Счётная палата (СП) опубликовала на своем портале промежуточные результаты анализа реализации нацпроектов по состоянию на ноябрь 2019 года. Безусловно, как обычно, документ СП пестрит замечаниями, но тем не менее ведомство не делает выводов о бессмысленности поддержки малого и среднего предпринимательства (МСП), о чем почему-то заявили отдельные СМИ.

Брусчатка власти
Брусчатка власти
Модест Колеров © ИА REGNUM

Один из отчетов СП касается итогов реализации нацпроекта по поддержке МСП, в котором эксперты СП указывают на несовершенство методик статистики, «что затрудняет определение адекватных целевых индикаторов, четко привязанных к деятельности получателей субсидий, и проведение мониторинга их достижения, а также препятствует попыткам построения математических моделей для оценки возможного влияния на сферу МСП отдельных мероприятий».

Однако, по мнению экспертов СП, статистические проблемы связаны не только с Росстатом, но и с ФНС России, так как имеется разная методика сбора данных, методология расчета отдельных показателей (число занятых, доля МСП в ВВП), а также отсутствуют качественные индикаторы для развития сферы МСП в целом: рост числа фирм может отражать результат их дробления, подсчет занятых не учитывает теневую занятость и т.п.

Более того, в документе указывается, что Минэкономразвития России не выполнило поручение президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам о включении в состав национального проекта МСП методики оценки влияния реализации мероприятий федеральных проектов на численность занятых в МСП и вклад сектора МСП в ВВП. А потому при оценке достижения показателя «Численность занятых в сфере МСП, включая индивидуальных предпринимателей», Счетная палата опиралась на данные Единого реестра субъектов МСП, сведения которого общедоступны и размещены на официальном сайте ФНС России. Картина оказалась неприглядной.

По состоянию на 10 июля 2019 года численность занятых в сфере МСП составила 19 092,1 тыс. человек, что на 125,4 тыс. человек меньше базового значения целевого показателя национального проекта МСП (19,2 млн человек на июль 2018 года), при этом с января 2019 года численность занятых в сфере МСП уменьшилась на 107,3 тыс. человек. На 10 августа 2019 года значение показателя относительно базового значения и вовсе упало на 2,34% (449,9 тыс. человек) до 18 767,6 тыс. человек.

Тут бы впору вспомнить «спор» экономистов, на заявления которых о негативных тенденциях снижения числа предприятий министр финансов Антон Силуанов не просто говорил, а утверждал, что малых предприятий меньше не становится, просто они настолько успешно развивались, что превратились в крупные, но тогда Силуанов отвечал за экономическое развитие, поэтому сегодня вспоминать его слова уже неактуально. Хотя, безусловно, по-прежнему хочется получить ответ на множество вопросов, в том числе понять: «что помешало успешно развиваться дальше малым предприятиям» или «если так успешно развивался малый бизнес, превратившись в крупный, где потерялись тогда больше 0,5 млн человек, прежде занятых в сфере МСП».

Здание Счетной палаты
Здание Счетной палаты
Audit.gov.ru

Между тем, обратите внимание, что и отчет СП может быть не вполне корректным. Причем именно по тем же причинам, на которые ссылается само ведомство — нехватка данных. Согласитесь, если экспертам не хватает данных для более точной оценки состояния дел, то зачем прибегать к однобоким оценкам. Кроме того, приводить промежуточные итоги, тем более сводить их для оценки всего сектора, взяв статистику отдельных компаний, находящихся на разных этапах развития своих проектов на деньги нацпректов, тоже некорректно. Ну как предприятие, только взявшее кредит и только лишь приступившее к реализации проекта, через полгода и даже 9 месяцев может показать результат своей деятельности? В чем должен выражаться этот результат, если, допустим, предприниматель только приступил к наладке оборудования и не запустил еще его в дело? Может, стоит отказаться от промежуточного мониторинга проектов?

Тем не менее, конечно, Счетная Палата решает важные задачи, не давая спуска чиновникам и разбирая проблемы, которые мешают развитию той или иной сферы.

Так, в своем отчете, эксперты СП указывают на так сказать превалирование именно банковских инструментов при финансовом обеспечении реализации нацпроекта МСП. Около 50% средств федерального бюджета, предусмотренных на реализацию национального проекта в 2019 году, направлены на расширение доступа субъектов МСП к финансовым ресурсам, из которых 36,1% предусмотрены на создание и (или) развитие в регионах микрофинансовых организаций (МФО). Это очень важное замечание! То есть огромные деньги идут не столько в развитие малого бизнеса, сколько опять же на финансовый рынок.

Счетная палата указывает, что «в целях разработки концепции развития МФО в регионах Минэкономразвития России 27 августа 2019 года был заключен госконтракт о выполнении исследовательской работы по теме: «Диагностика системы созданных государственных микрофинансовых организаций и разработка концепции дальнейшего развития системы поддержки малого и среднего предпринимательства через микрофинансовые организации». Получается, что опять деньги нацпроекта идут на какое-то сомнительное исследование, что при этом по итогу позволит министерству отчитаться об освоении средств.

Кроме того, из средств, направленных в 2019 году на расширение доступа субъектов МСП к финансовым ресурсам, 6,9 млрд рублей (25,7%) предусмотрены на государственную поддержку российских кредитных организаций в целях возмещения недополученных ими доходов по кредитам субъектам МСП, выданным в 2017, 2018 и 2019 годах. Здесь и вовсе возникает большой вопрос, не так ли? Почему деньгами нового так сказать нацпроекта компенсируются выданные в 2017 и 2018 годах кредиты?

Бухгалтер
Бухгалтер
Цитата из к/ф «Золотой телёнок». Реж. Михаил Швейцер. 1968. СССР

Между тем по состоянию на 1 ноября 2019 года по программе субсидирования уполномоченных банков субъектами МСП получено лишь 13% от суммы, установленной паспортом федеральной программы по финансовой поддержке МСП на 2019 год. Таким образом, СП говорит о том, что программа субсидирования не обеспечивает в полной мере решение задачи по увеличению объема льготного кредитования субъектов МСП, отмечая, что в условиях замедления экономического роста субъекты МСП не обращаются за кредитами вовсе.

Однако, в свою очередь, заметим, что не способствует росту доходов и развития экономики страны именно банковская политика. А когда банковская политика не способствует развитию экономики, когда ставки малому бизнесу кажутся высокими даже при их субсидировании с учетом общего падения доходов и роста налогообложения, бизнес будет загибаться либо вынужденно идти на внешний рынок. И ЦБ, похоже, именно к этому и стремится — выталкивает малый бизнес на внешний рынок финансов. Не секрет, что есть и специальная программа в рамках нацпроекта по выпуску облигаций малыми предприятиями. Но опять же данный инструмент не подходит начинающим предпринимателям. А успешных предпринимателей может привести под колпак внешних инвесторов и потере контроля над собственным бизнесом. Думается, тех, кто готов пахать день и ночь на свой бизнес, а потом сдать его в силу вдруг появившихся проблем банкам или инвесторам, немного. Возможно, в этом факторе кроется одна из главных проблем нежелания предпринимателей брать кредиты, даже субсидированные. И здесь, вероятно, нужно переходить от банковских инструментов к адресной поддержке предпринимателей, хотя, конечно, без четких и прозрачных правил и этот механизм может привести к негативным последствиям — коррупции и кумовству.

Кроме того, Счетная палата указывает, что есть проблемы и в управлении нацпроектом, выражаемые в неправильно расставленных акцентах по зонам ответственности. Своими словами скажу: банки выдают деньги, но при этом они не отвечают за достижение целевых показателей нацпроектов, а те, кто в ответе — например, главы регионов — в свою очередь не влияют на процессы выделения финансовых средств банками и не владеют информацией о деятельности получателей ресурсов.

Министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства Владимир Якушев и председатель Центрального банка Эльвира Набиуллина перед началом совещания с членами Правительства. 4 июня 2019 года, Москва
Министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства Владимир Якушев и председатель Центрального банка Эльвира Набиуллина перед началом совещания с членами Правительства. 4 июня 2019 года, Москва
Kremlin.ru

Помнится, еще в июне мэр Москвы Сергей Собянин, когда шли активные обсуждения по переходу строительной отрасли на механизм проектного финансирования, поднимал вопрос о необходимости разработки механизма передачи информации ЦБ госорганам. Тогда глава ЦБ Эльвира Набиуллина напоминала, что существует банковская тайна, будет требоваться согласие заемщика. Именно отсутствие данной информации не позволяет госорганам, ведомствам, реализующим нацпроекты, вычислять отдачу от господдержки, оказываемой в рамках нацпроектов. Тогда, в июне, президент РФ Владимир Путин заявил в ходе совещания, где состоялся диалог с главой ЦБ, о необходимости сформулировать понятные и прозрачные правила взаимодействия банков с государством в рамках механизма долевого строительства с применением эскроу-счетов. Но, вероятно, нужно расширять подобный механизм, если ЦБ, конечно, исполнил просьбу президента. Иначе крайне странная складывается ситуация: государство реализует свои программы, компенсируя банкам как бы их потери от снижения ставок для создания льготных механизмов финансирования, проще говоря, кормит банки, но при этом банки не отвечают ни за развитие экономики через реализацию конкретных проектов, ни дают информации, позволяющей оценивать результаты этой поддержки.

Пора бы мух отделить от котлет и, возможно, тогда нацпроекты будут успешней реализовываться. Господдержку нужно осуществлять напрямую для бизнеса. Хочет бизнес взять кредит — пусть берет. Хочет банк привлечь клиента — пусть создает привлекательные условия. А пока государство субсидирует, по сути, банки и само же приводит им клиентов, процветать будут только финансовые организации, но никак не бизнес.