, что «ЕС должен показать миру, что он является действующим лицом на международной арене». Турция и Германия заняли одинаковую позицию по вопросу о немедленном прекращении огня в Ливии, впервые за пять лет. После конференции канцлер Германии посетила Стамбул и поддержала усилия правительства Турции по приему сирийских беженцев (а также противодействию нелегальной миграции беженцев в ЕС). Меркель пообещала выделить больше средств для беженцев, а также оказать поддержку проектам по переселению людей, покидающих сирийский Идлиб. Внимание Германии к Идлибу может стать спасательным кругом для президента Турции, который, похоже, не имеет стратегии выхода в отношении сирийского Идлиба и джихадистов, которые его контролируют.

Война в Ливии
Война в Ливии

Читайте также: Foreign Policy: как предотвратить взрыв демографической бомбы в ЕС?

Турция уже предприняла попытки, чтобы сблизиться с Германией, предоставив благоприятные условия для создания завода Volkswagen, включая гарантированные объемы продаж. О готовности Эрдогана поддержать данный проект говорили все основные турецкие СМИ, контролируемые высшими правительственными чиновниками. Было ясно, что Турция, в которой стоимость национальной валюты значительно упала в последние годы, станет идеальным местом для подобных производственных предприятий. Но немецкий автомобильный гигант отказался от реализации данного проекта после вторжения Турции в северную Сирию в октябре 2019 года.

Стоит отметить, что в ходе своих выступлений канцлер Германии не стала сосредотачивать внимание на курдской проблеме или гражданских свободах и принципе верховенства права.

Готовность Турции снова начать работать вместе с европейскими державами очевидна. Но также ясно, что европейские ценности, свобода слова и верховенство права останутся за рамками нового партнерства.