По неведомой мне причине профсоюзники и жилеты не пошли вместе, но образовали две различные манифестации.

Жёлтый жилет
Жёлтый жилет

Профсоюзы прошли в пятницу, а жилеты — в субботу, 25 января.

Я предполагаю, что руководители хотят сохранить изначальную идентичность своих движений. Думаю, что инициатива разделения исходила от аппаратчиков профсоюзов.

Как бы там ни было, докладываю: профсоюзы пошли 24 января в 11 часов с Place de la Republique по бульварам St. Martin и затем Sebastopol на place du Chatelet и затем всё по набережной до площади Concorde.

Порядок шествия профсоюзов: FSU — CFE/CGC — FO — UNL — UNEF — Solidaires — CGT

Если Yvan или кто другой из французов пришлёт рапорт о шествии профсоюзов я его помещу, если нет, придётся обойтись рапортом по манифестации жилетов.

В субботу 25 января жилеты.

В 11 часов рандеву у метро Faidherbe — Chaligny. Начало шествия в 13 часов.

Маршрут 8,4 км. Faidherde — Chaligny — Jaures — Villiers.

Вот появились данные о манифестации профсоюзов в пятницу 24 января. (Напоминаю, они требуют ПОЛНОЙ отмены пенсионной реформы, правительство же объявило о том что откладывает реформу до 2027 года.)

Жёлтые жилеты
Жёлтые жилеты

Согласно сайту традиционно католической газеты LА CROIX:

По данным полиции и префектур, более 249 000 манифестантов демонстрировали 24 января в 60 городах Франции.

Из них:

В Париже 31 000 (Источник «Оccurance» называет 39 000).

В Лионе — 9 000.

В Бордо и столько же в Гавре — 7 500.

В Нанте — 5 200.

В Тулузе — 5000.

Согласно же источникам профсоюзов (СGT):

В Париже вышли 400 000 человек.

В Марселе — 180 000.

В Тулузе — 95 000.

В Гавре — 65 000.

В Бордо — 40 000.

Всего же по всей Франции выходили 1,3 миллиона протестующих.

Французская полиция
Французская полиция

Рапорт Yvan (a):

«Акт LXIII осуществился сегодня между площадями Mirelle Havet и Prosper Gouhaux (метро Villiers).
Кто такая Mireiile Havet? ПрОклятая поэтесса между двумя войнами. Апполинер опубликовал её в «Парижских вечерах». Жан Кокто демонстрировал своё восхищение ею, А Колетт написала предисловие к её первому сборнику стихотворений. Она умерла в 33 года, оставленная всеми, заболевшая туберкулёзом и страдавшая от наркотиков.
А Prosper Gouhaux — переводчик, драматург и педагог, который создал современную систему французского образования.
Около 2 000 манифестантов, но профсоюзники, учителя, студенты, присутствовавшие в прошлую субботу, с жилетами не пришли или, если пришли, то немногие. Вероятно, их оттолкнуло насилие и многие стычки с полицией (совет французам — не проводить свои манифестации подряд, те, кто был в пятницу, вряд ли придёт и в субботу, на следующий день, ЭЛ).
Тем не менее атмосфера вполне мирная в это утро. И погода хороша не по сезону.
Сегодня, таким образом, и силы порядка выглядели спокойными. Полиции на мотоциклах, «вольтижеров», завязывающих драки, не было видно, и они так и не появились. Когда шествие, окружённое полицией и жандармами в пилотках, тронулось, то некоторые из полицейских иронизировали, увидев своих коллег, следовавших за кортежем рядами: «Глядите, шествие CRS!». Имеющие опыт, они чувствовали, что атмосфера не напряжённая. Ничего общего с предыдущими субботами.
С их стороны, манифестанты решительны, но миролюбивы тоже. На их стороне лозунги, враждебные полиции, от антифа долго не продолжались. CRS окаймляют протестующих, шагая по шоссе. Несмотря на сближение, стычки не происходят. Временами одни и другие вежливо пропускают противника «После вас! Мерси!»
Невероятно, если вспомнить предыдущие Акты. Сегодня мы — сладкая Франция! Вероятно, это влияние Франсуа, Христа жилетов, с его крестом, весом в тридцать килограммов, это он помог принести мир в души.
Из их окон парижане (молодые и старые женщины, несколько африканских семей и прочие) приветствуют шествие, машут жилетами или одеждой жёлтого цвета, что вызывает радостные крики в шествии.
На авеню Claude Villefaux всё спокойно, когда еврейская семья, узнаваемая по «кипам» на головах мужчин, изругивает толпу с балкона второго этажа. Это потому, что они увидели в шествии палестинский флаг. Один из них бросает апельсин, потом пластиковую бутылку с водой.
Манифестанты останавливаются на несколько минут перед этим зданием, чтобы освистать семью и отправить им обратно брошенное. CRS надевают каски, но не двигаются. Один из полицейских поднялся на этаж, чтобы попросить сионистскую семью успокоиться и вести себя более дискретно.
Это действительно мирный день, потому что ни один камень, ни одна петарда не летят в сторону квартиры возмутителей спокойствия. Некоторые пропалестинцы среди жилетов всё же кричат «У нас есть адрес, мы вернёмся!»
Кортеж продолжает свой путь и прибывает к Gare du Nord (к Северному Вокзалу). CRS размещаются таким образом, чтобы избежать «диких манифестаций», и по факту они не происходят. У Gare du Nord к кортежу присоединяется Тьерри М. (которого вы знаете по первым репортажам с манифестаций жёлтых жилетов, ЭЛ)
Тронувшись в 13 часов, кортеж приходит к конечному пункту в 17 часов. Остаётся ещё час, чтобы побеседовать спокойно на площади. Толпа, впрочем, редеет постепенно. Станция метро закрыта, чтобы избежать диких манифестаций в сторону Елисейских Полей или к вокзалам — Северному и Восточному — с другой стороны.
Таким образом, очень спокойный Акт!
Однако, несмотря на мобилизацию, заметно меньшую, чем манифестация профсоюзов вчера, эта сегодня и та, что вчера, не принесут отстранения Макрона от власти. Он ещё силён.
Не исключено, впрочем, что вся эта гиперцентрализованная система завтра не обрушится как карточный домик. Подождём и увидим.
Между тем в Тулузе многие тысячи манифестантов вышли сегодня протестовать. Были стычки и слезоточивый газ в центре города.»

Yvan указал нам на Тулузу.

Вот что имеем по Тулузе. Там состоялась манифестация против пенсионной реформы. Общая: и профсоюзники, и жилеты. Согласно полиции, манифестация собрала 5 000 человек. СGT же оценивает силы манифестантов куда выше.

«Французский рабочий класс ждёт только одного — отзыва законопроекта», — это сказал Седрик Каубер, генеральный секретарь одного из профсоюзов.

Лозунги в Тулузе:

«Пенсия кому? Она нам!»

«Мы решительнее, чем когда-либо!»

Шествие продолжалось три часа. Манифестанты оккупировали весь центр города.

Подытоживая, тот же Седрик Каубер сказал:

«Мы показали тем, кто говорит, что движение ослабло, что это не так. Пусть все те, кто ещё не бастует, присоединяются к нам».

Данных по другим городам за 25 января пока не имею.